На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Окрестности города Анадырь

 

В районе г. Анадырь отработано 40 описаний (рис. 81), причем мы отчетливо осознаем, что их сделано явно недостаточно для такой большой площади, учитывая геоморфологическую разнородность территории. Тем не менее, стоит привести полученные данные как исключение - хотя бы для того, чтобы видна была системность исследования и полнота охвата других 15 районов.

Исследования охватили довольно обширную территорию площадью примерно 35х16 км, вытянутую с юга на.север и отграниченную заливом Онемен на севере и р. Гэчмыткукууль на юге. Территория неоднородна геоморфологически, и в ней можно выделить три подрайона.

Первый подрайон включает небольшое поднятие Лысых увалов (200-225 м) и горы Дионисия (577 м, бывшего вулкана), окруженных шлейфами и всхолмленной флювиогляциальной равниной (среднечетвертичного возраста) с отметками 20-25 м и до 190 м на покатых холмах. Поднятие является крайне южным отрогом Золотого хребта, протянувшегося по северному берегу Анадырского лимана. Для всхолмленной равнины характерны невысокие острые останцы, берег Анадырского залива в этом подрайоне обрывистый с развитой термоабразией, развиты галечные пляжи в полосе прибоя (рис.80). Почти по всему побережью Анадырского залива прослеживаются морские террасы высотой свыше 50 м , в районе г. Анадырь 60-метровая морская терраса отмечается по обоим берегам пролива, соединяющего залив Онемен с Анадырским лиманом. Небольшие речки, стекающие с поднятий, врезаны на 1-5 м, по их берегам характерны песчаные обрывчики, пойма не развита. В первом подрайоне составлено 25 описаний, из них 10 - на горе Дионисия и 7 - на горе Михаила.

Второй подрайон охватывает обширную низменность вдоль берега Анадырского залива, представляющую собой полосу постепенно осушающегося шельфа при современной морской регрессии. Он характеризуется развитием тампов и маршей и огромным количеством водоемов с подсоленной водой. Высотные отметки варьируют в пределах от 0 до 3 м. Реки с медленным приливно-отливным течением, с солоноватой водой, в пойме ивняки из Salix pulchra и низкие бедные ольховники. Небольшие ручьи представяют собой глубокие заиленные канавы. Галечные пляжи по берегу не выражены из-за отсутствия прибойной зоны. Заиленный вязкий берег полого уходит в залив, опускаясь на 1 м за 3-4 км. Полоса ила и грязи во время отлива обнажается на 50-100 м. В этом подрайоне составлено всего 11 описаний.

Третий подрайон является крайне восточным вариантом Великореченской впадины и охватывает сильно размытый конечный моренный вал среднечетвертичного оледенения. В отличие от районов свежих, позднечетвертичных морен, ледниковый характер рельефа почти не просматривается. Моренные бугры очень пологие, котловины озер с неясно выраженными стенками. Средние высотные отметки моренных холмов 30-40 м, котловин - 5-9 м. Встречающиеся здесь озера крупные , они часто спущены и являются частью специфического грядово-озерного комплекса. Моренная равнина прорезана сильно меандрирующими небольшими речками с медленным течением. По их берегам встречаются высокие песчаные (до 30 м высотой) обрывы, вдоль русел развиты богатые ольховые леса. В этом подрайоне сделано всего 4 описания.

Рис. 81. Схема геоботанических описаний района г. Анадырь

Список геоботанических описаний района г. Анадырь:

1. Возобновление на пожарище по кочкарной пушицево-осоково-кустарничковой полигональной тундре на плоской террасе. 2. Сочетание мохово-лишайниковой кустарничковой и каменистой кустарничково-разнотравной тундры по ложбине стока на склоне горы восточной экспозиции. 3. Мохово-лишайниковая дриадово-разнотравная тундра с сырыми моховыми луговинами на солифлюкционных буграх в верхней части склона. 4. Мелкобугорковатая мохово-лишайниковая осоково-кустарничковая тундра с суглинистыми пятнами на плоской вершинной поверхности невысокой горы. 5. Каменистая лишайниково-кустарничковая тундра на плоской верщинной поверхности невысокой горы. 6. Комплекс нивальной разнотравной тундры, сырых мохово-разнотравных луговин по ключикам и фрагментов каменистых россыпей в верхней части шлейфа под уступом склона северной экспозиции. 7. Фрагменты разнотравных тундр с низкими ивками и куртинных группировок растительности на приморских скалах по берегу Анадырского лимана. 8. Куртинная каменистая кустарничковая тундра на плоской вершинной поверхности невысокой горы. 9. Пятнистая лишайниково-кустарничковая тундра с моховинами по ключикам на курумах по уступу нагорной террасы на склоне северной экспозиции. 10. Заиленные марши на низком морском берегу с множеством проток и озерков. 11. Грядово-озерный комплекс сырых кустарничковых тундр и осоково-сфагновых болот в озерной котловине вне уровня засоления. 12. Разнотравно-злаковые куртинные группировки по старой щебнистой косе - береговому валу, в настоящее время разделяющему засоленные тампы и марши от низменных кочкарных тундр. 13. Комплекс вейниковых ивняков и мохово-лишайниковой осоково-кустарничковой тундры с отдельными куртинами ольховника по буграм криогенного пучения и западинам на шлейфе склона невысокой горы, нарушенного в средней степени стоком с коровника и свалки. 14. Мохово-лишайниковая разнотравно-кустарничковая тундра в средней части склона. 15. Комплекс ивняков, ольховника и моховых разнотравных луговин по небольшому горному ручейку. 16. Куртинная щебнистая кустарничковая тундра на вершине горы Дионисия. 17. Мохово-лишайниковая разнотравно-кустарничковая тундра с луговинами на сусликовинах в нижней части бугристого склона южной экспозиции. 18. Кочкарная кустарничково-осоково-пушицевая торфяная тундра на пологом склоне увала. 19. Грядово-западинный комплекс мохово-лишайниковой кустарничковой тундры и сфагновой кустарничково-пушицевой тундры в нижней части склона горы Дионисия восточной экспозиции. 20. Каменисто-щебнистая лишайниковая кустарничковая тундра в нижней части склона восточной экспозиции. 21. Каменисто-щебнистая пятнистая лишайниковая кустарничковая тундра с фргментами россыпей в средней части склона западной экспозиции. 22. Комплекс бугорковатой щебнисто-суглинистой кустарничковой тундры с выходами глыб на пологом склоне южной экспозиции увала близ бровки высокого морского берега. 23 . Пятнистая щебнистая злаково-разнотравная тундра с лужайками на сусликовинах в верхней части старой приморской косы. 24. Пятнистая лишайниково-кустарничковая тундра в нижней части старой галечной косы. 25. Кустарничково-злаковые марши в низменно-озерном комплексе в полосе несильного засоления в 3 км от берега моря. 26. Колосняково-лапчатковый и родиоло-шикшевый маршевые луга в полосе сильного засоления в 1-1.5 км от берега моря. 27. Злаково-осоковый и лапчатковый маршевые луга в прибрежной полосе по берегу Анадырского лимана. 28. Кочкарная осоково-кустарничково-пушицевая тундра с озерками и сфагновыми осоковыми болотцами вне полосы засоления. 29. Комплекс разнотравных ивняков из Salix pulchra и ольховников с пушицево-осоковыми мочажинами вдоль топкого берега реки 2-ая Речка. 30. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с отдельными кустиками ольхи и Salix pulchra на гряде вдоль реки в 50 м от берега. 31. Комплекс кустарничково-разнотравной тундры, ивнячков, ольховников и разнотравных луговин на грядах и склонах высоких морских обрывов в районе мыса Дионисия. 32. Разнотравно-кустарничково-осоковая тундра с пушицевыми мочажинами по бровке кочкарной тундры с выходами каменистых гряд. 33. Куртинная растительность незакрепленных галечников и песков по морскому пляжу залива Онемен. 34. Комплекс осоковоразнотравной моховой тундры и моховых ивнячков из Salix pulchra по ложбине стока в истоках Второй Речки. 35. Бугорковатая сфагновая кустарничково-пушицевая тундра на вершине пологого бугра. 36. Пушицево-вейниковое болото с заболоченными ивняками из Salix pulchra по дну спущенного оз. Александра. 37. Комплекс вейниковых ивнячков из Salix pulchra и разнотравных лужаек вдоль небольшой речки. 38. Комплекс осоково-пушицевого и вахтового болота и кустарничковой моховой тундры во впадине. 39. Кочкарная пушицево-кустарничковая тундра по берегу озера. 40. Комплекс вейниково-разнотравных ивняков из Salix pulchra, S. krylovii , с пушичниками по мочажинам по берегу озера.
Рис. 80. Ландшафтный рисунок района окрестностей г.Анадырь. Мезокомбинации: а - низких ольховников, разнотравных тундр, низких кустарников; б - арктофиловых и вейниковых лугов по днищу спущенных термокарстовых озер; в - маршевых сырых лугов и тундр; г - голых галечников и открытых группировок галофитной растительности морских пляжей. Урочища: 1 – каменистые склоны (с преобладанием комбинаций пятнистых щебнистых кустарничковых и мохово-лишайниковых разнотравно-кустарничковых тундр); 2 – слабо всхолмленная равнина (с преобладанием комбинаций кочкарных осоково-пушицевых и бугристых мохово-лишайниковых кустарничковых тундр); 3 – абразионные морские берега (с преобладанием комбинаций кустарников, луготундр и хвощевых лугов); 4 – термокарстовые котловины и гряды (с преобладанием комбинаций полигональных осоково-пушицевых тундр и сфагновых болот)

 

В целом в графе структуры растительного покрова района (рис. 82) на уровне, принятом в настоящем анализе (20%), выделилось большое количество изолятов (8 из 15). Причина большого количества изолятов - в том, что разнообразие растительного покрова охвачено только “самыми крупными мазками”, в принципе в будущих исследованиях каждый класс следует дополнить описаниями. Описания делались на большом удалении друг от друга, явно был недоисследован третий подрайон. В то же время, количество выделяемых ординационных кластеров достаточно для ландшафтного района, часть описаний даже вышла за его пределы. Для того, чтобы показать основные градиенты в структуре и связи между изолятами, граф построен при более низком уровне значимости коэффициента сходства.

По своей структуре графовая модель напоминает аналогичные графы районов центральной и восточной Чукотки - бассейна р. Анадырь (Беликович, 1990; Беликович, Галанин,1991; Беликович и др., 1997). Граф может быть разбит на достаточно дискретные кластеры, причем два самых крупных класса представляют собой основные типы комплексов растительности полосы средних и северных гипоарктических тундр: это пятнистые кустарничковые и мохово-лишайниковые разнотравно-кустарничковые тундры склонов холмов и гор (РА) и заболоченные кочкарные и бугорковатые осоково-пушицевые, осоково-пушицево-кустарничковые тундры равнинных участков (ББ). Специфическими классами для района являются классы МА, АР и ВК, не отмеченных в других исследованных ландшафтах региона. Сильно изменен набор элементов и в других , традиционных для Южной Чукотки, классах.

Рис. 82. Графовая модель ландшафтной эколого-флористической структуры растительного покрова района г.Анадырь.

Классы мезокомбинаций: ВВ - куртинных и пятнистых разнотравно-кустарничковых щебнистых тундр вершин островных гор; РА - пятнистых кустарничковых и мохово-лишайниковых разнотравно-кустарничковых тундр склонов; ИИ - ивняков (Salix pulchra, S. krylovii) и ольховников с фрагментами сырых осоковых и кустарничково-разнотравных тундр по водотокам; ИЗ - ивнячков из Salix pulchra, кустарничковых тундр, разнотравно-осоковых и гипново-осоковых болот в истоках водотоков; ЛЖ - сырых вейниковых, арктофиловых лугов, возобновлений ивнячков из Salix pulchra и прибрежно-водной растительности мочажин по дну спущенных термокарстовых озер; ББ - кочкарных осоково-пушицево-кустарничковых, мохово-лишайниковых бугорковатых осоково-кустарничковых тундр и сфагновых осоково-кустарничковых болот; МА - разнотравно-кустарничковых тундр с фрагментами луговин, кустарников, сырых моховин по морским обрывам; МГ - маршевых тундр и галофитных лугов в зонах осушек; ММ - галофитных разреженных группировок растительности галечных пляжей; МС - открытых группировок растений, фрагментов низких ольховников, кустарников, нивальных разнотравных луговин и разнотравно-кустарничковых тундр прибрежных скал; МХ - кустарничковых мохово-лишайниковых тундр с фрагментами сабельниковых, осоковых болот и луговин озерного комплекса; АР - олуговелых осоково-пушицевых тундр и сырых кустарников на участках с частично нарушенным растительным покровом; ВК - куртинных и пятнистых разнотравных и злаково-разнотравных тундр по галечной косе; ПП - разнотравных ивняков и лугов в поймах рек внутренней части низменности; БО - осоковых гипновых болот с водными сообществами растительности мочажин

Класс ВВ куртинных и пятнистых щебнистых тундр представлен всего одной комбинацией, сделанной на вершине горы Дионисия - единственной горы, достаточно высокой для того, чтобы на ее вершине сформировался этот тип тундр. В связи с изолированностью этой вершины от других гор, здесь распространен обедненный вариант - в комбинации преобладает куртинная кустарничковая тундра с Salix phlebophylla, Cassiope tetragona, Carex rupestris, Potentilla elegans, Diapensia obovata, Rhododendron camtschaticum, Empetrum nigrum, Loiseleuria procumbens,Dryopteris fragrans. На седловинках она сочетается с небольшими фрагментами пятнистой кустарничковой тундры из тех же видов и Novosieversia glacialis.

Класс РА - новый для набора классов региона кластер, флористически не связанный с классами ни одной исследованной подгруппы. Слабые (около 15%) связи флористического сходства он имеет только с классами подгруппы ВВ. Общее задернение растениями в тундрах класса РА от 20 до 80%, причем характерно развитие мохово-лишайниковой синузии - даже в пятнистых тундрах. Участие мхов и лишайников в этой синузии примерно равное, и в зависимости от погодных условий и сезона больше “работают” в биогеохимическом круговорте то одни, то другие. Что касается лишайников, то в пятнистых тундрах здесь наболее распространены Alectoria nigricans, Cetrariella delisei, Cladina arbuscula, Cladonia alaskana, Flavocetraria cucullata, F. nivalis, а в сомкнутых - Alectoria ochroleuca, Cetraria islandica var. polaris, Cladina rangiferina, C. stellaris, Dactylina arctica (Галанина, Галанин, 1999) .

И в пятнистых, и в сомкнутых типах сообществ мощное развитие получает ярус кустарничков - Ledum decumbens, Vaccinium uliginosum, Rhodococcum vitis-idaea, Empetrum nigrum, Arctous alpina, Cassiope tetragona, Loiseleuria procumbens, Diapensia obovata, Rhododendron aureum, Rh. camtschaticum , обильны кустарничковые ивы - Salix sphenophylla, S. phlebophylla, S. chamissonis. Доминант большинства c ообществ горных тундр - Dryas punctata . На щебнистых и каменистых участках не редки папоротники Dryopteris fragrans, Woodsia ilvensis . Из злаков самые активные в комбинациях - Festuca brachyphylla, Poa malacantha, Hierochlöe alpina, из осок - Carex podocarpa, C. сapillaris, C. williamsii, C. rupestris, C. algida, C. misandra. Очень обычны здесь Luzula beringensis, L. unalashkensis, L. confusa. Разнотравье достаточно богато ; кроме обычных для Северной Корякии Minuartia arctica, Artemisia glomerata, A. arctica, A. furcata, Oxytropis nigrescens, Anemone sibirica, Pedicularis amoena, P. capitata, Thalictrum alpinum, Saxifraga firma, Aconogonon tripterocarpum, для тундр горы Дионисия характерны Ermania parrioides, Bupleurum triradiatum, Arnica iljinii, Parrya nudicaulis, Delphinium cheilanthum, Pedicularis hirsuta, Dianthus repens, общие с горной флорой района пос. Беринговский. Среди обычных видов в тундрах класса РА также Draba nivalis, Dicentra peregrina, Saxifraga nelsoniana, Saussurea tilesii, Bistorta elliptica, Androsace chamaejasme, Tilingia ajanensis, Potentilla uniflora, Gastrolychnis apetalum.

Состав комбинаций класса варьирует в зависимости от положения в рельефе, экспозиции склона, близости моря. В верхней части склонов в соновном встречаются сочетания пятнистых кустарничковых (дриадовых) и мохово-лишайниковых разнотравно-кустарничковых тундр. На плоских участках невысоких вершин (типа горы Михаила) в составе подобных комбинаций могут участвовать фрагменты осоковых тундр с Carex lugens (Rubus chamaemorus). В верхних частях гор в составе пятнистых тундр часто доминирует Salix phlebophylla . По всем склонам характерно обилие солифлюкционных натеков, террасок, на которых встречаются сырые луговины с Claytonia acutifolia, Pedicularis sudetica subsp. albolabiatae, P. oederi, Aconogonon tripterocarpum, Saxifraga nivalis. У гор вдоль берега лиманов наблюдаются несколько морских террас, на уступах которых развиваются полосы каменистых россыпей 2-3 м ширины, перемежающиеся задернованными полосами 2-10 м ширины. Соответственно здесь формируется комбинация пятнистых лишайниково-кустарничковых тундр и фрагментов эпилитно-лишайниковых пустынь. Местами по сырым участкам между крупных обломков здесь можно найти Salix glauca, S. chamissonis, Tofieldia coccinea.

По ложбинам стока в нижней части склонов формируются комбинации каменистой кустарничково-разнотравной (с отдельными кустиками ольхи и Salix pulchra) тундры, ивальных разнотравных луговин ( Ranunculus sulphureus, Oxyria digyna, Eutrema edwardsii, Lloydia serotina) и разнотравной тундры (Cassiope teragona, Petasites frigidus, Astragalus alpinus, Lagotis minor, Parrya nudicaulis и др.). Часто в подобных комбинациях по микроручейкам встречаются фрагменты хвощевых моховин с Primula tschuktschorum subsp. farinosa, Anemone richardsonii, Saxifraga hieracifolia, S. foliolosa, S. porsildiana, и даже в наиболее сырых местах - с Eriophorum polystachion.

На южных склонах горы Дионисия (в нижней части), а также на нивальных уступах в составе комбинаций класса РА встречаются фрагменты низких (1 м) ольховников, которые в наиболее благоприятных экотопах могут занимать от 20 до 60% площади комбинации. Они перемежаются богатыми разнотравьем полянами (разнотравно-кустарничковой тундрой с доминированием Dryas punctata, Vaccinium uliginosum ) и фрагментами кобрезников (с Kobresia myosuroides). На таких участках обычно обильны сусликовины с характерными для них разнотравно-злаковыми луговинами. Типичный для района состав такой луговины: Delphinium cheilanthum, Arnica iljinii, Artemisia arctica, Rhodiola rosea, Pachypleurum alpinum, Tilingia ajanensis, Poa malacantha, Trisetum molle, Luzula multiflora . В видовом составе этих, наиболее богатых, комбинаций, насчитывается 35-45 видов, в разнотравье наиболее обильны Aconitum delphinipholium, Hedysarum hedysaroides, Pulsatilla nutalliana, Anemone sibirica, Oxytropis maydelliana, Gentianella auriculata.

За счет присутствия в составе класса РА фрагментов ольховников к нему подсоединяется слабыми связями комбинации класса МА, в составе которых принимают участие куртины ольхи и низких ив. Класс МА представляет новый тип морских комбинаций, характерных для абразионных берегов Анадырского, Канчаланского лиманов и залива Онемен, сложенных глинистыми отложениями. Обрывы до 20-30 м высотой имеют здесь фестончатый край с чередованием острых гряд и врезанных в верхнюю часть (на 10-20 м) эрозионных промоин, спускающихся к морю. В самых свежих обрывах и местах интенсивной современной абразии собственная растительность не формируется благодаря постоянному процессу оползней и подрезания террасы . На заросших участках формируется оригинальный комплекс: на грядах, склончиках разных экспозиций и по дну промоин (ложбин) распространены разные элементы растительности - луга, тундры и кустарники. Кустарники довольно низкие (до 40 см высотой), в основном из Salix glauca и S. lanata, c отдельными кустами Alnus fruticosa (отдельные кусты могут достигать 1 м) и кое-где под пологом - распростертыми кустиками Ribes triste. Они идут пятнами по склончикам южной экспозиции и характеризуются высоким обилием голубики, Carex podocarpa, Hedysarum hedysaroides, Rhododendron aureum. По ложбинам распространены часто хвощевые (с Equisetum arvense) лужки с обильными Rhodiola rosea, Saxifraga hieracifolia, Saussurea parviflora. Склончики северных экспозиций обрывисты, часты обнажения песчаника. Здесь распространена куртинная растительность с Leymus villosissimus, Poa arctica var. vivipara, P. glauca, Chamerion angustifolium, Artemisia leucophylla, Cardaminopsis petraea, Castillja pallida var. elegans. По грядам и бровке обрывов идут луга и луготундры с большим обилием злаков (Festuca altaica, Hierochloё alpina, Trisetum molle, Poa malacantha) и разнотравья (Oxytropis maydelliana, Astragalus alpinus, Pedicularis amoena, P. capitata, Tephroseris lenensis, Bistorta vivipara, Polemonium acutiflorum, Cerastium fischeranum, Tilingia ajanensis и др.). На самых вершинах гряд можно встретить Arnica iljinii, Potentilla nivea, Minuartia rubella, M. arctica, Draba nivalis, D. hirta, Antennaria friseiana, Papaver korjakense. Эти луга переходят в кочкарные осоково-пушицевые и шлейфовые разнотравно-кустарничковые тундры через эвтрофные разнотравные тундры.

Следующий класс мезокомбинаций, находящийся на графовой модели флористической структуры растительного покрова между классами РА и ББ, связан с приручьевыми и приречными экотопами - русловой фацией. В класс ИИ входят комбинации ивняков (Salix pulchra, S. krylovii) и ольховников с фрагментами различного рода сырых осоковых или кустарничково-разнотравных тундр. Собственно пойменная фация по водотокам района (двух первых геоморфологических подрайонов) не выражена. Русла рек с небольшим врезом (2-10 м), течение воды вдали от подножия гор замедленное, а вблизи моря - с инверсным течением во время приливов. Реки на равнине сильно меандрируют, образуя вдоль берега небольшие обрывчики. Вдоль русла обычно развиты густые ивняки из Salix pulchra , перемежающиеся низкими ольховниками (из Alnus fruticosa) высотой до 2 м. В ивняках обильны Viola epipsiloides, Equisetum arvense, Salix saxatilis, Rubus arcticus, Petasites frigidus. В глубине Нижнеанадырской низменности в составе ивняков может встречаться (но не обильно) Salix krylovii, а в составе разнотравья - Bistorta vivipara и Aconogon tripterocarpum.

Как в приморской полосе, так и в глубине материка на равнине многие ивняки заболачиваются; берег в таких местах топкий, хотя его высота достигает 1м. В комбинациях сырые ивняки перемежаются ольховниками и фрагментами осоковых и осоково-пушицевых болот: обильны Eriophorum russeolum, E. polystachion, Carex aquatilis . Не редки Iris setosa, Artemisia arctica, Polemonium acutiflorum, Anemone richardsonii, Veratrum oxysepalum , в приморской полосе слабого засоления - Arctanthemum arcticum . По границе ивняков с кочкарными тундрами равнины идет бордюр из Spiraea stevenii, Betula exilis, Vaccinium uliginosum, Rhododendron aureum, Empetrum nigrum со значительным участием Calamagrostis purpurea.

Один из вариантов подобных комбинаций в верховьях небольшого ручейка с нерусловым стоком (34) выделился в самостоятельный класс ИЗ. Сток здесь происходит по гипново-осоковому болоту, тянущемуся по ложбине, отграниченной уступом высотой 1-1.5 м от кочкарных равнинных тундр. Комбинация представляет собой динамический ряд: бордюр низких (1 м) ивнячков из Salix pulchra (Betula exilis, Rhododendron aureum, Artemisia arctica, Poa arctica) на склончике уступа , кустарничковая нивальная тундра в месте снежника (Vaccinium uliginosum, Salix chamissonis, Pedicularis sudetica subsp. pacifica, Tilingia ajanensis) под уступом, разнотравно-осоковое болото (Carex stans, Eriophorum polystachion, Arctagrostis latifolia, Petasites frigidus, Tephroseris lenensis, Polemonium acutiflorum), гипново-осоковое болото (Carex stans, Tephroseris palustris, Rumex aquatilis).

Первую стадию формирования ивняка из Salix pulchra можно проследить по зарастанию спущенных термокарстовых озер, представленного комбинацией 36 (ЛЖ), описанной на дне искусственно спущенного (под сенокос) оз. Александра - крупнейшего термокарстового озера в Нижнеанадырской низменности (диаметр чаши до 10 км). Комбинация бедна видами и состоит в основном из сообществ трех типов: мочажины (Eriophotum polystachion, Caltha palustris, Ranunculus hyperboreus, R. pallasii), сырой вейниковый луг ( Calamagrostis purpurea, Tephroseris palustris, Arctagrostis latifolia, Rumex aquaticus) и возобновление ивнячков.

Весьма показательно, что ивняки по р. Гэчмыткукууль (37) не вошли в класс ИИ, а образовали самостоятельный класс, названный нами ПП, так как по составу видов он входит в эту крупную подгруппу классов. Фактически это описание представляет типичную комбинацию пойм соседнего, Автоткульского геоботанического района, и должно быть удалено из нашей выборки. Действительно, несмотря на некое физиономическое сходство с прирусловыми комбинациями класса ИИ (основной элемент - низкие, до 1.5 м ивнячки из Salix pulchra), флористически эта комбинация гораздо более богаче. Дело в том, что и под пологом ивняков покров не гигро-, а мезотрофный (появляются Trientalis europaea, Geranium erianthum, Moehringia lateriflora, Galium boreale, Pedicularis amoena, отсутствующие на более северных реках), и сочетаются они не с сырыми тундрами и болотами, а с разнотравными лужайками (на которых обильны Artemisia leucophylla, Sanguisorba officinalis, Gentiana glauca, Luzula multiflora). Эти ивняки более бореального склада, чем типичные ивняки Анадырского района.

Довольно хорошо и разнообразно представлены в районе кочкарные осоково-пушицево-кустарничковые тундры в комплексе с мохово-лишайниковыми бугорковатыми сырыми осоково-кустарничковыми тундрами и болотами (класс ББ). В отличие от аналогичных комбинаций других районов, здесь в обилии появляются Salix fuscescens, S. stoloniferoides и становится очень обильна морошка, иногда образуя морошковые сфагновые болота. Другой характерный вид класса ББ (свойственный наиболее дренированным мезотрофным участкам на шлейфах склонов) - Rhododendron parvifolium , который часто сочетается здесь с Rh. aureum . Наиболее ксероморфный вариант сообществ в комбинациях класса – мелкобугорковатая кустарничковая мохово-лишайниковая тундра, где, кроме гипоарктических кустарничков и морошки, могут встречаться Salix pulchra, Petasites frigidus, Aconogon tripterocarpum, Calamagrostis purpurea, Arctagrostis latifolia. На вымокаемых пятнах обычен Juncus castaneus , а на пятнах суглинка - J. biglumis.

В районе, как нигде, получают свое мощное развитие кочкарные тундры с пушицей влагалищной на сильно оторфованных почвах, причем кочки в кочкарниках высотой около 20-40 см и диаметром от 15 до 40 см. В сухое лето такая тундра практически не проваливается под ногами, большую роль в растительном покрове начинают играть лишайники. По некоторым ложбинам в весьма обычна Carex globularis. Из разнотравья на моховых подушках обильна Pinguicula villosa , обычны мытники Pedicularis pennellii, P. hirsuta, P. langsdorffii, P. lanata, иногда встречается Tofieldia coccinea. Клюква (Oxycoccus microcarpus) встречается только на сфагновниках, и довольно редко.

В провалах среди тундр обычны мочажины и озера, по берегам и дну которых развиваются гипново-осоковые (Carex aquatilis), а по краям - сфагново-осоковые (C. rariflora ) болота. В комбинации часто участвует и водное сообщество самой мочажины с Menyanthes trifoliata, Tacla natans, Ranunculus pallasii. Такие наиболее обводненные комбинации представлены описанием 38, выделившимся благодаря своему флористическому своеобразию в самостоятельный класс БО.

Специфика района г.Анадыря - наличие класса комбинаций с антропогенными нарушениями (АР), наблюдаемых в основном в радиусе 20 км от города. Хотя изучение различных нарушений растительного покрова не входило в наши задачи, тем не менее две комбинации самых основных типов воздействия человека на тундру были описаны: на свежем пожарище по полигональной тундре равнины (1) и на пологом шлейфе склона с буграми криогенного пучения в месте старой свалки и слива навоза со свиноферм (13). Первое описание сделано в полигонально-валиковой комбинации осоково-пушицевой и осоково-кустарничковой тундры через 2 и 3 года после пожара: отмечено хорошее возобновление карликовой березки, голубики, брусники, шикши, багульника, не выгорели узлы кущения Eriophorum vaginatum, E. polystachion, Carex lugens, C. aquatilis. После пожара активизировалась Artemisia leucophylla и злаки - Calamagrostis purpuea, Agrostis trinii, Arctagrostis latifolia . Интенсивное олуговение и явилось причиной объединения двух столь непохожих комбинаций в один класс. Во второй комбинации - низких ольховников (0.7-1 м выс.), вейниковых ивнячков из Salix krylovii и полос кочкарной (с Eriophorum vaginatum) тундры - произошло частичное заболачивание второго элемента (появление Salix pulchra, Eriophorum polystachion, Rubus chamaemorus, Carex stans) и преобразование третьего элемента в кочкарно-злаковые луга (Chamerion angustifolium, Artemisia leucophylla, Poa alpigena, Calamagrostis purpurea). Варианты этой комбинации обнаруживаются также по всем краям сельскохозяйственных угодий совхозов - в основном сенокосов, на которые сливаются отходы ферм.

 

Рис. 83. Картосхема растительного покрова берега гнилого угла Анадырского лимана в районе устья р. Вторая и Третья Речка. Классы мезокомбинаций: 1 - кочкарных осоково-пушицево-кустарничковых тундр и сфагновых осоково-кустарничковых болот; 2 - маршевых леймусово-разнотравных лугов, шикшево-разнотравных и кустарничковых тундр; 3 - пятнистых и куртинных разнотравных щебнистых тундр по старой галечной косе; 4 - низких ольховников и сырых лугов по берегу водотоков. 5 - полоса илистой литорали без растительности

 

Другая отличительная черта структуры растительного покрова района - наличие уникального класса ВК, объединяющего комбинации с куртинными и пятнистыми разнотравными тундрами по сухой галечной косе, в связи с регрессией моря оказавшейся далеко от берега моря (рис.83). Это типичный приустьевой бар шириной 10-20 м, у оконечности до 50 м, некогда отделяющий Анадырский лиман от лагуны в устье рек Вторая и Третья Речки. В настоящее время он разделяет галофитные марши от кочкарных тундр и комплексных болот Нижнеанадырской низменности.

В составе куртинных тундр характерно обилие злаков ( Leymus villosissimus, Calamagrostis purpurea, Deshampsia borealis, Trisetum molle, Hierochlöe alpina, Poa alpigena, Festuca brachyphylla и разнотравья (Potentilla fragiformis, Rubus arcticus, Antennaria friesiana, Chamerion angustifolium, Stellaria fisheriana ), встречаются также отдельные кустики низких кустарниковых и кустарничковых ив (Salix glauca, S. sphenophylla, S. arctica и их гибриды с S. krylovii и S. saxatilis). По бровкам и склончикам галечного вала распространены пятнистые кустарничково-разнотравные тундры с доминированием шикши и луазелеурии, обилием филлодоце и других гипоарктических кустарничков. Из травянистых здесь обычны Rubus arcticus, Artemisia leucophylla, Angelica gmelinii, Armeria arctica, Cardamine bellidifolia, и петрофиты Oxytropis nigrescens, Papaver korjakense, Delphinium cheilanthum, Draba nivalis.

Гнилой Угол Анадырского залива. Марши по берегу лимана. Фото Д.А. Галанина

Четыре оставшихся класса (МГ, МС, ММ, МХ) связаны с различными экотопами, подвергающимися воздействию моря. Наиболее крупный класс образован 4 комбинациями маршевых тундр и галофитных лугов в полосе тампов вдоль “гнилого угла” Анадырского лимана. Состав его элементов типичен и описан в главе 5.

Любопытно, что в самостоятельный класс МХ выделилась комбинация озерного комплекса, наблюдающегося по границе засоления (11): она включает в себя кустарничковую (с Salix fuscescens) мохово-лишайниковую тундру, фрагменты сабельникового, осокового (Carex stans) болота и олуговелую бровку озер ( Leymus interior, Chamerion angustifolium, Arctanthemum arcticum, Potentilla fragiformis, Polemonium acutiflorum, Rumex aquaticus). Сами озера занимают до 45% площади комбинаций, в воде их произрастают Hippuris tetraphylla, Arctophyla fulva. Слабое засоление здесь отмечается только в воде и по берегам озер. В тундре между озерами характерно появление отдельных низеньких кустиков Salix pulchra.

Комбинации подгруппы классов ММ в районе встречаются только фрагментами - на тех берегах, где отсутствует мощная абразия и не наблюдается зон осушек (в основном по берегу узкой части Анадырского лимана). Участки прибойной полосы (заплеска) часто узкие, и не позволяют комбинациям этой подгруппы достигать полного выражения. Состав видов здесь обеднен (только Mertensia maritima, Honckenya peploides, Lathyrus japonicus, Chamerion latifolium, Angelica gmelinii, Agrostis stolonifera, Leymus villosissimus, Carex gmelinii, C. ursina, Arctopoa eminens) . Гораздо богаче комбинации, наблюдающиеся на том же участке морского берега на скалистых обрывах (МС), высотой от 10 до 30 м. Здесь наблюдается сложный комплекс открытых группировок растений (Salix polaris, Potentilla fragiformis, Rhodiola rosea, Pachypleurum alpinum, Draba ussuriensis, Poa glauca ), фрагментов низких ольховников (Alnus fruticosa), нивальных разнотравных луговин (Oxyria digyna, Saxifraga rivularis, S. nivalis, Taraxacum cf. litorale, T. cf. tamarae, Ranunculus pygmaeus, R. nivalis ), разнотравно-кустарничковой тундры (Bistorta elliptica, Gentiana glauca, Anemone sibirica, Artemisia arctica) и низких кустарников (Salix glauca, S. pulchra). В ольховниках развит высокий кустарничковый ярус из гипоарктических эрикоидных кустарничков, особенно мощно развит Rhododendron aureum. По бровкам обрывов развиваются специфические куртинные тундры с Salix sphenophylla, Ermania parryoides, Camapnula lasiocarpa, Oxytropis nigrescens, Draba nivalis, D. borealis, Bupleurum triradiatum, Castilleja pallida, Saussurea tilesii.

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.