На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Тамватнейские горы

Исследования охватили северную часть массива Тамватнейских гор в окрестностях известковой горы по р.Великой (на линии, соединяющей горы Снежная и Красная) - 4 описания; центральную часть массива в окрестностях горы Шаманья (район заброшенного поселка Тамватней, руч. Ягодный и перевал в р. Вельмывеем) - 3 описания; южную часть массива (район горы Туманная) - 35 описаний; и крайние юго-восточные отроги (против руч. Каскадный) - 7 описаний. Всего в районе сделано 49 геоботанических описаний (рис. 37). Наиболее интересная особенность Тамватнейских гор - одновременное присутствие в ландшафте выходов как кислых, так и ультраосновных горных пород. Растительность на этих двух типах поверхностей весьма разная, что придает Тамватнейским горам уникальный облик. Так, на ультраосновных породах развиваются куртинные тундры, и общий вид ландшафта определяется красноватым оттенком пород; а на нейтральных и кислых породах распространены комбинации кустарничковых тундр с зарослями кедрового стланика и ольхи.

Рис. 37. Схема геоботанических описаний района Тамватнейских гор

Список геоботанических описаний района Тамватнейских гор:

1. Эвтрофная осоково-кустарничково-разнотравная тундра на суглинисто-щебнистом шлейфе склона. 2. Пятнистая разнотравная щебнистая тундра с куртинами кедрового стланика на пологом увале. 3. Куртинная разнотравная тундра в средней части щебнистого склона. 4. Осоково-кустарничково-разнотравная тундра с куртинами кедрового стланика на нагорной террасе в верхней части лощины. 5. Нивальная разнотравная тундра с альпийскими луговинками по горному ручейку в верховьях лощины. 6. Комбинация пятнистой и куртинной дриадово-разнотравной тундры в верхней части крутого склона. 7. Пятнистая дриадово-разнотравная тундра с осыпями на вершине горы. 8. Каменистая пятнистая дриадово-разнотравная тундра в сочетании с лишайниковыми россыпями на крутом склоне северной экспозиции. 9. Комплекс осоково-кустарничково-разнотравной, осочково-пушицевой тундры и луговинок на седловине в сквозной долине. 10. Куртинные разнотравные группировки растительности по каменистой осыпи - ложу горного ручейка в его истоках. 11. Осоково-разнотравная тундра с редкими кустарниками по корытообразной долине горного ручья в среднем течении. 12. Разнотравный ольховый лес с промоинами, грядами и понижениями в низкой пойме р.Тамватваам. 13. Комплекс низких ивняков из ивы аляскинской и редкотравных лугов по свежим галечникам р.Тамватваам. 14. Заиленный щучковый луг и куртинные группировки по песчаной косе в низкой пойме р.Тамватваам. 15. Редкотравный луг на свежих галечниках р.Тамватваам. 16. Комплекс лишайниково-разнотравных лугов и пустошей на старых галечниках в средней пойме р.Тамватваам. 17. Пятнистая разнотравно-дриадовая тундра с куртинами кедрового стланика на суглинисто-щебнистой 10-метровой флювиогляциальной террасе. 18. Дриадово-разнотравная тундра с куртинами кедрового стланика и ольховника на склоне увала у подножия горы Туманная. 19. Осоково-кустарничково-разнотравная моховая тундра с зарослями кедрового стланика и ольховника на седловине горы Туманная. 20. Кедровостланиковый лес с ерниками и ольховником по крутому склону южной экспозиции горы Туманная. 21. Комплекс куртинных разнотравно-лишайниковых тундр и зарослей кедрового стланика на выходах скал в привершинной части горы Туманная. 22. Куртинная разнотравная тундра с редкими кустами ольхи и кедрового стланика на крутом каменистом склоне северо-восточной экспозиии горы Туманная. 23. Разнотравный кустарниковый ольховый лес с луговинками в верхней части лощины горного ручья на склоне северо-восточной экспозиции горы Туманная. 24. Комплекс приручьевых разнотравных лужаек и густого ольхово- и кедровостланикового леса по горному ручью на крутом склоне горы Туманная. 25. Разнотравный ольховый лес c луговинами на конусе выноса горного ручья на горе Туманная. 26. Разнотравно-кустарничковая тундра в комплексе с луготундрой на надпойменной террасе широкого горного ручья. 27. Кочкарная осоково-кустарничково-пушицевая тундра на шлейфе склона. 28. Комплекс зарослей ивняков и ерников и прибрежно-осоковой растительности по берегу старичного озерка в средней пойме р.Тамватваам. 29. Разнотравный чозениевый лес с лугами в пойме р.Тамватваам. 30. Бугорковатая кустарничковая тундра с разнотравными кустарниками с промоинами на низкой (1.5 м) надпойменной террасе р.Тамватваам. 31. Комплекс кустарничково-разнотравных тундр и лишайниково-разнотравных пустошей с отдельными ивами на повышенных участках надпойменной террасы р.Тамватваам. 32. Разнотравные ольховники и ивняки по грядам и протокам в пониженных частях надпойменной террасы р.Тамватваам.
33. Комплекс редкотравных лугов и ивняков из Salix alaxensis и S. udensis по песчаным косам р.Тамватваам. 34. Разнотравный луг с ивнячками по берегу протоки под уступом 10-метровой флювиогляциальной террасы. 35. Осоково-разнотравный закочкаренный луг по берегу озерка и щучково-пушицевый луг по дну спущенного озера на флювиогляциальной террасе. 36. Разнотравно-осоково-кустарничковая тундра по дну лога в нижней части склона горы Шаманья. 37. Пятнистая дриадово-разнотравная тундра с редкими кустами кедрового стланика на нагорной террасе в нижней части склона горы Шаманья. 38. Куртинная разнотравная тундра на осыпях горного перевала из руч.Ягодный в р.Вельмывеем. 39. Осоково-разнотравная тундра с отдельными кустами кедрового стланика на шлейфе невысокой сопки. 40. Кустарничковый кедровостланиковый лес с разнотравными луговинами на склоне южной экспозиции невысокой горы. 41. Разнотравно-дриадовая нивальная тундра с обрамлением из можжевельника по лавинному лотку на склоне горы южной экспозиции. 42. Куртинная разнотравная тундра с куртинами кедрового стланика в верхней части склона горы. 43. Каменисто-щебнистая куртинная и пятнистая дриадовая тундра на вершине невысокой горы. 44. Суглинисто-щебнистая осоково-разнотравно-кустарничковая тундра на обширной седловине на вершине горы. 45. Комплекс разнотравных кустарников и злаково-кустарничковой тундры на низкой (1.5 м) надпойменной террасе р.Тамватваам. 46. Куртинная растительность в нижней части осыпи известняковой горы по берегу р. Великая. 47. Куртинная и пятнистая разнотравная тундра по склону известняковой горы. 48. Заросли кедрового стланика в комплексе с кустарничково-разнотравной тундрой по гребню горы. 49. Разнотравный ольховый лес по ложбине стока на крутом склоне горы.

На графовой модели (рис. 38) выделяется 11 хорошо различимых сгущений - классов, три из которых представлены изолированными вершинами. Самым уникальным классом комбинаций растительности в районе следует считать класс ВГ - комплексы куртинных разнотравных, пятнистых дриадовых тундр по вершинам, склонам и подножиям гор, сложенных ультраосновными породами. Этот класс дифференцирует Тамватнейско-Чирынайский горный гипербазитовый округ в составе Анадырско-Корякской провинции. Особенностью класса является то, что объединяемые им комбинации занимают не только вершины, но и целиком склоны гор вместе с лощинами и седловинами. Несмотря на большие различия в характере местообитаний, растительный покров на ультраосновных породах сложен единым комплексом видов, и таксономически достаточно однороден. Класс ВГ объединяет свыше 20 геоботанических описаний, очень разнообразных физиономически.

Рис. 38. Графовая модель ландшафтной эколого-флористической структуры растительного покрова района Тамватнейских гор.

Классы мезокомбинаций: ВГ - куртинных разнотравных, пятнистых дриадовых тундр и куртин стланика по вершинам, склонам и подножьям гор, сложенных ультраосновными породами; ВВ - пятнистых кустарничково-разнотравных и куртинных кустарниковых тундр, развивающихся на кислых и нейтральных породах; КО - разнотравных ольховых лесов и зарослей кедрового стланика в глубоких распадках и ущельях гор восточных экспозиций; ЛЛ - разнотравных и злаковых лугов, фрагментов разнотравно-кустарничковых тундр и ивняков по уступам террас, бровкам берегов, песчаным косам; ПП - пойменных чозениевых, чозениево-тополевых, ольховых и ивовых лесов, разнотравных лугов и пустошей; ТТ - разнотравных кустарников, кустарниковых болот и куртинных зарослей стланика надпойменных и флювиогляциальных террас; КТ - кочкарных осоково-пушицевых и кустарничковых тундр с куртинами кедрового стланика и фрагментами кедровостланиковых лесов по пологим шлейфам гор и холмам; ПИ - ивовых лесов из Salix udensis с хорошо развитым вторым ярусом из ольхи и S. alaxensis и фрагментами ситниково-осоковых сообшеств по промоинам; ПЗ - прибрежно-водной растительности, пушицево-арктофилового болота и ивняков по берегу старичного озера; ОО - ольховых лесов и луговин в лощинах карбонатных гор; ПА - открытых группировок растительности и редкотравных лугов на галечниках и на щебнистых приречных осыпях

Cамый характерный элемент комбинаций - куртинные тундры, занимающие склоны и вершины гор. Растения покрывают здесь не более 1% площади (3,7,8,38,43). В основном такие тундры встречаются по склонам и вершинам гор как на крупнообломочном, так и на щебнистом субстрате (последний особенно характерен). Куртинные тундры местами сочетаются с пятнистыми разнотравными тундрами. В составе обоих элементов обычны Dryas incisa, Papaver anadyrense, Claytonia arctica, Erysimum pallasii, Cardaminopsis petraea, Thymus serpyllum. C амый разнообразный элемент парциальной флоры связан с семейством Caryophyllaceae: здесь много Silene stenophylla, Lychnis sibirica, L. ajanensis, Minuartia yukonensis, M. arctica, M. verna, Stellaria fischeriana, S. laeta, Dianthus repens, Gastrolychnis apetalum, G. affine, G. soczaviana, G. violascens. Из кустарничков могут встречаться Salix sphenophylla, S. arctica, Rhododendron parvifolium, Cassiope tetragona, Pentaphylloides fruticosa приземистой формы. Другие не столь частые виды - Aster serpentimontanus, Erigeron koraginensis, Saxifraga serpyllifolia, S. setigera, Castilleja pallida, Primula cuneifolia, Cardamine victoris, Bistorta ellipticum, Nardosmia gmelinii, Tephroseris heterophylla. Из осок на ультраосновных породах обычна Carex scirpoide а. На каменистых россыпях в привершинных тундрах вместе с ней можно также встретить C. rupestris, C. melanocarpa, C. misandra, C. atrofusca. На обдуваемых вершинах обычна Selaginella sibirica. Из папоротникообразных на осыпях самый массовый вид - Woodsia glabella.

К классу ВГ относятся также комбинации разнотравно-кустарничковых, осоково-разнотравных и пятнистых разнотравных тундр на сглаженных поверхностях седловин, небольших возвышенностей, вдоль водотоков и по лощинам на солифлюкционных террасах, на шлейфах склонов. Иногда в составе комбинаций здесь можно встретить и куртины кедрового стланика. Самые массовые кустарнички здесь - Salix arctica, Betula exilis, Rhododendron parvifolium, Cassiope tetragona, Dryas punctata. Мохово-лишайниковая синузия хорошо развита в отличие от куртинных тундр, вполне обычны виды сырых тундр Lagotis minor, Claytonia acutifolia, Pedicularis langsdorffii, Bistorta elliptica, Saxifraga foliolosa, S. hirculus . В пятнистых тундрах основное ядро видов составляют обычные тундровые виды южной Чукотки - Thalictrum alpinum, Acetosa pseudoxyria, Parrya nudicaulis, Pedicularis verticillata, P. oederi, Saussurea tilesii, Eritrichium villosum, Armeria arctica, Erigeron eriocephalus. В осоково-кустарничковых тундрах на седловинах, кроме обычной Carex scirpoidea , обильна C. lugens , на нивальных участках - C. podocarpa, остальные виды осок не столь часты. На многих участках в сквозных долинах, на возвышенностях в составе мезотрофных тундр бывает весьма заметно участие Kobresia sibirica . В суглинисто-щебнистых тундрах на суглинистых пятнах обычны Juncus biglumis, Eriophorum polystachion, Deshampsia borealis.

Гипербазитовые массивы прорезаются ручьями, текущими в трогообразных долинах часто по совершенно плоскому днищу. Верховья этих ручьев (10) очень своеобразны, ложе ручья выработано наледями и снежниками, и общее задернение растительностью не превышает 5%. Ивы очень редки - это отдельные кустики Salix hastata, S. alaxensis, S. krylovii, более обильны простратные S. reticulata и S. arctica . Аллювиальные наносы включают в себя большой объем валунного и глыбового материала. На них развивается куртинная растительность из Novosieversia glacialis, Artemisia borealis, Allium shoenoprasum, Erigeron komarovii, Cerastium beeringianum, Bistorta vivipara, Rhodiola rosea, Silene acaulis, Cardamine microphylla, Primula cuneifolia, Sanguisorba officinalis и др.

Нижнее течение этих ручьев характеризуется развитием мезокомбинаций пятнистых кустарничковых и разнотравных тундр с низкими ивняками из Salix alaxensis, S. hastata . Характерно интенсивное развитие Carex scirpoidea и C. sedakovii. Осоки вообще обильны, как и пушицы - Eriophorum polystachion, E. scheuchzeri. В кустарничковых (с Salix arctica ) тундрах широко распространены Andromeda polifolia, Lloydia serotina, Petasites frigidus, Primula cuneifolia, Pedicularis verticillata, Tephroseris heterophylla, Thalictrum alpinum . Обычны виды мезофильных трав, свойственные лугам. Общее задернение сосудистыми растениями в этих мезокомбинациях невелико, в разных участках плоского днища ручья - от 10 до 50%.

Класс ВГ на графе оказался центральным скоплением, к которому подсоединяются другие 6 классов. Это произошло потому, что он включил в свой состав мезокомбинации разных типов местообитаний, для которых в нормальной (обычной для региона) обстановке свойственны комбинации других классов. Тем не менее многие классы оказались представлены и в своем типичном виде. В первую очередь, это класс мезокомбинаций горных пятнистых и куртинных кустарниковых тундр, развивающихся на кислых и нейтральных породах (класс ВВ). На графе он выделяется как цепь вершин (20-23), фактически составляющих профиль, заложенный через гору Туманную (615 м). В отличие от других классов ВВ, он включает в себя комбинации с фрагментами низких (до 0.5 м выс.) кедровостланиковых зарослей с ерником ( Betula middendorffii ) и ольхой. В средней части склонов среди кустарников может быть отмечена также Salix lanata. Эти заросли здесь могут быть густыми и непролазными, особенно на склонах южных экспозиций. Видовой состав комбинаций с зарослями достаточно бедный - 15-20 видов гипоарктических кустарничков и трав, свойственных скорее комбинациям КК и КО-классов. Так, в комбинациях с преобладанием ольховых куртин появляются Linnaea borealis, Pyrola rotundifolia subsp. incarnata и Lycopodium pungens.

На крутых склонах северных экспозиций заросли кустарников изреживаются, и в верхней части склонов эти элементы занимают не более 30% площади комбинаций. Здесь в составе комбинаций наиболее характерны пятнистые разнотравные ( Tofieldia coccinea, Anemone sibirica, Pulsatilla nutalliana, Artemisia glomerata, Minuartia arctica, Huperzia selago) и эпилитно-лишайниковые (Potentilla nivea, P. uniflora, Bupleurum triradiatum, Carex rupestris, Erysimum pallasii) тундры . Последние получают большое развитие на каменистых россыпях и останцах в привершинной части невысоких гор. Для россыпей характерны Woodsia acuminata, Saxifraga bronchialis, Arnica iljinii, Dryopteris fragrans, Ribes triste, Salix tschuktschorum.

Вполне сформированный класс КТ представлен комплексами кочкарных осоково-пушицевых и кустарничковых тундр с куртинами кедрового стланика и фрагментами кедровостланиковых зарослей. Комбинации этого класса развиты по пологим шлейфам склонов гор и холмам предгорий Тамватнейских гор как со стороны р. Великая, так и со стороны Великореченской низменности и р. Тамватваам . Главные отличительные элементы комбинаций класса КТ в районе - кустарничково-осоково-разнотравные и пятнистые кустарничково-разнотравные тундры на буграх и увалах и более сырые варианты тундр по ложбинам стока. Состав кустарничков в таких тундрах типичен для комбинаций К-класса, особенностью является повсеместно обильная Salix sphenophylla. Среди осок аспектирует Carex lugens. Ближе к Тамватнейским горам на склонах и шлейфах можно встретить Care х scirpoidea. Особенностью сырых тундр в составе комбинаций этого класса является обилие Alopecurus glaucus. В остальных элементах повсеместно развита Festuca altaica, придающая растительному покрову часто олуговелый характер.

Наиболее интересен с точки зрения флоры класс мезокомбинаций КО - комплексы разнотравных ольховых лесов и зарослей кедрового стланика, встречающиеся в глубоких распадках и в ущельях гор на склонах восточной экспозиции. Это фрагменты тех классов комбинаций, которые развиты на южном макросклоне Корякского хребта. В отличие от типичных классов КО, комбинации этого класса здесь включают в себя фрагменты кедровостланиковых лесов, а ольховники имеют в среднем небольшую высоту - до 2 м. Комбинации подобного состава отмечены также в районе оз. Майниц. Типичные для классов КО комбинации отмечены только в нижней части распадков на конусах выноса горных ущелий - это настоящие тенистые ольховые леса 3-5 м выс. в сочетании с разнотравными лугами и пышными луговинами вдоль водопадов и ручьев. Во всех таких лесах присутствуют отдельные особи кедрового стланика высотой до 3 м. Еще один элемент комбинаций класса - ивняки из Salix krylovii, S. pulchra вдоль водотоков и ложбин стока. Укрытые от зимних ветров, эти местообитания находятся в наиболее оптимальных экологических условиях, поэтому их внешний облик совсем не напоминает тундровый.

Типичный ольховый лес включает Sorbus sibirica под пологом, в напочвенном покрове доминируют вейник, Lycopodium pungens, Equisetum pratense и Gymnocarpium dryopteris . В составе приручьевых луговин наиболее обильны Trollius membranostylus, Geranium erianthum, Oxyria digyna, Valeriana capitata, Corydalis pauciflora, Aconitum delphinipholium, Ranunculus repens . На конусах выноса ольховники сочетаются с разнотравными лугами (Myosotis suaveolens, Sanguisorba officinalis, Saxifraga nelsoniana, S. foliolosa, Festuca altaica, Aster sibiricus) и кустарничково-разнотравными тундрами (Betula exilis, Salix arctica, Ledum decumbens, Bistorta elliptica, Cassiope tetragona, Thalictrum alpinum).

Интересно, что комбинация густого ольхового (с рябиной) леса и луговин на крутом склоне, спускающемся в р. Великая (49), оказалась на графе изолятом и не вошла в класс КО. Флористически ее растительный покров тяготеет больше к ольховым лесам поймы. Так, в составе ее напочвенного покрова большую роль играют Cacalia hastata, Urtica angustifolia, Anthriscus aemula, характерные для поймы р. Великой. Кроме того, среди злаков появляются Poa nemoralis, Bromopsis pumpellianus, а среди кустарников - Rosa amblyotis. Другое отличие - такие виды, как Aruncus kamtschaticus, Mertensia pubescens, Linnaea borealis становятся из редких очень обильными. Промежуточный характер растительного покрова комбинации (между классами ПП и КО) отражен в обозначении этого самостоятельного класса (ОО). Выделение этой комбинации в самостоятельный класс произошло благодаря воздействию на растительный покров участка карбонатных пород. Найденная здесь Cryptogramma acrostichoides может служить хорошим индикатором выходов карбонатов.

Из остальных классов комбинаций наибольшим флористическим богатством отличаются комбинации класса ЛЛ лугового характера. В состав комбинаций входят в основном разнотравные и злаковые луга, а также фрагменты разнотравно-кустарничковых тундр, ивняков и сырых осоковых лугов. Комбинации характерны для небольших участков низких пойм, берегов проток и стариц, озерков на флювиогляциальных террасах. В элементе лугов типично обилие мезофильных трав, свойственных пойменным классам. Особенностью класса является широкое участие в составе комбинаций фрагментов кустарниковых и кустарничковых сообществ с Betula middendorffii, Salix hastata, S. reticulata, Pentaphylloides fruticosa, Vaccinium uliginosum и присутствие в растительном покрове Trisetum sibiricum и Sanguisorba officinalis. Наиболее сложная по составу комбинация отмечена под уступом высокой флювиогляциальной террасы в пойме р.Тамватваам (34), где разнотравные луга идут в сочетании с куртинами ерников, ивняков и разнотравно-кустарничковых тундр.

Классы ПП, ПЗ, ПИ, ПА и ТТ объединяют комбинации пойм и надпойменных террас, обозначающих долинный комплекс крупных рек, отграничивающих Тамватнейские горы с юга и севера - рек Тамватваам и Великая. Четыре первых класса комбинаций имеют вполне традиционный для пойменных комплексов Южной Чукотки состав. В состав класса ПА входят открытые группировки растительности и редкотравные луга на галечниках русловой фации (15) и на щебнистых осыпях склонов, спускающихся в реку (46). Класс этот определяет комплекс традиционных пойменных видов - первопоселенцев на свежем аллювии: Aster sibiricus, Wilhelmsia physodes, Stellaria fischeriana, Artemisia kruhseana, A. borealis, Astragalus alpinus, Barbarea orthoceras, Allium shoenoprasum и т.д. Здесь многочисленны всходы ив удской и аляскинской, чозении, обычны куртины злаков ( Festuca cryophila, Puccinellia wrightii, Calamagrostis purpurea, Deshampsia anadyrensis).

В отдельный класс ПЗ выделилась комбинация прибрежно-водной растительности, пушицево-арктофиловых болот и ивняков по берегу старичного озера на надпойменной террасе (28). Ее выделение в самостоятельный класс произошло за счет сложного состава комбинации. Дифференцирующий вид этого комплекса только один - Arctophila fulva . Дифференцирущие элементы - арктофиловое болото (с Carex aquatilis, Rumex gmelinii) и густые заросли Spiraea salicifolia. Последние сочетаются с ивняками из Salix alaxensis, S. pulchra, S. udensis (с участием Betula extremiorientalis).

Наибольшим разнообразием отличается класс ПП ивняков из Salix alaxensis, чозениевых лесов и лишайниково-разнотравных пустошей. Он объединяет в себя серии растительных сообществ, наблюдаемые на отрезке от русла к надпойменной террасе реки. Первый элемент этой пойменной сукцессии - низкие (1-1.5 м выс.) ивняки из Salix alaxensis , обычно сильно обглоданные лосем. В течение всего начала лета они промываются водами реки. Кусты образуют довольно густые заросли (покрытие 70-80%), в напочвенном покрове которых наблюдаются только сосудистые растения - обитатели галечников: Aster sibiricus, Tanacetum boreale, Chamerion latifolium, Artemisia leucophylla, Wilhelmsia physodes, Allium shoenoprasum, Ptarmica alpina, Pentaphylloides fruticosa, Pedicularis nasuta, Sanguisorba officinalis, Sedum purpureum, Moehringia lateriflora . В самой густой части зарослей начинает формироваться сплошной травяной покров типичного пойменного леса с доминированием Galium boreale, Geranium erianthum и Bistorta vivipara. Низкие ивняки обычно сочетаются с редкотравными лугами.

В дальнейшем с удалением от реки эта комбинация развивается в комбинацию ивняков средней высоты 2-3 (до 3-3.5) м (из Salix alaxensis) и разнотравных полян. В понижениях русловой фации начинается возобновление Salix udensis, постепенно переходящее в ивовые леса - сначала хвощевые, затем хвощево-осоково-вейниковые. Любопытно, что комбинация такого ивового леса из Salix udensis с хорошо развитым вторым ярусом из ольхи и S. alaxensis и фрагментами ситниковых (Juncus filiformis) сообшеств по промоинам образовала самостоятельный класс ПИ. Этот класс объединяет комплексы низкой поймы, характерные для нижнего течения р. Великой, которые в районе Тамватнейских гор только начинают появляться. Комбинации этого класса развиты фрагментарно вдоль крупной реки - Тамватваам и индицируются густыми тенистыми лесами высотой 4-5 м с диаметром деревьев до 20 см и высоким травяным покровом (доминируют Equisetum arvense, Carex pallida, Calamagrostis purpurea, Galium boreale). Вокруг промоин глубиной до 1 м часто произрастает Spiraea salicifolia.

Чозениевые леса в пойменных комбинациях исследуемого района не очень характерны. Дело в том, что в долинах р. Тамватваам и р. Великая ниже Тамватнейских гор они фактически сходят на нет, постепенно замещаясь на пойменные ольховники. Тем не менее по р.Тамватваам близ Тамватнейских гор они еще встречаются фрагментарно (29). Тополя мы в этих лесах не нашли, зато довольно обильны жимолость и смородина печальная. Чозения весьма разрежена, общее покрытие 10% (0.5-1 ос/100 м 2 , в загущенных местах - до 2 ос/100 м 2). Характерные виды - Anthriscus aemula, Rubus arcticus, Tanacetum boreale, Myosotis suaveolens, Galium boreale, Poa tanfiljewii, Thalictrum sparsiflorum, Chamerion angustifolium. В лесах по сырым местам фрагментами встречаются кустарники из Spiraea salicifolia.

На верхних уровнях поймы леса переходят в комбинации разнотравных лугов (с Arnica iljinii, Leymus interior, Bromopsis pumpellianus, Aster sibiricus ) и лишайниково-разнотравных пустошей. Пустоши - единственный элемент растительности в районе, на котором зарегистрирован тополь в виде отдельных всходов. Здесь также встречаются единичные кусты Salix alaxensis . Отличительной чертой отмеченных в этом районе пустошей является присутствие на них Aconogonon ajanense и Botrychium lunaria.

Один из наиболее своеобразных классов объединяет комбинации растительности террас (ТТ). Низкая (высотой 1.5-2 м) надпойменная терраса наблюдается в долине р.Тамватваам, а высокая (10 м), вероятно, флювиогляциальная терраса - у подножия Тамватнейских гор. Для низкой террасы характерно развитие комбинаций разнотравных кустарников, кустарниковых болот и тундр и куртинных зарослей стланика, для высокой - куртинных разнотравных тундр и куртинных стлаников. Отличительная особенность класса среди других классов Т-фитома - высокое разнообразие его комбинаций - связано с тем, что площади террас значительны (рис. 39). Наиболее распространенная комбинация - разнотравно-кустарничковая тундра (на буграх) с разнотравными кустарниками (по понижениям и промоинам). Здесь единично встречается кедровый стланик, а основными кустарниками являются Betula extremiorientalis, Salix pseudopentandra, Lonicera edulis, Spiraea salicifolia, Pentaphylloides fruticosa, Salix krylovii. Характерный элемент - фрагменты осоковых лугов и болот (с кочками из Carex schmidtii).

Дифференцирующий элемент комбинаций класса ТТ этого района, отличающий его от аналогичных классов других районов - разнотравно-лишайниковые пустоши на повышенных участках террас. Для них характерны Potentilla stipularis, Thymus serpyllum, Antennaria dioica, Arnica iljinii, Oxytropis ajanensis, Dianthus repens, Saxifraga firma, Silene repens. Другая особенность - включение в состав класса комбинаций куртинных разнотравных тундр с куртинами кедрового стланика на флювиогляциальных террасах совершенно другого уровня и генезиса. Это происходит за счет большого количества сходных видов-ксерофитов и хионофобов (таких как Selaginella rupestris, Lychnis sibirica, Papaver anadyrense, Saxifraga serpyllifolia, Artemisia furcata, Kobresia myosuroides) . Однако для высоких террас свойственны и такие виды, которые более нигде в регионе нами не отмечались: Lychnis ajanensis, Koeleria asiatica, Cerastium maximum.Рис. 39. Картосхема растительного покрова района Тамватнейских гор масштаба 1:300 000. Буквенные обозначения единиц легенды соответствуют классам мезокомбинаций на рис. 38 и в тексте

Для более полного представления выявленной структуры растительного покрова на уровне мезокомбинаций можно показать геоботаническую схему района, в оригинале выполненную в масштабе 1:300 000 (рис. 39). Как видим, выделенные на ординационной модели объединения мезокомбина-ций растительности в целом довольно хорошо картируются в среднем масштабе. К некартируемым типологическим единицам относится класс ЛЛ, так как сообщества этого класса развиты мелкими фрагментами на небольших участках.

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.