На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Верхнее течение реки Ныгчеквеем

 

Район охватывает краевую часть Корякского нагорья в бассейнах рек Ныгчеквеем (на ее отрезке от впадения руч. Находка до горы Янранай) и Гытгыкай, по восточной границе района располагается озеро Майниц. Всего отработано 50 геоботанических описаний (рис. 57), охватывающих отдельно стоящие горы Осыпная, Янранай, Отдельная, Страж и долины между ними.

Долина р. Ныгчеквеем широкая, до 10 км; само русло врезано на 6-10 м. По берегам характерны высокие уступы - обрывы, местами скальные. В низкой пойме преобладают ольховники и низкие ивняки (из Salix alaxensis ), чозения очень редка. В районе устья р. Ичгуйгыней находятся чозениевые рощи - самые восточные в ареале чозении в южной Чукотке. Это небольшие массивы, достигающие 1 км длины и 500 м ширины. Фрагменты чозениевых рощ поднимаются вверх по реке вплоть до устья руч.Находка; ниже по течению последнее дерево чозении встречено на повороте реки против горы Георгия. Там же встречено первое деревце Salix udensis . В отношении пойменных сообществ район является переходным к характерным для среднего течения высоким ольховым лесам (с Ribes triste в подлеске). В долине наблюдаются боковые морены и несколько валов конечных морен позднечетвертичного оледенения, на которых развиты кедровостланиковые леса в комплексе с кустарничковыми мохово-лишайниковыми тундрами; у подножья гор и в нижней части склонов стланики и ольховники преобладают и образуют довольно густые заросли. Выше 600 м в горах идут щебнистые пятнистые кустарничковые и разнотравно-кустарничковые тундры.

 

Рис. 57. Схема геоботанических описаний района верхнего течения р. Ныгчеквеем

Список геоботанических описаний района верхнего течения р. Ныгчеквеем:

1. Редкотравные луга на галечниках и свежих песчаных наносах по руслу р. Ныгчеквеем. 2. Комплекс ивняков из Salix alaxensis осоковых лугов по илистым протокам в пойме р.Ныгчеквеем. 3. Разнотравно-лишайниковая пустошь с куртинами кустарников в высокой пойме реки. 4. Разнотравные моховые кустарники и кустарничково-лишайниковые пустоши на бугристой с промоинами надпойменной террасе реки. 5. Мохово-лишайниковая кустарничково-разнотравная тундра с куртинами кедрового стланика на шлейфе моренного холма. 6. Комплекс мохово-лишайниковой кустарничковой тундры с куртинами кедрового стланика на пологом склоне моренного холма. 7. Мохово-лишайниковый кедровостланиковый лес с ерником на склоне горы Осыпная. 8. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с куртинами ольховника в нижней части склона северной экспозиции. 9. Мохово-лишайниковые заросли кедрового и ольхового стлаников, ерника и ивняков в нижней части террасированного склона. 10. Комплекс ольховникового леса, разнотравных луговин по водотоку и куртинной растительности по щебнистым осыпям на стенках узкого ущелья. 11. Пятнистая кустарничковая тундра на щебнистых осыпях по склону южной экспозиции горы Осыпной. 12. Пятнистая кустарничково-разнотравная тундра в средней части склона горы северной экспозиции. 13. Куртинная и пятнистая разнотравная тундра на мелкощебнистых осыпях в верхней части склона горы Осыпная. 14. Пятнистая дриадово-разнотравная тундра на щебнистых стенках кара по склону северной экспозиции. 15. Мохово-лишайниковый кедровостланиковый лес в комплексе с ивняками из Salix krylovii на уступе моренного холма. 16. Заросли кедрового стланика в комплексе с ерниками и разнотравными лужайками/ивняками на уступе моренного холма. 17. Разнотравно-кустарничковая тундра с ивняками из Salix krylovii по ложбине стока на пологом шлейфе боковой морены. 18. Комплекс ивнячков-ерников и ивнячково-разнотравной тундры в котловине вокруг озерка на морене. 19. Разнотравный ивняк из Salix pulchra с кустарничково-ивнячковой тундрой по неясно выраженной ложбине стока в озеро на шлейфе моренной гряды. 20. Лишай никово-кустарничковая тундра с куртинами кедрового стланика на пологом склоне моренной гряды. 21. Комплекс ивняков из Salix alaxensis , разнотравных кустарников и кустарничковой тундры в троговой долинке руч. Старый. 22. Комплекс зарослей ольховника, кедрового стланика и ерников на крутых уступах (обрывах) стенки каньона руч. Старый. 23. Комплекс высоких ивняков из Salix alaxensis с ольхой и разнотравных пустошей с отдельными усыхающими чозениями в пойме р. Ныгчеквеем в устье р.Ичгуйгыней. 24. Разнотравно-лишайниковые пустоши в сочетании с усыхающими кустарниками травяного чозениевого леса на высокой пойме. 25. Комплекс кустарничковой тундры, разнотравных кустарников и лугов по сухим протокам на надпойменной террасе в устье р.Ичгуйгыней. 26. Комплекс зарослей кедрового стланика, ольховника и ерников на вершинной части моренной гряды. 27. Комплекс дриадовых, кустарничковых тундр, ивнячков и зарослей кедрового стланика на морене. 28. Разнотравный чозениевый лес в пойме реки. 29. Редкотравный луг с обильным возобновлением чозении на галечнике поймы. 30. Комплекс осокового и кустарничкового болот по спущенному озеру в западине на флювиогляциаьлной террасе у устья руч. Находка. 31. Разнотравный усыхающий ольховый лес на старом галечнике высокой поймы близ устья р. Кельмывеем. 32. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с куртинами кедрового стланика на высокой террасе в устье р. Кельмывеем. 33. Комплекс осокового и кустарничково-осокового болот и мочажин в долине реки. 34. Комплекс ольхового и кедровостланикового лесов и куртинной растительности по обрыву на уступе 13 м флювиогляциальной террасы. 35. Ивнячково-осоковый луг по дну спущенного моренного озера в западине на моренной террасе. 36. Комплекс осокового луга и прибрежно-водной растительности по берегу оз.Низинное. 37. Прибрежно-водная растительность с заиленными луговинами на галечном берегу моренного озера. 38. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра на плоской поверхности обширной террасы. 39. Кочкарно-бугорковатое осоково-кустарничковое болото с кустами Salix pulchra в западине между озерами на морене. 40. Комплекс кедровостланикового леса и кустарничковой тундры на моренных грядах водораздела. 41. Лишайниково-моховая кустарничково-разнотравная тундра с низкими ивнячками на водораздельных увалах. 42. Разнотравный ольховый лес с подлеском из Salix pulchra на склоне моренного холма. 43. Комплекс ивняков изSalix pulchra, S. krylovii и хвощево-разнотравного луга по ручейку между озерками на моренных холмах. 44. Разнотравный ольховый лес на склоне горы. 45. Куртинные группировки по суглинисто-каменистому дну свежевысохшего моренного озера. 46. Комплекс ольховых и кедровостланиковых лесов в верхней части склона. 47. Разнотравно-осоковый ольховый лес с Salix pulchra в средней части склона. 48. Ключевое осоково-вейниковое болото с ивнячками из Salix pulchra на моренной террасе оз. Майниц. 49. Комплекс низких ивнячков и моховых лугов на наледном участке приозерной террасы оз. Майниц. 50. Комплекс моховых осоковых лугов и куртинной растительности галечных пляжей по берегу оз. Майниц.

Модель эколого-флористической структуры растительного покрова района (рис.58) имеет среднюю степень континуальности/дискретности, классы комбинаций выделяются довольно легко, а изолятов всего три. Наибольший континуум наблюдается в самом крупном классе - комбинаций кедровостланиковых лесов и кустарничковых тундр на склонах и шлейфах склонов гор, на моренных холмах и грядах (КК). Основу этого класса составляют 9 флористически почти одинаковых комбинаций. C оотношение разных элементов в комбинациях варьирует: проективное покрытие кедровостланиковых лесов составляет обычно на холмах и террасах 5-10%, на уступах же и бровках склончиков - до 80%. Высота стланика до 2 м, обычно значительна примесь березы Миддендорфа той же высоты; на более трофных участках добавляется кустарниковая ольха. Две комбинации (34 и 38) имеют флористическую специфику, резко отличаясь от основного ядра составом элементов. Одна из них - сухая лишайниковая разнотравно-кустарничковая тундра на плоской поверхности обширной флювиогляциальной террасы (возможно, донной морены), где кедровый стланик исчезает практически полностью. Набор видов этой тундры довольно типичен для щебнистых тундр плоских поверхностей: кроме доминирующих здесь гипоарктических кустарничков, куртинок Salix krylovii, большое обилие имеет Festuca altaica и Carex melanocarpa ; обычны Trisetum molle, Carex algida, Hedysarum hedysaroides, Campanula lasiocarpa. Другая комбинация - заросли ольхи и кедрового стланика в комплексе с куртинной растительностью на обрыве высокой террасы. Кроме гипоарктических кустарничков, ерников и кустарниковых ив, здесь добавляются Spiraea stevenii, Pentaphylloides fruticosa, Rubus arcticus, Antennaria dioica, Poa glauca, Chamerion latifolium и Ch. angustifolium.

Рис. 58. Графовая модель ландшафтной эколого-флористической структуры растительного покрова района верхнего течения р.Ныгчеквеем.

Классы мезокомбинаций: ВВ - пятнистых и куртинных кустарничковых и дриадово-разнотравных тундр склонов и вершин гор; КК - кедровостланиковых лесов и мохово-лишайниковых кустарничковых тундр на склонах и шлейфах, моренных холмах; КО - ольховых и кедровостланиковых лесов с ерниками и ивнячками по склонам ущелий и каньонов и склонов, обращенных к оз.Майниц; ПП - ивняков, лугов и разнотравных нивальных тундр по поймам, ручьям, уступам террас и морен; ПА - редкотравных лугов, ивняков из Salix alaxensis и возобновления чозении на первичных аллювиях; ББ - бугорковатых и бугристых сфагновых и зеленомошных осоково-кустарничковых, осоково-вейниковых и осоково-ивняковых болот; ЛХ- осоково-арктофиловых, осоково-хвощевых, осоково-злаковых лугов, пушичников и сабельниковых болот по берегам озер; ЛЖ - куртинных группировок растительности на суглинисто-каменистом дне дренированных моренных озер; НА - ивнячково-кустарничковых, злаково-разнотравных моховых тундр и редкотравных лугов наледных участков озерных террас; ЛП - куртинных группировок растительности незакрепленных галечников и фрагментов осоково-луковых лугов галечного пляжа оз. Майниц

Заросли березки Миддендорфа и ивняков в межгорном распадке (класс КК). Автор в районе водораздела р. Ныгчеквеем и оз. Майниц

К основному ядру вершин класса КК справа подсоединяется цепь комбинаций переходного (к классам КО и ПП) характера с преобладанием в составе элементов низких кустарников. Чаще всего это комбинации зарослей кедрового стланика и ивняков из Salix krylovii, S. pulchra, S. lanata, S. saxatilis, S. reticulata, S. hastata, в которых обычны спирея Стэвена, курильский чай, береза Миддендорфа и карликовая березка, а также комбинации этих ивнячков с тундрами и лугами (без участия кедрового стланика). Они распространены в нижних частях склонов гор в местах выхода грунтовых вод, на склончиках боковых морен, на шлейфах и по ложбинам стока в моренные озера. Более всего они свойственны комплексу активных морен, где занимают днища котловин и склончики моренных холмов. Фактически, это луговой вариант комбинаций класса КК - он характеризуется большим количеством видов разнотравья ( Equisetum arvense, Bistorta vivipara, Geranium erianthum, Rubus arcticus, Saussurea parviflora, Galium boreale, Corydalis arctica, Veratrum oxysepalum, Pyrola rotundifolia subsp. incarnata ), обилием вейника ( Calamagrostis purpurea ) и осок ( Carex soczavaeana, C. appendiculata, C. algida, C. podocarpa) . В зависимости от выраженности ложбины стока здесь можно встретить виды как застойного увлажнения ( Rubus chamaemorus, Andromeda polifolia), так и проточного (Carex rostrata, Rhodiola rosea, Epilobium palustre, Lagotis minor).

 

Особенность класса КК среди других классов этого фитома - обилие в напочвенном покрове большинства комбинаций Carex scirpoidea, C. lugens. Другая особенность - появление в составе элементов комбинаций фрагментов дриадовых и кассиопейных тундр, обычно развивающихся на вершинных частях моренных гряд и нивальных склончиках моренных холмов. Обычными в напочвенном покрове здесь становятся Diphasiastrum alpinum, Carex podocarpa, Taraxacum zhukovae. Любопытно, что Linnaea borealis, в других районах произрастающая под пологом стлаников, здесь встречается только на щебнистых вершинах гряд.

Благодаря появлению в составе комбинаций класса КК дриадовых тундр он оказался связанным с классом ВВ пятнистых и куртинных кустарничковых и дриадово-разнотравных тундр. Комбинации класса ВВ свойственны всем вершинам невысоких здесь гор (на высотах от 600 до 1000 м). Особенность этих тундр в данном районе - постоянное присутствие даже на самых высоких вершинах прижатых к субстрату кустиков кедрового стланика, карликовой березки, гипоарктических кустарничков. На разных геоморфологических элементах наблюдается несколько разный состав элементов в комбинациях: наиболее бедные видами куртинные каменистые и щебнистые тундры развиты на гребнях. Среди кустарничков здесь наиболее масовы Diapensia obovata и Loiseleuria procumbens. Типичный состав видов: Artemisia glomerata, Oxytropis nigrescens, Anemone sibirica, Hedysarum hedysaroides, Saxifraga firma, Dicentra peregrina. Наиболее богатые пятнистые тундры отмечены на стенках каров, особенно южных экспозиций, в их нижних частях обычны куртинки Juniperus sibirica . На бортах каров северной экспозиции, в местах сильной нивации, отмечены своеобразные нивальные пятнистые филлодоцево-разнотравные тундры с высоким обилием Saxifraga merckii и Tofieldia coccinea . На участках склонов высокой крутизны формируются осыпи с Ermania parryoides, Papaver microcarpum, Tephroseris jacutica, Stellaria fischeriana.

Самая любопытная особенность растительного покрова района - то, что на модели его структуры выделился класс КО, свойственный другой геоботанической области. Вероятно, это связано с воздействием на микроклимат крупнейшего озера региона - оз. Майниц. По склонам гор, обращенных к озеру, развиваются настоящие ольховые леса океанического типа, сочетающиеся на более каменистых и дренированных частях склонов с кедровостланиковыми лесами. Они и составили основу выделенного класса. Кроме того, в него вошли комбинации ольховников, кедровостланиковых лесов и ерников по крутым склонам ущелий и каньонов, а также комбинация ивнячков и лугов на моренном комплексе в районе оз.Майниц. Класс характеризуется (в отличие от других классов этого фитома) присутствием в растительном покрове большого количества мезофильного разнотравья. Особенность ольховых лесов в этом классе - мощный вейниково-хвощевый покров с доминированием не Equisetum arvense , а E. pratense и E. sylvaticum , а также высокие заросли золотистого рододендрона и голубики. В ольховых лесах склонов северных экспозиций характерен хорошо развитый второй ярус из Salix pulchra, с участием S. krylovii, S. lanata. Вообще элементы ивняков в этих комбинациях обычны, в них обильны спирея Стэвена, курильский чай, карликовая березка. Другая особенность - повышенная влажность этих лесов, бдагодаря чему самым обильным видом травостоя в них является Petasites frigidus . Здесь не редкость морошка, Carex ensifolia и Claytonia acutifolia.

Довольно неоднороден по физиономии сообществ и составу комбинаций оказался класс, флористически хорошо выделяемый как целостное скопление вершин между классами КК и ПА. Мы назвали его ПП, так как его парциальная флора является частью пойменного флористического комплекса. На самом деле только половина комбинаций действительно относится к пойменной фации (3,23,24,28,31), остальные же представляют разнообразные варианты ивняков и лугов с тундрами на надпойменных террасах, днищах ущелий и каньонов, и на моренах. Более правильно было бы называть выделяющийся кластер классом кустарников и лугов. Ведь и в поймах здесь настоящие леса (из чозении) фактически представлены лишь редкими островами в районе устья р.Ичгуйгыней, они в большой степени усыхают и сильно повреждаются лосем. В наиболее развитом чозениевом лесу (28) высокой поймы чозения имеет высоту 8-9 м, диаметр ствола 40 см, под пологом единично встречаются кусты ольхи, кедрового стланика, рябины и можжевельника. В подлеске обильна смородина печальная, изредка кустики Salix hastata . Напочвенный покров - смесь кустарничков и трав. Доминируют Calamagrostis purpurea, Poa aggr. nemoralis, Galium boreale, Chamerion angustifolium. Со средним обилием встречаются Arctous erythrocarpa, Vaccinium uliginosum, Poa pratensis, Bromopsis pumpellianus, Hedysarum hedysaroides, Moehringia lateriflora, Aruncus kamtschaticus, Thalictrum sparsiflorum, Th. kemense, Th. alpinum и др . Очень характерны в таком лесу поляны с Antennaria dioica, Aster sibiricus, Empetrum nigrum, Potentilla hyparctica, с усыханием чозении развивающиеся в пустоши, размеры которых могут достигать 100 м в поперечнике. Субстрат пустошей песчано - галечный , проективное покрытие растениями 15-25%, индикаторы - Minuartia biflora, Gentiana algida, Artemisia borealis, A. glomerata, Sedum purpureum.

В местах повреждения чозении лосем лес превращается в своеобразный разреженный “скраб”, в котором чозения имеет форму карликового деревца до 2 м высотой и диаметром ствола 20-30 см с сильно развитой “юбкой” торчащих боковых ветвей. Напочвенный покров в этом оригинальном лесу имеет пустошный характер с присутствием луговых мезофилов ( Myosotis suaveolens, Geranium erianthum, Rubus arcticus, Aconitum delphinipholium и др.). В такие чозениевые леса активно вклиниваются ивняки из Salix alaxensis, S. krylovii, S. hastata . Эти комплексы по мере ослабления пойменного режима превращаются в комбинации ивняков и пустошей, а затем кустарников и лугов, причем кустарники здесь низкие, 1-1.2 м, состоят в основном из Salix krylovii с участием S. hastata и Pentaphylloides fruticosa. Наибольшего развития комплексы лугов и кустарников достигают на надпойменных террасах, прорезанных многочисленными сухими руслами проток. При этом образуются сложные комбинации из нескольких элементов, включая кустарничковые и ерниковые тундры (с Betula exilis, B. middendorffii, Salix saxatilis, Vaccinium uliginosum, Arctous alpina, Empetrum nigrum,Carex scirpoidea) по грядам, фрагменты редкотравных ( Saxifraga firma, Artemisia borealis) и сырых (Caltha palustris, Rumex aquatilis, Cardamine pratensis, Lagotis minor, Carex eleusinoides) лугов по днищам сухих и пересыхающих русел. Доминируют в таких комбинациях разнотравные луга (Veratrum oxysepalum, Corydalis arctica, Acetosa pseudoxyria, Potentilla hyparctica, Eritrichium villosum, Hedysarum hedysaroides, Aconogonon tripterocarpum, Bistorta vivipara, Artemisia arctica, Galium boreale, Ranunculus monophyllus, Allium shoenoprasum, Anemone richardsonii, Festuca altaica, Antennaria dioica и др.).

Более традиционен расположенный на конце цепи флористически переливающихся друг в друга классов класс ПА, объединивший комбинации редкотравных лугов, ивняков из Salix alaxensis , а в местах развития чозениевых рощ - возобновления чозении. Наиболее обычные виды сухих галечников здесь - Equisetum arvense subsp. borealis, Barbarea orthoceras, Wilhelmsia physodes, Stellaria fisheriana, Chamerion latifolium, Ch. angustifolium, Artemisia leucophylla, A. furcata, Aster sibiricus, Astragalus alpinus, Deshampsia borealis, Bromopsis pumpellianus, Poa pratensis, P. malacantha, Trisetum molle, Festuca cryophila, Leymus interior . На сырых заиленных участках обычны Carex eleusinoides, Juncus castaneus, Luzula multiflora. По проточкам в низкой пойме можно встретить Hierochlo ё glabra subsp. sibirica, Carex norvegica, C. sabulosa, C. sedakovii, C. bicolor, Alopecurus aequalis, Allium shoenoprasum, Pedicularis verticillata, Gastrolychnis apetalum, Ptarmica alpina.

Довольно большое количество мезокомбинаций в районе связаны с озерами, причем, они оказались настолько разнообразны флористически, что среди них выделяется четыре класса. Из всех типов озер здесь наиболее характерны моренные, а также низинные пойменные по старым руслам рек. И те, и другие расположены в западинах диаметром от 100 м до 2 км. Кроме того, в районе располагается крупное, 20 км длиной и 1-4 км шириной, озеро Майниц. По всей видимости, оно заполняет провал первично тектонического происхождения, подпруженный позднее мореной. Комбинации группировок растительности развиваются на различных геоморфологических элементах озерных ванн: в прибрежной полосе, склоне к днищу неглубоких озер, на днище мелководных озер, в воде.

С озером Майниц оказались связаны два изолята на графе (49 и 50), представляющие собой разные классы мезокомбинаций. Так, комбинация, описанная на наледном участке приозерной террасы (49), есть пример класса комбинаций наледных участков долин (НА). Высота этой приозерной террасы очень небольшая - не более 30 см, терраса довольно сырая, замоховелая, наледь стаивает полностью в конце июля. Видимо, источником наледи здесь служат подземные тектонические воды, разгружающиеся по сбросовым кольцевым разломам вокруг озера. Общее задернение сосудистыми растениями здесь 60-65%. Растительный покров довольно типичен для всех наледных зон этой провинции - это комбинация низких (до 30 см высоты) ивнячков из Salix saxatilis с шикшей и голубикой, в которых обильна Carex norvegica , злаково-разнотравных моховых тундр и галечников с изобилием Chamerion latifolium . Другая комбинация (50) характеризует озерный пляж: это спорадично распространенные по берегу фрагменты осоково-луковых низких лужков (“гусиных пастбищ”) и куртинные группировки растительности незакрепленных галечников. Лужки из Carex rigidioides и Allium shoenoprasum идут по береговым галечным валам, покрывая до 5% площади пляжей. Галечные валы состоят из мелкой, хорошо окатанной гальки, и характеризуются куртинной растительностью из всходов Salix pulchra, отдельных групп Deshampsia borealis , а в местах стока наледных вод - Carex eleusinoides.

Наиболее крупный в районе класс приозерных мезокомбинаций фактически объединяет в себя комбинации ЛХ и ЛЖ классов: мы назвали его ЛХ, так как две комбинации из трех - комплексы осоковых, ивняково-осоковых и разнотравно-осоковых лугов по берегам заполненных водой озер. Основной элемент этих комбинаций - осоково-арктофиловые луга (Carex rostrata, C. appendiculata, C. cryptocarpa, C. saxatilis, C. jacutica, Arctophila fulva) . При зарастании озер на первой стадии обилен Equisetum fluviatile. Хвощевые и осоково-хвощевые луга в комбинациях обычно сочетаются с сырыми пушицевыми и сабельниковыми лугами ( Comarum palustre, Eriophorum scheuchzeri, Carex lapponica). Последние особенно характерны для ложбин-перемычек, соединяющих два и более озер. Другой элемент комбинаций - осоково-злаковые и лисохвостные луга на галечниках (самые обильные виды - Carex membranacea, C. sedakovii, Alopecurus aequalis, Deschampsia cf. borealis, Lagotis minor). Для зарастающих озерков очень характерен также и еще один элемент комбинаций - загущенные по берегам заросли Salix pulchra . В класс ЛХ вошла и комбинация куртинных лугов из лука, щучки и осоки, представляющая собой одну из первых стадий заселения растительностью днища осушенного моренного озера. Субстрат днища таких озер обычно галечный, каменистый, местами заиленный либо суглинисто-щебнистый. На дне высохших озер из щебнистых мелкоземистых пятен образуются многоугольники с каменными кольцами вокруг пятен. Размер каменных обломков, разбросанных по дну таких озер, может достигать 1.5 м в поперечнике. В середине лета суглинок на этих поверхностях высыхает и превращается в твердую плотную корку, местами растрескивающуюся. В видовом составе комбинации наиболее обилен Ranunculus reptans, обычны Deshampsia cf. borealis, Carex appendiculata, Allium shoenoprasum, Wilhelmsia physodes. Встречаются кустики Pentaphylloides fruticosa, идет интенсивное возобновление Salix pulchra. Здесь можно встретить Juncus haenkei, Equisetum arvense subsp. borealis, Epilobium hornemannii, Rorippa palustre. Со стороны окружающих тундр и зарослей моренного комплекса постепенно начинается наступление тундровых видов.

Другая комбинация того же типа (44) выделилась в самостоятельный класс: дело в том, что она представляет самую первую, начальную стадии процесса зарастания моренных озер, и потому ее видовой состав чрезвычайно беден. Комплекс куртинных группировок описан нами на суглинисто-каменистом дне свежевысохшего моренного озера, расположенного на переработанном ледником водоразделе между оз. Майниц и р.Ныгчеквеем. На дне таких озер, дренированных только 1-3 года назад, процессы поселения растений очень замедлены, хотя уже началась морозная сортировка субстрата. Из видов-первопоселенцев следует указать Alopecurus aequalis, Rumex aquaticus, Juncus filiformis и Carex saxatilis. Эти виды, вместе с Caltha palustris, составляют весь растительный покров данных местообитаний, в районе достаточно редких.

При заболачивании озер моренного комплекса на них развиваются комбинации крайне топких бугорковатых и бугристых сфагновых и зеленомошных осоково-кустарничковых (Betula exilis, Vaccinium uliginosum, Andromeda polifolia), осоково-вейниковых (Calamagrostis neglecta), осоково-ивняковых (Salix pulchra, S. saxatilis, S. myrtilloides) и осоково-сабельниковых болот (класс ББ). Обычно на наиболее возвышенных участках гряд и бугров в этих комбинациях наблюдаются сфагновые кустарничковые тундры с полным набором гипоарктических кустарничков и морошкой. Такие же комбинации обнаруживаются на обширных площадях на надпойменных моренных террасах и у подножия гор в долинах ручьев. Среди осок доминируют Carex aquatilis, C. cryptocarpa и C. rariflora , могут встречаться Carex cinerea, C. gynocrates. В болотах водораздельных плато и межгорных впадин появляется (пока не в большом обилии) вид болот Нижнеанадырской низменности - Carex rotundata.

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.