На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Среднее течение реки Майнельвэгыргын

 

Исследования охватили крайне северо-восточную низкогорную часть Корякского нагорья с отметками самых высоких вершин 600-800 м в бассейне самого мощного притока р. Ныгчеквеем (правого) - Майнельвэгыргын. Эти две реки после слияния образуют р. Туманская, впадающую в Анадырский залив. Изучался отрезок реки около 20 км от хребта Изнурительный до выхода реки из гор на равнину: наиболее крупные притоки - реки Нэйкинвеем, Кайвытвырвеем, Песчаная, Короткий, Мутная, Кораваям и массивы гор Левобережная, Выходная, Каменная, Скальная. Река на этом отрезке протекает по плоской широкой долине шириной от 4 до 6 км.

Район расположен на границе Бореальной геоботанической области: граница распространения кедрового стланика проходит по южной и юго-восточной границе района. Заросли кедрового стланика появляются на склонах гор (сначала - западных экспозиций) внезапно и сразу довольно массово, составляя до 40 % в зарослях смешанных с кустарниковой ольхой ( Alnus fruticosa ). По облику растительности и типу флоры район несомненно имеет бореальный характер; его близость к Южно-Чукотской геоботанической провинции проявляется только в сильном развитии ольхи и элементов крупнотравья на склонах гор и в долинах. По сравнению с Беринговским районом и другими горными районами Корякского нагорья, здесь в обилии появляются типичные элементы Нижнеанадырской равнины - леса и заросли из Salix pulchra весьма оригинального флористического состава, часто перемежающиеся болотами и сырыми осоковыми лугами. Всего в районе составлено 65 описаний (рис. 78), причем 21 из них сделано в долине р. Майнельвэгыргын.

 

Рис. 78. Схема геоботанических описаний района среднего течения р. Майнельвэгыргын

Список геоботанических описаний района среднего течения р. Майнельвэгыргын:

1. Бугорковатая мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с куртинами ивнячков из Salix krylovii на плоской низкой флювиогляциальной террасе р.Кораваям. 2. Комплекс разнотравного луга по грядам и ивнячков из Salix krylovii по ложбинам на надпойменной террасе р.Кораваям. 3. Кустарничковый ольховостланиковый лес в средней части склона южной экспозиции. 4. Комплекс ольхового и кедровостланикового леса с кустарничковой тундрой по полянам в средней части склона южной экспозиции. 5. Кустарничковый кедровостланиковый лес на гребне склона по краю каменных россыпей. 6. Нивальная разнотравная тундра с кустарниками и луговинками по ложбине стока в средней части склона южной экспозиции. 7. Разнотравно-кустарничковая тундра с куртинами низких ивнячков из Salix krylovii на надпойменной террасе р.Кайвытвырвеем. 8. Куртинная растительность на крупнообломочных россыпях в нижней части склона восточной экспозиции. 9. Кочкарная осоково-пушицево-кустарничковая тундра с мочажинами и болотцами под склоном горы в долине реки. 10. Комплекс кедровостланиковых зарослей, ивнячков из Salix pulchra и S. krylovii по микроложбине на плоской поверхности высокой террасы реки. 11. Пятнистая щебнистая кустарничково-разнотравная тундра с куртинами ольхи высотой до 1 м на высокой террасе реки. 12. Пятнистая щебнистая кустарничковая тундра с фрагментами бугорковатой мохово-лишайниковой кустарничковой тундры на высокой террасе. 13. Бугорковатая кустарничковая тундра с куртинками низких ивнячков из Salix krylovii на надпойменной террасе ручья. 14. Комплекс разнотравных ивняков и лугов в пойме р.Кайвытвырвеем. 15. Бугорковатая кустарничково-разнотравная тундра с низкими ивнячками по микроложбине на высокой террасе. 16. Ивнячок из Salix pulchra и моховое осоково-хвощевое ключевое болотце в истоках ручейка на высокой террасе. 17. Осоково-кустарничковое сабельниковое болото на высокой террасе левого берега. 18. Сырой щавелево-осоковый луг с фрагментами кочкарной кустарничково-осоковой тундры по протоке. 19. Комплекс кочкарной пушицево-кустарничковой тундры и осоково-пушицевого болота на высокой террасе. 20. Разнотравно-кустарничковые ивнячки из Salix pulchra и S. krylovii с мочажинами по неясно выраженной ложбине стока на высокой террасе. 21. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с отдельными куртинами Salix pulchra на высокой террасе. 22. Сухая мохово-лишайниковая кустарничковая тундра на высокой террасе. 23. Комплекс нивального разнотравного луга и ивнячков из Salix pulchra и S. krylovii по рытвинам-ложбинам стока на высокой террасе. 24. Пятнистая щебнистая кустарничково-разнотравная тундра с луговинками на сусликовинах на бугре - фрагменте высокой террасы. 25. Осоково-вейниковые ивняки из Salix pulchra по протокам в пойме реки. 26. Комплекс густых ивняков из Salix alaxensis , осокового и редкотравного луга в низкой пойме реки. 27. Низкие редкотравные ивняки из Salix alaxensis по песчаным наносам в пойме реки. 28. Вейниковый ольховый лес с разнотравными лугами по полянам в высокой пойме реки. 29. Разнотравный луг с куртинками низких ивнячков из Salix alaxensis в пойме горного ручейка. 30. Разнотравный ольховый лес с разнотравными лугами по полянам в распадке по горному ручью. 31. Разнотравный ольховый лес в нижней части шлейфа. 32. Комплекс разнотравных ивняков из Salix alaxensis, S. pulchra, S. krylovii в пойме небольшой реки в горах. 33. Нивальная моховая ивнячково-хвощевая тундра с низкими ивнячками из Salix saxatilis на наледном участке в пойме реки под уступом склона. 34. Комплекс разнотравно-вейникового ольхового леса и сырых кустарничковых ивняков из Salix pulchra по ручейкам на шлейфе склона. 35. Разнотравный ольховый лес по ручейку под уступом каменного глетчера. 36. Фрагменты нивальной моховой тундры и луговинок по ключу в глетчерной воронке ниже водопада на склоне северной экспозиции. 37. Нивальная разнотравная луговина с кустарниками и куртинами ольхи на склончике юго-восточной экспозиции бровки каменного глетчера. 38. Комплекс осоково-кустарничковой тундры с ольховым и кедровостланиковым лесом на уступе каменного глетчера северной экспозиции. 39. Редкие заросли кедрового и ольхового стланика с мохово-лишайниковой кустарничковой тундрой на бровке каменного глетчера, склон северной экспозиции. 40. Эпилитно-лишайниковая пустыня с открытыми куртинными группировками растений на крупноглыбовой россыпи каменного глетчера. 41. Комплекс ивняков из Salix alaxensis и сырого разнотравно-хвощевого луга в высокой пойме небольшой реки. 42. Низкие разнотравные ивняки из Salix pulchra вдоль небольшой протоки р.Нэйкинвеем. 43. Комплекс мохово-лишайниковой кустарничково-разнотравной тундры, разнотравной пустоши и низких кустарников на надпойменной террасе р. Нэйкинвеем. 44. Нивальный разнотравный луг с куртинами можжевельника на уступе и бровке 3-метровой террасы р. Мутная. 45. Кочкарная осоково-пушицево-кустарничковая тундра на высокой террасе под шлейфом склона. 46. Разреженные заросли кедрового стланика с ольхой по мохово-лишайниковой кустарничковой тундре на шлейфе склона западной экспозиции. 47. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с отдельными кустами кедрового стланика в нижней части склона западной экспозиции. 48. Комплекс редкотравных луговин и нивальных разнотравных лужаек с отдельными низкими кустарниками по наледному руслу мелкого горного ручья. 49. Нивальная разнотравная тундра с отдельными кустиками ивок на уступе юго-восточной экспозиции 3-метровой террасы. 50. Разнотравно-кустарничковый ольховый лес по дну распадка в нижней части склона южной экспозиции. 51. Разнотравный ольховый лес с куртинами папоротника в верхней части лощины на границе с каменными россыпями. 52. Кустарничковая тундра с отдельными всходами кедрового стланика и ольхи на уступе крутого склона в распадок. 53. Куртинная растительность крупнокаменистой россыпи на пологом взлобке в нижней части склона горы. 54. Заросли кедрового стланика в верхней части склона юго-западной экспозиции. 55. Кустарничково-разнотравная тундра с всходами кедрового стланика по дну и бортам лавинного лотка на крутом склоне южной экспозиции. 56. Куртинная разнотравная тундра с отдельными кустами кедрового стланика на каменной осыпи в верхней части крутого склона. 57. Пятнистая кустарничково-разнотравная и кустарничковая тундра на бортах распадка в верхней части склона. 5 8 . Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с фрагментами кедровостланикового леса с ольхой и ивой в средней части склона северной экспозиции по границе ареала кедрового стланика. 59. Мохово-лишайниковая кустарничково-разнотравная тундра с отдельными ерниками в средней части склона западной экспозиции. 60. Бугорковатая разнотравно-осоковая тундра с ерниками и ивняками из Salix pulchra, S. lanata, S. krylovii на надпойменной террасе проток в долине р.Майнельвэгыргын. 61. Комплекс хвощевого, осокового болота с куртинами Salix pulchra по правому берегу реки. 62. Грядово-озерный комплекс кочкарной осоково-пушицевой и бугорковатой кустарничковой тундры с сабельниковыми болотами вокруг озер в долине реки. 63. Густой высокий разнотравно-вейниковый ивовый лес из Salix pulchra на террасе по правому берегу реки. 64. Злаково-хвощевый ивовый лес из Salix pulchra на террасе по правому берегу реки. 65. Густой ивовый лес из Salix pulchra, S. lanata, S. krylovii по глубокому и узкому притоку в широкой долине реки.

Долина представляет собой выровненную флювиогляциальную террасу (по-видимому, донную морену), прорезанную руслом реки и крупными притоками (рис. 77). Терраса высотой 3-4 м тянется вплоть до склонов гор и имеет микроповышения и микропонижения. По левому берегу реки эта терраса сухая, щебнистая, ее микропонижения заняты сухими низкими ивнячками из Salix krylovii, и она прорезана ручьями и реками горного характера со свойственными им ивняками из Salix alaxensis. По правому берегу терраса занята болотами, заболоченными и сырыми ивняками из Salix pulchra и комплексами разнотравных и кустарничковых тундр с мочажинами, она прорезается узкими и глубокими проточками с замедленным течением, вдоль которых развиваются густые и высокие ивняки из Salix pulchra с большой примесью S. lanata.

Рис. 77. Ландшафтный рисунок района среднего течения р.Майнельвэгыргын. Мезокомбинации: 1 - кедровостланиковых и ольховых лесов, разнотравно-кустарничковых тундр; 2 - ольховых разнотравных лесов и вейниково-разнотравных лугов; 3 - мохово-лишайниковых кустарничковых, осоково-кустарничковых тундр и сфагновых осоково-кустарничковых болот; 4 - гипновых осоковых и осоково-хвощевых болот, сырых ивняков из Salix pulchra; 5 - мохово-лишайниковых разнотравных тундр, лугов, низких кустарников и фрагментов ольховых лесов

Растительный покров района сильно континуален (рис. 79): на графе мало изолятов, связи между классами комбинаций довольно сильные. По этому признаку район скорее напоминает ландшафты Арктической области. Интерпретировать основные оси графа экологически затруднительно, так как это все лишь проекция многомерной структуры на плоскость. Чтобы последовательно описать особенности растительности района, имеет смысл разбить континуум на несколько частей.

Рис. 79. Графовая модель ландшафтной эколого-флористической структуры растительного покрова района среднего течения р. Майнельвэгыргын. Классы мезокомбинаций: КК - засролей кедрового стланика и ольхи с различными вариантами бугорковатых мохово-лишайниковых тундр на склонах гор и на надпойменных террасах; ЛР - нивальных разнотравных и разнотравно-кустарничковых тундр по лавинным лоткам и распадкам крутых склонов в верхних частях гор; ББ - осоковых гипновых и осоково-пушицевых болот, заболоченных пушицевых тундр и кочкарных кустарничково-пушицево-сфагновых тундр; ИИ - щавелево-осоковых сырых лугов и ключевых болотин с фрагментами ивнячков из Salix pulchra в верховьях ручьев на надпойменных террасах; ИМ - нивальных моховин и фрагментов кочкарной пушицево-осоково-кустарничковой тундры в воронке каменного глетчера; ВВ - куртинных кустарничково-разнотравных и кустарничковых щебнистых тундр осыпей склонов, возвышенных участков надпойменных террас; ТТ - низких ивнячков из Salix krylovii, бугорковатых разнотравно-кустарничковых тундр и овсяницевых лугов с Festuca altaica надпойменных террас; ПП - пойменных и приручьевых кустарников, вейниковых лугов и ольховых лесов; ПА - редкотравных лугов и куртинных ивняков из Salix alaxensis на песчаных аллювиях; ИУ - сильно обводненного ивового леса из Salix pulchra с осоковыми, сабельниковыми болотами; ИХ - густого ивового леса из Salix pulchra с хвощевыми и гипновыми болотами

Комбинации стланиковых лесов и кустарничковых тундр из класса КК на склонах гор в районе р. Майнельвэгыргын

Наиболее крупное скопление с сильными связями между вершинами, как это и следовало ожидать, объединяет комбинации стланиковых лесов и кустарничковых тундр с мохово-лишайниковой синузией (КК). Причем, комбинации с чисто кедровостланиковыми сообществами заняли нижнюю на графе часть класса (5,21,22,46,52,54), в то время как в верхней части скопления оказались описания с большой долей ольхи (3,4,10,34,35,38,50,58), в том числе и ольховниковые, ольхово-кедровостланиковые кустарничковые склоновые леса, напоминающие по составу видов ольховые леса из комбинаций КО-подгруппы. Как видим, эти комбинации составляют даже больше половины класса, что отражает реальное положение дел с соотношением ольховых и кедровых лесов в ландшафте района. Чистые кедрачи встречаются только в верхней части склонов, где сочетаются с разнотравными нивальными или пятнистыми и куртинными щебнистыми тундрами, а в средней и нижней частях - на каменистых гребнях и выступающих частях, обычно обрамляя нивальные лотки и эрозионные рытвины. В подавляющем же большинстве комбинаций присутствует ольха, на склонах примешиваясь к кедровникам в соотношении 1:1, 1:2.

В нижних частях склонов, в лощинах, на шлейфах ольха начинает преобладать, иногда встречаются фрагменты чистых ольховых лесов пятнами до 50(100) м. Почти всегда в таких лесах можно обнаружить отдельные высокие кусты кедрового стланика. Высота зарослей варьирует от 1 м на вершинах до 3 м в нижних частях склонов, в то время как на шлейфах леса достигают 5 м и обычно сочетаются с оригинальными сырыми вейниковыми лугами (доминанты Rubus chamaemorus, R. arcticus, Calamagrostis purpurea).

Для ольховых и ольхово-кедровостланиковых лесов характерно обилие рододендрона золотистого, голубики, спиреи Стэвена, появление неморальных видов (Linnaea borealis, Trientalis europaea) и спутников ольхи (Ribes triste, Boschnjakia rossica). На крутых участках склонов в таких лесах появляются в массе Phyllodoce coerulea, Artemisia arctica, Diphaziastrum alpinum, Rhododendron camtschaticum и другие виды нивального комплекса. Преобладающие сообщества среди ольховых лесов - вейниковые и травяно-кустарничковые, но в массиве горы Каменная в верховьях лощины на границе с россыпями встречен и фрагмент папоротникового леса (с Dryopteris expansa). Это единственное местообитание в регионе, где встречен этот вид, да еще в таком хорошем состоянии. Возможно, его следует поискать и в вершинах других распадков южной экспозиции. Пятно папоротниковго леса имеет размеры 30х30 м и быстро сменяется разнотравно-вейниковым (Artemisia arctica, Aruncus kamtschaticus, Rubus arcticus, Trientalis europaea, Veratrum oxysepalum, Geranium erianthum) лесом со спиреей Стэвена в подлеске.

На тех участках, где выпадает ольха, состав растительного покрова становится очень бедным (5). Здесь в кустарничково-травянистом ярусе произрастают всего четыре вида: рододендрон золотистый, брусника, голубика и багульник. Особенностью класса КК в районе также является почти полное отсутствие березы Миддендорфа в растительном покрове комбинаций, а для террасных экотопов - преобладание в комбинациях сообществ бугорковатых мохово-лишайниковых кустарничковых (с Salix arctica) и осоково-кустарничковых (Carex ensifolia) тундр.

В отличие от других бореальных районов, класс ВВ распознается не как дискретный кластер, а выделяется условно как участок континуума между классами КК и ЛР. В него вошли разнообразные комбинации с сухими куртинными кустарничково-разнотравными тундрами не только на щебнистых и каменистых осыпях склонов, но и на щебнистых участках надпойменных террас. Из них наиболее бедны видами куртинные тундры курпнообломочных россыпей на склонах, где они сочетаются с отдельными куртинками кедрового стланика. Здесь самые обильные виды - багульник и Vaccinium vulcanorum, особи остальных видов (Vaccinium uliginosum, Rhododendron camtschaticum, Empetrum nigrum, Hierochlöe alpina, Carex podocarpa, Aconogonon tripterocarpum, Dicentra peregrina, Campanula lasiocarpa ) рассеяны спорадично. Папоротники, в отличие от приморских районов, встречаются не столь часто. Иногда, обычно в верхних частях склонов гор, на осыпях можно встретить только Dryopteris fragrans и Woodsia alpina, W. glabella. Гораздо более богаты видами комбинации пятнистых, куртинных щебнистых разнотравных и разнотравно-кустарничковых тундр (преобладают фрагменты дриадовых тундр с содоминированием Salix arctica), встречающиеся на возвышенных участках левой надпойменной террасы: здесь насчитывается до 23-25 видов в комбинации Наиболее обильны Artemisia furcata, A. borealis, Campanula lasiocarpa, Carex melanocarpa , регистрируются многие виды, обычно встречающиеся на каменистых осыпях в горах: Dicentra peregrina, Silene stenophylla, Potentilla uniflora, Artemisia glomerata и вообще типично горные виды - Rhododendron camtschaticum, Oxytropis nigrescens, O. vassilczenkoi subsp. substepposa.

Каменные глетчеры на склонах и у подножия горы Левобережной (651 м), расположенной по левому берегу р. Майнэльвэгыргын

Своеобразный вариант куртинных тундр - эпилитно-лишайниковые пустыни - встречен на каменном глетчере у подножия горы Левобережной (651 м), являющейся, по-видимому, древним вулканом (?). Гора резко выделяется в окружающием ландшафте абсолютным отсутствием какой-либо растительности на склонах. На крупноглыбовой поверхности глетчера покрытие растениями составляет менее 1% - в основном это гипоарктические кустарнички, Diapensia obovata, Salix phlebophylla, Potentilla elegans, Saxifraga spinulosa, Bupleurum triradiatum, Artemisia friesiana, Festuca brachyphylla, Poa malacantha, Hierochloё alpina, Dicentra peregrina и др.

Интересной особенностью структуры растительного покрова района можно считать выделение на ней класса ЛР, свойственного в большей степени районам южного макросклона - он выделяется как некая цепь комбинаций, вытянутая между классами КК и ПП. В класс вошли комбинации нивальных разнотравных и разнотравно-кустарничковых тундр, которые встречаются по лавинным лоткам и распадкам крутых склонов в верхних частях гор, а также на тех крутых участках склонов, где не поселяется кедровый стланик. Состав видов в принципе типичен для комбинаций классов ЛР-подгруппы (доминирование Rhododendron camtschaticum, Diapensia obovata, Cassiope tetragona, Phyllodoce coerulea, по ложбинам - Salix chamissonis) . Особенность класса - преобладание элементов и видов нивального комплекса, отсутствие в составе комбинаций фрагментов кустарничковых тундр. Наиболее нивальные варианты, обычные в распадках наиболее высоких частей гор, включают в большом обилии Salix phlebophylla, S. polaris и Saxifraga merckii . Интересно, что в этот же класс попали и комбинации низких кустарников ( Spiraea stevenii, Salix krylovii) с нивальными тундрами на уступах склонов и террас (в местах снежных забоев) - дифференцирующий вид Carex micropoda. Для них характерен все тот же комплекс нивальных видов (Diphaziastrum alpinum, Carex podocarpa, Sibbaldia procumbens, Phyllodoce coerulea, Salix chamissonis), а в составе кустарников попадается редкий в районе Juniperus sibirica.

Класс ТТ составляют комбинации низких ивнячков из Salix krylovii , бугорковатых разнотравно-кустарничковых тундр и овсяницевых лугов с Festuca altaica , обычно индицирующие мезотрофные участки надпойменных террас. В ландшафте они распознаются как пятна низких ивнячков по кустарничковой тундре, часто обрамляющие приручьевые и пойменные кустарники. Ольха и кедровый стланик встречаются здесь только в виде отдельных кустов, а иногда и совсем выпадают. Для всех элементов комбинаций характерно развитие кустарников - таких, как Spiraea stevenii и Pentaphylloides fruticosa , высокое обилие кустарничков - Salix saxatilis, Betula exilis и Vaccinium uliginosum . Богато представлено разнотравье (самые обильные - Tilingia ajanensis, Hedysarum hedysaroides, Artemisia arctica, Rubus arcticus ), злаки (Hierochloё alpina, Leymus ajanense, Poa arctica). Если встречаются осоки, то наиболее обычно - Carex algida или C. ensifolia. В полосах перехода этих тундр к надпойменным участкам ручьев, в составе разнотравья в изобилии появляется Pyrola rotundifolia subsp. incarnata.

Описания 20,23 и 60 - переходные от таких комбинаций к ивнякам пойм и ложбин стока; в них добавляется Salix pulchra. Обычно это комбианции ивнячков и лугов, маркирующие неясно выраженные ложбины стока и рытвины на надпойменной террасе - первую стадию неруслового стока. Для них характерно мощное развитие травянистой синузии ( Rubus arcticus, Saussurea parviflora, Artemisia arctica, Galium boreale, Trientalis europaea, Tilingia ajanensis, Bistorta elliptica, B. vivipara, Allium shoenoprasum, Iris setosa, Hedysarum hedysaroides, Rhodiola rosea) , обычны многие виды осок, прежде всего Carex appendiculata, C. membranacea, C. algida, C. podocarpa, C. cryptocarpa . Из злаков доминирует вейник, но может встретиться и Cinna latifolia - редкий в регионе вид широколиственных лесов. Дифференцирующий вид - Pedicularis sudetica subsp. gymnostachya.

В крупном скоплении вершин в нижней части графа можно выделить как бы три группы: во-первых, это центральная группа - класс пойменных и приручьевых кустарников и лесов (ПП), в правой части от него - мелкий класс ПА (комбинаций редкотравных лугов и ивняков из Salix alaxensis на песках р. Майнельвэгыргын), и в левой части от него - группа описаний 6,31,51 (приручьевых ольховых лесов и лугов в горных распадках). Последние флористически тесно связаны с ольховыми лесами склонов и шлейфов склонов. Сам класс ПП довольно рыхлый по уровню связей и не поддается традиционному делению на ивняки из Salix pulchra , ивняки из S. alaxensis , ольховые пойменные леса и приручьевые кустарники, так как, во-первых, в комбинациях зачастую присутствуют несколько этих элементов, и во-вторых, флора этих сообществ едина.

Самая начальная стадия пойменной сукцессии по р. Майнельвэгыргын - редкотравные луга из Aster sibiricus, Festuca cryophila, Equisetum arvense subsp. boreale и флористически бедные ивняки из Salix alaxensis, поначалу разреженные и низкие - до 1 м выс. По мере роста ивняки загущаются, в них вселяются Salix hastata и S. pulchra , появляются всходы ольхи. На заиленных участках формируются пушицевые ( Eriophorum sheuchzeri) и осоково-щучковые ( Deschampsia glauca, Juncus filiformis, Barbarea orthoceras, Carex saxatilis, C. membranacea, C. vesicata, C. dichroa ) луга. В целом флора класса ПА носит смешанный состав, объединяющий виды как галечников, так и заиленных песков.

В пойменной фации идут ивово-ольховые леса (28), в которых ольха достигает высоты 5 м, сочетающиеся с разнотравно-вейниковыми лугами на полянах. В лесах под пологом обильны Galium boreale, Aruncus kamtschaticus, Geranium erianthum, Equisetum arvense, Calamagrostis purpurea, Chamerion angustifolium , а на лугах - Ptarmica kamtschatica, Tanacetum bipinnatum, Aster sibiricus, Bromus pumpellianus, Geranium erianthuma. Вообще же для всех пойменных сообществ района, в отличие от пойм южного макросклона, очень характерен Chamerion angustifolium.

В широкой долине река, кроме основного русла, разделяется на несколько мелких, но глубоких (до 2 м) с обрывистыми берегами проток с медленным течением. Ивняки вдоль таких проток (25,42,60) имеют в своем составе, кроме доминанта S. pulchra , также S. lanata, а по руслу - S. alaxensis и S. hastata . Это обычно чащоба высотой до 4 м, загущенная в нижнем ярусе высокими кустиками голубики, березки тощей и Salix saxatilis. В травостое обычный набор пойменных видов -Thalictrum alpinum, Valeriana capitata, Petasites frigidus, Iris setosa, Saussurea parviflora, Aruncus kamtschaticus, Anemone richardsonii, Equisetum arvense.

Что касается приручьевых ивняков (14,29,32,33,48,65), то они обычно представляют собой комбинацию из нескольких полос: вдоль русла сначала идет Salix alaxensis , затем S. pulchra, S. krylovii , самая наружная полоса чаще всего представлена низкими ивнячками из S. saxatilis . В густых зарослях ручеек разбивается на множество проток, вдоль которых обычны Cardamine microphylla, Parnassia palustre, Rhodiola rosea, Anemone richardsonii . В краевых частях ручьевых пойм под склонами гор в местах снежных забоев развиваются ивнячково- хвощевые тундры наледного типа с Salix saxatilis, S. chamissonis, Equisetum scirpoides . Здесь на галечниках появляется много нивальных видов, в том числе Poa paucispicula, Koenigia islandica, Carex tripartita. Cреди ивняков обычны полянки с разнотравьем. Часто луга идут вдоль всего русла ручья полосой шириной до 20-40 м. Здесь обильны Festuca altaica, Carex podocarpa, Poa pratensis, Bromus pumpellianus, Artemisia leucophylla, Geranium erianthum, Aster sibiricus, Aruncus kamtschaticus, Saussurea parviflora, Erigeron acer subsp. politus и др.

В распадках среди гор вдоль таких ручьев развиваются ольховые леса, часто перемежающиеся лугами. Видовой состав таких лесов типичен для ольховников, в наиболее тенистых лесах травянистый покров разреживается, становятся обычными Lycopodium annotinum, Trientalis europaea и почти исчезают Aruncus kamtschaticus и Viola epipsiloides . Поляны с лугами достигают 200 м в длину, в ширину 20-50 м; луга в основном овсяницево-вейниковые ( Festuca altaica + Calamagrostis purpurea) с обилием Chamerion angustifolia, Artemisia arctica, Rubus arcticus, Geranium erianthum, Veratrum oxysepalum, Aconogon tripterocarpum. В нивальных частях долин в горных распадках ручьи текут по плоским днищам, выровненным наледью. Для растительного покрова здесь характерны комбинации куртин из низких Salix saxatilis, Pentaphylloides fruticosa и отдельных кустов Alnus fruticosa, Salix hastata, S. alaxensis с нивальными лужайками и фрагментами редкотравных лугов ( Equisetum arvense subsp. boreale, Saxifraga nelsoniana, Carex tripartita, Arctagrostis latifolia, Rhodiola rosea).

Наиболее интересны из пойменных сообществ густые ивняки из Salix pulchra , столь распространенные в Нижнеанадырской низменности. В районе р.Майнельвэгыргын они широко распространены по правой, пониженной надпойменной террасе. Иногда в них в виде примеси встречается S. lanata (до 1.5 м высотой), но обычно это чистые заросли, в которых под пологом характерны голубика, Calamagrostis purpurea, Equisetum pratense . Часть таких ивняков в комбинациях с лужайками и с вейниково-хвощевым травяным покровом (64,65) вошла в класс ПП, другая в комбинациях с болотами (61,63) - осталась на графе в виде изолятов. Так, в самостоятельные классы выделились комбинации густого ивового леса (2.5 м выс.): ИУ - с осоковым (Carex aquatilis, C. rhynhophysa, C. saxatilis, C. appendiculata, Cardamine pratensis ), сабельниковым, хвощевым ( Equisetum fluviatile ) болотом; ИХ - с хвощевым болотом (в напочвенном покрове под пологом - Galium trifidum, Thalictrum sparsiflorum, Comarum palustre, Petasites frigidus, Stellaria fenzlii). В первой болотные “окна” могут занимать до 60% площади комбинации, сами леса сильно обводнены - вода стоит по колено.

Довольно уникален класс заболоченных тундр и болот (ББ), дистанцированный на графе от сложной системы тундр, лесов и лугов. Спаянное тесными флористическими связями ядро представлено в основном комбинациями осоковых гипновых и осоково-пушицевых болот, заболоченных пушицевых тундр и кочкарных кустарничково-пушицево-сфагновых тундр (с Eriophorum vaginatum ), причем, осоковые болота занимают самые сырые вымокаемые участки последних. Состав видов как болот, так и тундр типичен для комбинаций ББ-подгруппы; грядово-мочажинные комплексы осоковых болот и кочкарных осоково-пушицевых тундр встречаются довольно обычно только в предгорьях Корякских гор у холмов Теркиней (62), в долине же р. Майнельвэгыргын он распространен лишь на краевых частях террас. Эти комплексы часто окружает озера, по берегам которых в обилии произрастают Carex aquatilis, Rumex aquaticus, Caltha palustris, Comarum palustre. Вахта ( Menyanthes trifoliata ) встречается только в мочажинах этого комплекса уже на равнине.

К классу ББ подсоединились две комбинации участков неруслового стока (ИИ, 16,18) - щавелево-осоковых сырых лугов (доминируют Equisetum arvense, Carex membranacea, Rumex aquaticusi, Comarum palustre, Petasites frigidus ) и ключевых болотин (Epilobium palustre, Arctophyla fulva ) с фрагментами ивнячков из Salix pulchra по небольшим ручейкам на надпойменной террасе р. Майнельвэгыргын. По краям таких комбинаций характерно обильное разрастание вейника. В воде ключевых болот можно найти Ranunculus gmelinii.

Своеобразно описание 36 (ИМ), сделанное в глетчерной воронке у подножия горы Левобережной, на склоне северной экспозиции. В центре воронки под снежником была наледь, разрушающаяся водопадом тающей воды. Ниже водопада сформировалась комбинация нивальных моховин с Salix phlebophylla, S. chamissonis и фрагментов кочкарной пушицево-осоково-кустарничковой тундры ( Eriophorum vaginatum+Carex ensifolia+Salix saxatilis, Vaccinium uliginosum, Andromeda polifolia), прорезанных мелкими ключевыми проточками. Вдоль проточек в обилии произрастают Saxifraga foliolosa, S. nelsoniana, Calamagrostis neglecta, Luzula parviflora, Juncus biglumis, Eriophorum scheuchzeri. Такие комбинации в районе уникальны в силу малой распространенности каменных глетчеров.

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.