На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Осевая часть Корякского хребта

 

Исследования охватывают центральную часть Корякского хребта, оформляющего основной водораздел севера Корякского нагорья. Корякский хребет представляет собой комплекс более мелких хребтов (Непроходимый, Бараний, Черный, Дикий, Тыныльвэнагты и др.), разделяющих бассейны рек северного макросклона с бассейнами рек южного макросклона.

Конкретно исследовались мелкие хребты Непроходимый и Корякский, протянувшиеся на 10 км в истоках р. Ныгчеквеем, мелкие леднички под горами Цирк (1407 м), Лира и Ледник (1498 м), отроги горы Белая (1179 м) и Малахитовая (1363 м), районы озер Одинокое (592 м) и Мертвое (593 м). Район характеризуется сильно альпинотипным рельефом с типичными ледниковыми ландшафтами, большим развитием нивальных тундр и луговин альпийского облика. В центральной части района, приподнятой на высоту от 500 м над ур. моря и выше, кедровый стланик практически выпадает; он может быть встречен только в окраинных частях района в виде фрагментов редких зарослей в нижних частях некоторых сухих склонов, преимущественно восточных экспозиций. В нижнем поясе гор от 300 до 500 м по долинам рек II и III порядков встречаются ольховники из Alnus fruticosa, здесь на шлейфах также развиты низкие ивнячки из Salix kryloviiи болота. В районе отработано 55 геоботанических описаний (рис. 59).

 

Рис. 59. Схема геоботанических описаний района осевой части Корякского хребта

Список геоботанических описаний района осевой части Корякского хребта:

1. Разнотравно-кустарничковая мохово-лишайниковая тундра на флювиогляциальной террасе. 2. Бугорковатая мохово-лишайниковая кустарничковая тундра в сочетании с кочкарной ерниковой тундрой на флювиогляциальной террасе. 3. Нивальная разнотравно-дриадовая тундра в комплексе с луговинками по ложбинам стока в нижней части склона. 4. Лишайниковая кассипейно-разнотравная тундра с каменистыми россыпями на склоне западной экспозиции. 5. Пятнистая каменистая лишайниковая кустарничковая тундра на выходе из кара. 6. Нивальная пятнистая разнотравная тундра с луговинками на стенке кара южной экспозиции. 7. Комплекс разнотравных луговин по каменистому пляжу карового озера. 8. Пятнистая разнотравная тундра на осыпях и скалах, останцах на стенке кара северо-восточной экспозиции. 9. Комплекс кедровостланиковых зарослей, разнотравных луговин и открытых группировок на скалах по борту каньона.
10. Бугорковатая мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с кустиками ивок на шлейфе склона. 11. Комплекс разнотравных лужаек и ивняков по дну и стенкам эрозионной ложбины на шлейфе склона. 12. Эвтрофная разнотравно-кустарничковая тундра на шлейфе под уступом склона. 13. Разнотравный куртинный ольховый лес с редкотравными лугами на каменистом конусе выноса на шлейфе склона. 14. Дриадово-кустарничковая тундра с куртинными группировками и зарослями можжевельника на осыпях и гребнях в нижней части крутого склона восточной экспозиции. 15. Нивальная разнотравно-кустарничковая тундра с группировками куртинной растительности на гребнях и осыпях в верхней части склона восточной экспозиции. 16. Пятнистая кустарничково-разнотравная тундра с куртинами кедрового стланика и ольхи по гребням скал в верхней части склона. 17. Комплекс фрагментов ольховых лесов и разнотравных тундр в средней части склона восточной экспозиции. 18. Разнотравный ольховый лес на крутом склоне восточной экспозиции. 19. Комплекс зарослей кедрового стланика и кустарничково-лишайниковой тундры с ивнячками на гребне нижней части склона. 20. Комплекс разнотравно-дриадовой тундры и ивнячков из Salix pulchra в истоках ручейка на шлейфе склона. 21. Комплекс ивнячков из Salix pulchra и осоково-разнотравно-мохового болота на шлейфе склона. 22. Разнотравно-хвощево-моховое болото с отдельными кустами Salix pulchra в средней части шлейфа. 23. Разнотравный заболоченный луг в нижней части шлейфа. 24. Разнотравная тундра с луговинками и щебнисто-галечными пятнами на надпойменной террасе ручья. 25. Разнотравные ивняки из Salix lanata с луговинками в пойме горного ручейка. 26. Бугорковатая дриадово-разнотравная в комплексе с нивальной кассиоповой тундра в верхней части склона северной экспозиции. 27. Лишайниковая дриадовая тундра на буграх боковых морен в 5 ки ниже конца языка ледника. 28. Комплекс разнотравных луговин и нивальной мохово-разнотравной тундры вдоль русла горного ручья. 29. Куртинная разнотравная тундра на крупнообломочных россыпях с буграми и воронками - каменных глетчерах боковых морен. 30. Эпилитно-лишайниковая каменистая пустыня с куртинной растительностью на каменных глетчерах в местах схода лавин. 31. Пятнистая мохово-лишайниковая кустарничковая тундра на пологих частях боковых морен вокруг конечного языка ледника. 32. Комплекс разнотравных тундр, альпийских луговин и куртинных группировок на стенке кара южной экспозиции над ледником. 33. Комплекс пятнистых и куртинных разнотравных тундр на стенке кара в привершинных частях склонов над ледником. 34. Комплекс нивальных луговин и разнотравно-дриадовой моховой тундры на ледниковой террасе 1 км ниже конца языка каменного глетчера. 35. Пятнистая мохово-лишайниковая кустарничково-разнотравная тундра на плоской террасе донной морены с отдельными каменными обломками. 36. Пятнистая нивальная кустарничковая тундра с голыми щебнистыми языками в приледниковой зоне по берегу ручья, вытекающего из-под ледяного языка. 37. Комплекс разнотравных ивняков и ольхового леса в пойме ручья. 38. Куртинные группировки трав и ив с островками кустарничково-разнотравной тундры на остатках высокой террасы на обширном плоском галечнике в месте слияния двух ручьев. 39. Комплекс разнотравного ольхового леса с луговинами и ивнячками на шлейфе склона западной экспозиции. 40. Пятнистая разнотравная тундра с отдельными кустами ольхи на каменистом конусе выноса горного ручья под лавинным лотком. 41. Разнотравный ольховый лес на крутом склоне западной экспозиции с выходами скал. 42. Нивальная разнотравная тундра с лужайками и ивнячками по горному ручейку в лавинном лотке на очень крутом склоне. 43. Кустарничково-разнотравная тундра с открытыми группировками растений на гребнях скал по склону западной экспозиции. 44. Комплекс куртинной и пятнистой дриадово-разнотравной тундры на террасках скалистых гребней на склоне. 45. Нивальная дриадово-разнотравная тундра в верхней части лощины в привершинной части склона западной экспозиции. 46. Разнотравная тундра на крутых верхних частях горных склонов приюжных экспозиций. 47. Ивнячки из Salix krylovii с разнотравными луговинами на шлейфе склона западной экспозиции в месте аккумуляции снежных лавин. 48. Нивальная разнотравная тундра с фрагментами разнотравных лугов на полянах в нижней части склона приюжной экспозиции. 49. Лишайниковая куртинная кустарничковая тундра по вершинному гребню хребта. 50. Разнотравно-дриадовая тундра в верхней части скального гребня южной экспозиции. 51. Куртинная каменистая разнотравная тундра с отдельными кустами Salix alaxensis на конусе выноса горного ручья. 52. Лишайниковая кустарничковая тундра на верхних обдуваемых частях бараньих лбов на плече троговой долины. 53. Лишайниковая кустарничковая тундра на бараньих лбах по карлингу - перешейку между двумя каровыми озерами. 54. Нивальные приснежные луговины в месте впадения ручейка в водораздельное озеро. 55. Комплекс дриадово-разнотравной тундры и нивальных луговин в котловине старого карового озера.

Графовая модель флористической структуры растительного покрова района (рис. 60) обнаруживает все основные черты подобных структур районов Арктической геоботанической области: высокий уровень континуальности, явное преобладание классов подгрупп ЛР и КО. Остальные классы гораздо мельче по объему и по большей своей части флористически с ними связаны. Совершенно фрагментарно развиты комбинации подгрупп классов ВВ, КК и ББ. Специфика растительного покрова района - появление новых классов ВЛ, ВП, ВЭ и ЛН, в других районах региона не отмеченных. Все они связаны с приледниковыми и каровыми формами рельефа: класс ВЛ - с обвально-осыпными склонами и стенками приледниковых каров, ВП - с каменными глетчерами боковых морен, ВЭ - эвтрофными участками под уступами склонов, гребней и скал, ЛН - приснежными луговинами в местах таяния ледников. Скалистый порог кара в висячих и наиболее высоких карах обработан ледником, ниже его наблюдается водопад с участками приснежных луговин на субгоризонтальных участках. В низких карах этот порог перекрыт моренным валом, на котором наблюдаются куртинные и пятнистые варианты тундр класса ЛР. Порог и морена, ограничивающие каровую котловину, представляют собой плотину, перед которой расположено либо озеро, либо язык каменного глетчера с приснежными луговинами под прифронтальной частью глетчера. В первом случае по берегу и бортам карового озера развиваются комбинации класса ВЛ, во втором - комбинации класса ВП с фрагментами комбинаций класса ЛН.

Рис. 60. Графовая модель ландшафтной эколого-флористической структуры растительного покрова района осевой части Корякского хребта.

 

Классы мезокомбинаций: ЛР - разнотравных, разнотравно-кустарничковых, разнотравно-дриадовых, пятнистых и куртинных разнотравных тундр; ВВ - мохово-лишайниковых пятнистых и куртинных кустарничковых тундр yа плоских участках вершинных поверхностей гор; ВС - куртинных разнотравных и фрагментов пятнистых дриадовых тундр на вершинах скалистых гребней; ВЛ - пятнистых разнотравных и кустарничково-разнотравных тундр обвально-осыпных склонов и стенок приледниковых каров; ВП - куртинных группировок растительности крупноглыбовых россыпей каменных глетчеров и боковых морен, КК - кедровостланиковых лесов и мохово-лишайниковых кустарничковых тундр; ВЭ - эвтрофных разнотравно-дриадовых, разнотравно-кустарничковых тундр на прогреваемых участках и в местах минерального подтока под скалами, в перегибах склонов; КО - ольховых лесов, лугов, ивнячков и кустарничковых тундр в русловых частях водотоков, на конусах выноса, в ложбинах стока на шлейфах склонов; ЛН - приснежных луговин и нивальных разнотравных тундр вдоль ручьев в верхнем поясе гор; ББ - эвтрофных разнотравно-моховых болот, луговых и тундровых сфагновых болот и ивнячков из Salix pulchra в нижних частях шлейфов склонов в местах с интенсивным выходом грунтовых вод

Самый большой класс разнотравных, разнотравно-кустарничковых, разнотравно-дриадовых, пятнистых и куртинных разнотравных тундр (ЛР) на графе слегка вытянут по оси трофности сверху вниз. В нем различаются два тесно связанных друг с другом скопления. Верхнее скопление (27,29,52,53) представляет эпилитно-лишайниковые и куртинные разнотравные тундры осыпей, боковых и стадиальных морен, отполированных ледником карлингов и каровых порогов. Для них характерны фрагменты лишайниковых кустарничковых тундр с Vaccinium vulcanorum, Salix phlebophylla, Artemisia furcata, Festuca brachyphylla, Novosieversia glacialis. Особенность осыпей - редкость папортниковидных и плауновидных (Dryopteris fragrans, Woodsia glabella, Cystopteris montana, Selaginella sibirica), столь обычных на аналогичных поверхностях в других районах. Здесь же для щебнистых и каменистых осыпей наиболее характерны петрофитные и хасмофитные группировки из Saxifraga firma, Mertensia pubescens, Ermania parryoides, Stellaria fischeriana, Cardamine bellidifolia, Chamerion latifolium, Campanula lasiocarpa, Dicentra peregrina , иногда Thlaspi kamtschaticum, Tephroseris jacutica, Podistera macounii, Petasites glacialis. Наиболее суровая обстановка наблюдается на так называемых “бараньих лбах”, на которых преобладают куртинные тундры с Potentilla uniflora subsp. subvahliana, P. elegans. Нижнее скопление (4,5,26,31,35,36,46) составили различные варианты мохово-лишайниковых разнотравных и пятнистых разнотравных тундр склонов. Особенностью их является обилие видов нивального комплекса ( Saxifraga merckii, S. porsildiana, Rhodiola rosea, Oxyria digyna, Taraxacum zhukovae, Ranunculus sulphureus, Artemisia arctica, Lloydia serotina, Diphasiastrum alpinum и др.) не только в ложбинах и под снежниками, а практически на всех склоновых поверхностях.

Широкое развитие получает дифференцирующий вид южного максросклона - Acomastylis rossii. В правой на графе части класса скопления соединены цепью комбинаций (1,2,10) бугорковатых мохово-лишайниковых разнотравно-кустарничковых и кустарничковых тундр наиболее олиготрофного характера, характерных для плоской донной морены, прорезаемой руслами ручьев. Эта донная морена в месте слияния руч. Восточный и Находка изображена в центре рис. 61(5). В этих комбинациях преобладают Betula exilis, Vaccinium uliginosum, Rhodococcum vitis-idaea, Pedicularis labradorica и другие гипоаркты.

 

 

Рис. 61. Ландшафтный рисунок района осевой части Корякского хребта (вид на гору Лира, слияние руч. Восточный и Находка). Мезокомбинации: 1- куртинных тундр и открытых группировок растительности на склонах обвально-осыпного сноса; 2 - куртинных и пятнистых разнотравных нивальных тундр; 3 - фрагментов ольховых лесов, луговин, открытых группировок растительности скал на крутых склонах трога; 4 - мохово-лишайниковых разнотравно-кустарничковых, кустарничковых тундр и эвтрофных травяных болот на шлейфах склонов; 5 - мохово-лишайниковых кустарничковых и пятнистых разнотравных щебнистых тундр на поверхности донной морены

Для комбинаций класса ЛР характерен набор из 20-30 видов, наиболее обильными из которых являются кустарнички, типичные для комбинаций ЛР-подгруппы, а из разнотравья - Oxytropis nigrescens, Anemone sibirica, Silene acaulis, Parrya nudicaulis, Thalictrum alpinum, Eritrichium villosum, Bistorta elliptica, Pedicularis capitata . Своеобразие тундр этого класса - всегда высоко обильная кустарничковая простратная ива Salix chamissonis и встречающаяся практически во всех комбинациях Carex koraginensis . Из других осок наиболее часто встречаются Carex scirpoidea, C. melanocarpa, C. misandra, C. atrofusca; такие же виды, как C. rupestris, C. algida, C. fuscidula, C. glacialis , довольно редки. Появляется целый набор видов, свойственных южному макросклону Корякского нагорья: Draba nivalis, D. lactea, Taraxacum zhukovae, Pachypleurum alpinum, Antennaria monocephala, Tephroseris lenensis.

Пятнистые разнотравные и кустарничково-разнотравные тундры стенок каров выделяются в самостоятельный класс ВЛ. Дифференцирующие виды класса - обычный Oxytropis revoluta и довольно редкая Sibbaldia procumbens , никогда не достигающая того обилия, что на южном макросклоне. Доминанты этих тундр - Salix polaris и Mertensia pubescens. В растительном покрове характерно появление Potentilla hyparctica, Saxifraga nivalis, Ranunculus pygmaeus, Erigeron eriocephalum, E. silenifolius, Poa paucispicula. Любопытно, что в этих тундрах виды рода Minuartia не достигают того обилия, что обычно наблюдается в горных тундрах других районов. Лишь в самых высокогорных участках можно встретить M. minutiflora, M. macrocarpa, M. biflora (последний вид - также дифференцирующий для класса ВЛ). Ледниковый кар имеет форму кресла, открытого в одну сторону, с крутыми тыльными стенками, котловиной и сглаженным порогом. Днище котловины обычно изменено деятельностью ледника: здесь наблюдается углубление, заваленное обломочным материалом или занятое водой. На берегу ледникового озера (7) наблюдаются пятнистые разнотравные с фрагментами луговинных тундры, для которых характерно высокое обилие Eritrichium villosum и Ranunculus sulphureus. На валах обломочного материала могут формироваться комбинации либо нивальных разнотравных тундр, либо эпилитные пустыни глетчерного типа. Наиболее интересны скальные стенки кара, где на c амых прогреваемых склонах (32, 33) можно встретить Arnica frigida, Pedicularis amoena, Oxytropis leucantha, Erigeron humilis, Crepis chrysantha, Coeloglossum viride , не редки Botrychium lunaria и B. boreale. Обычна Festuca altaica. Кроме того, для щебнистых осыпей в пределах комбинаций класса ВЛ характерны Potentilla nivea и P. uniflora . Для останцов и скал на стенках и гребнях каров характерны кустики Pentaphylloides fruticosa и отдельные латки Dryas grandis.

К классу ЛР подсоединяются три мелких класса, представленных всего одной комбинацией. Прежде всего, это класс ВВ (49) сухих мохово-лишайниковых пятнистых и куртинных кустарничковых тундр, которые встречаются только на плоских участках вершинных поверхностей (благодаря развитию ледников и каров, таких поверхностей немного, и распространены они в основном по окраинам района) и их бровках. Пятнистые тундры - обычно полидоминантные сообщества с доминированием Vaccinium vulcanorum, Loiseleuria procumbens, Diapensia obovata, Cassiope tetragona, участием гипоарктических кустарничков и даже кустиков кедрового стланика. Удивительно, но здесь абсолютно отсутствует дриада. Среди разнотравья можно назвать характерные для класса ВВ Parrya nudicaulis, Novosieversia glacialis, Anemone sibirica, Tofieldia coccinea, Oxytropis nigrescens. Куртинные тундры распространены в основном на бровках, верхних частях склонов, где приурочены к щебнистым осыпям, а также на щебнистом элювии вершин, откуда снег сдувается полностью - в местах развития структурных грунтов (каменных сетей и многоугольников). В них больше всего принимают участие Papaver microcarpum, Dicentra peregrina, Tephroseris jacutica, Lloydia serotina, Ermania parryoides, Pedicularis lanata.

Другой мелкий класс ВС (44) комбинаций куртинных разнотравных и фрагментов пятнистых дриадовых тундр связан с самыми вершинами скалистых гребней гор (причем, фрагменты пятнистых тундр распространены на террасках гребней размером от 1 до 5 м). Доминанты пятнистых тундр - Dryas punctata, Festuca altaica, Carex melanocarpa , значительно развитие Dryas grandis - восточно-сибирского монтанного вида, который в Корякском нагорье в основном находился в районе горы Ледяной (Харкевич, Буч, 1979) . Флористически это довольно богатые участки (около 40 видов в комбинации), причем велико участие кустарничков - в том числе кустарничковых ив (Salix arctica, S. saxatilis). В разнотравье представлены как петро- и хасмофиты (Woodsia glabella, Saxifraga firma, Potentilla nivea, Artemisia glomerata, Draba kamtschatica, Stellaria fischeriana, Dicentra peregrina), так и хионофиты (Ranunculus pygmaeus, Carex podocarpa, Saxifraga merckii, S. nivalis, S. foliolosa, Artemisia arctica). Дифференцирующие виды - Draba ussuriensis и Crepis nana.

Типичный для Анадырско-Корякской провинции класс КК в районе осевой части хребта представлен всего одной комбинацией, которая встречается на щебнистых гребнях в нижних частях склонов на окраине района (19). Это типичный комплекс кедровостланикового леса с мохово-лишайниковой кустарничковой тундрой с обычным набором гипоарктических видов.

Единственным изолятом на графе оказалась комбинация класса ВП (30) - куртинных группировок растительности крупноглыбовых россыпей каменного глетчера. Фактически, это эпилитно-лишайниковая пустыня с редкими особями Mertensia pubescens, Tephroseris jacutica, Novosieversia glacialis, Silene acaulis, Saxifraga serpyllifolia, S. nelsoniana, S. firma. Из злаков здесь могут встретиться только Poa malacantha и Festuca brachyphylla, из кустарничков - отдельные латки Diapensia obovata и Rhododendron aureum . Покрытие сосудистыми растениями здесь не достигает и 1%. Такие пустыни весьма характерны для участков ландшафта, подвергшихся в наибольшей степени ледниковой экзарации, а также для участков погребенных льдов и глетчеров. Мезокомбинации этого состава занимают довольно большие площади по дну каров и присклоновых участков ледниковых долин (рис. 62). Несмотря на обширную площадь, занимаемую эпилитными пустынями, видовой состав их растительного покрова довольно стабилен и беден, и одно описание для его выявления достаточно репрезентативно.

Рис 62. Ландшафтно-геоботаническая схема северного склона горы Цирк в освеой части Корякского хребта, выполненная на основе аэрофотоснимков и гляцио-геоморфологической схемы (Галанин, 1999). 1 - открытые поверхности ледников и фирновые поля; 2 - участки ледников, бронированные чехлом каменных обломков и каровые морены с ледяным ядром (без растительности); 3 - скальные стенки каров с лавинными лотками практически без растительности; 4 - днища трогов с несформированным растительным покровом; 5 - куртинные и пятнистые разнотравные тундры на склонах обвально-осыпного сноса и курумах; 6 - эпилитно-лишайниковые каменистые пустыни на каменных глетчерах; 7 - то же на моренах последней стадии, трансформирующихся в каменные глетчеры; 8 - пятнистые разнотравно-кустарничковые и цельнопокровные разнотравные нивальные тундры разной степени сформированности; 9 - разнотравные луговины и мохово-разнотравные тундры вдоль русел ручьев; 10 - водораздельные гребни

Еще один класс комбинаций ВЭ связан с наиболее эвтрофными участками в пределах склоновых элементов рельефа - с местами минерального подтока под уступами скал, в перегибах стенок трогов и под склонами на шлейфе. Это комбинации разнотравно-дриадовых, разнотравно-кустарничковых флористически богатых тундр, приближающихся по своему составу к классу КО. Их своеобразие - высокое обилие Carex scirpoidea , богато представленное разнотравье (Botrychium boreale, Pyrola minor, P. incarnata, Erigeron humilis, E. silenifolius, Gentiana algida, Erithrichium villosum, Oxytropis leucantha, Antennaria monocephala) и участие отдельных кустарников (наиболее характерны Juniperus sibirica и Pentaphylloides fruticosa). Под гребнями и выходами скал нередки всходы кедрового стланика, хотя возобновление этого вида больше нигде в районе не отмечено. Элемент кустарничковой тундры, основу которой составляют обычно Salix arctica, S. reticulata, Empetrum nigrum,Cassiope tetragona, Andromeda plofolia, Dryas punctata, Silene acaulis, может занимать от 50 до 30% в составе комбинации. На шлейфах в нем в качестве содоминантов появляется Betula exilis, а в вершинной части склонов - Arctous alpina.

Столь же уникален класс ЛН, более нигде в регионе не выделяющийся. Он объединяет комбинации приснежных луговин и нивальных разнотравных тундр, встречающиеся повсеместно в приустьевой части мелких ручейков, впадающих в ледниковые озера (большинство озер расположено на высотах 580-600 м над ур.моря), а также в зоне активного таяния ледовых тел - по водотокам, вытекающим из-под каменных глетчеров, бронированных ледников, конечных и боковых морен с погребенным льдом и т.д. Зарегистрированы такие приснежные луговины и в зоне таяния перелетовывающих снежников по каньонам и ущельям. Русла таких приснежных водотоков не выработаны, сами они незначительных размеров и разбиты на множество мелких ручейков, текущих параллельными рукавами. Водотоки функционируют все лето, начиная с момента таяния фронтального уступа конечных языков снега и льда, и фактически не имеют периода пересыхания, что отличает их от многих временных водотоков, текущих по эрозионным рытвинам и лавинным лоткам на бортах трогов.

Участки приснежных луговин характеризуются постоянным проточным режимом, причем вода в них очень холодная и прозрачная, и растительность напоминает таковую на первых стадиях развития наледей. Физиономически эти участки очень резко выделяются в ландшафте интенсивным изумрудно-зеленым цветом. Ивы среднего размера здесь не встречаются, но очень обильна простратная ива-хионофил Salix chamissonis . Из разнотравья наиболее обильны Saxifraga nelsoniana, Mertensia pubescens, Oxyria digyna, Lagotis minor, Cardamine microphylla, Anemone richardsonii, Trollius membranostylus, Carex podocarpa, обычны Saxifraga rivularis, S. nivalis, Taraxacum ceratophorum, Polemonium acutiflorum, Erigeron humilis, Ranunculus pigmaeus, R. sulphureus, Chamerion latifolium, Rhodiola rosea, Equisetum arvense. Для самых холодных ручьев характерны Saussurea incuriosus, Pedicularis albolabiata.

Крупный класс мезокомбинаций КО объединил в себя не только ольховые леса и луга, но и средние и низкие ивняки с лугами и тундрами. Его комбинации распостранены во внеледниковой зоне на высотах от 300 до 500 м в русловых частях водотоков, на конусах выноса, в ложбинах стока на шлейфах и нижних частях склонов. В центральной части класса находится скопление комбинаций ольховых лесов, кустарничково-разнотравных тундр и лугов, развивающихся в пойме ручья Находка (37,38), на крутых склонах гор (18,41) и на шлейфах склонов (13,39). Особенность ольховых лесов района - доминирование в них не Alnus kamtschatica, свойственной южному макросклону, а A. fruticosa. Она достигает на склонах 2-2.5 м, а в пойме- 4-5 м. Состав видов как лесов, так и лугов вполне типичен для класса КО, своеобразие заключается лишь в большом участии ив (Salix krylovii, S. pulchra, S. lanata, S. saxatilis, S. reticulata). Так как склоны гор здесь достигают большой крутизны - 40-50о, то комплексы ольховых лесов и тундр прорезаются многочисленными мелкими временными водотоками, вдоль которых развиваются пышные луговины из Trollius membranostylus.

Среди ольховых лесов самые распространенные вейниковые с доминированием Calamagrostis purpurea, а на каменистых очень крутых склонах - папоротниковые (с доминировнием Gymnocarpium dryopteris и Lycopodium annotinum). На шлейфах формируются своеобразные парковые ольховники в комбинации с разнотравно-кустарничковыми тундрами (Salix arctica, Dryas punctata, Aconitum delphinipholium, Rhodiola rosea, Festuca altaica) и лугами (Festuca altaica, Galium boreale, Pedicularis amoena, Allium shoenoprasum, Erigeron humilis, Saussurea parviflora, Hedysarum hedysaroides). В них среди кустов ольхи по краю района могут попадаться всходы кедрового стланика. Ольховники занимают 20-40 % площади комбинаций; ближе к склону покрытие ольхой увеличивается.

Включение в класс КО в районе осевой части хреба комбинаций низких ивняков и ивнячково-разнотравных тундр, маркирующих мелкие нерусловые потоки и ложбины стока, произошло, по всей вероятности, потому, что последние здесь не образуют самостоятельного флороценотического комплекса. Наиболее крупной ивой в районе является Salix lanata , которая совместно c S. krylovii, S. hastata и S. pulchra образует густые (до 1.5 м выс.) заросли, в которых всегда обильны Pentaphylloides fruticosa, Rhododendron aureum и Vaccinium uliginosum . На террасках ручьев обычны ивнячково-разнотравные тундры, в которых содоминируют S. chamissonis и S. reticulata . Виды разнотравья как в одном, так и в другом элементе во многом идентичны тем, что произрастают в ольховых лесах и лугах. Спецификой приручьевых лужаек является присутствие Arctagrostis latifolia и Pedicularis pacifica и высокое обилие Cardamine microphylla, Epilobium palustre, Saxifraga nelsoniana . На шлейфах по ложбинам стока встречаются ивнячки практически с тем же набром видов, но преобладающим видом кустарников здесь бывает Salix krylovii (остальные виды ив - в небольшой примеси); в травяно-кустарничковом ярусе доминируют вейник и Rubus arcticus.

В класс КО вошли также физиономически различные комбинации нивально-луговинного характера - редкотравные луга с отдельными кустами ольхи на конусах выноса под лавинными лотками и в устье ручьев (40,51), нивальные разнотравные тундры с приручьевыми луговинами по горному ручейку на крутом, почти отвесном склоне (42), разнотравно-осоковые тундры с приручьевыми лужайками на надпойменной террасе ручья (24), луга и ивняки по бортам стенок каньонов (11) и др. Все они характеризуются большим количеством мезофильных трав в напочвенном покрове.

Наконец, последний класс мезокомбинаций ББ представляет собой довольно редкие в районе комбинации эвтрофных разнотравно-моховых болот, луговых и тундровых сфагновых болот и ивнячков из Salix pulchra , развивающиеся в нижних частях шлейфов склонов в местах с интенсивным выходом грунтовых вод (рис.62). В составе элементов комбинаций могут быть сырые хвощевые луга (с Equisetum arvense, E. scirpoides, Carex algida, C. cryptocarpa, C. ensifolia, Polemonium villosum, Pedicularis verticillata, Bistorta vivipara, Veratrum oxysepalum, Geranium erianthum, Valeriana capitata), разнотравно-моховые болота с Cardamine pratensis, Lagotis minor, Carex soczavaeana, C. ensifolia и сфагновые кустарничково-осоковые болота с Carex rotundata, Andromeda polifolia и Rubus chamaemorus , а также сабельниково-осоковые болота с Comarum palustre, Equisetum palustre, Carex rariflora, C. norvegica, C. anthoxanthea. В верхней части шлейфа эти комбинации переходят в сырые разнотравно-мохово-кустарничковые тундры.

Пространственное распределение разных мезокомбинаций растительного покрова в центральной части района - типичных приледниковых урочищах в окрестностях горы Цирк - показано на крупномасштабной ландшафтно-геоботанической схеме (рис. 63). На этой схеме совмещен показ геоморфологических (единицы легенды 1,2,3,10) и геоботанических (4-9) элементов. Такое совмещение позволяет дать довольно точную картину стадиального развития растительного покрова на поверхностях ландшафта, освободившихся из-под ледника. Перечислим этапы зарастания с указанием элементов рельефа. На первой стадии формируются отдельные агрегации растений (по днищам трогов), на второй – куртинные тундры и эпилитно-лишайниковые пустыни с фрагментами пятнистых тундр (на курумах, осыпях, каменных глетчерах и свежих моренах), на третьей – пятнистые разнотравно-кустарничковые тундры с фрагментами моховых луговин (старые боковые и донные морены).

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.