На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Нижнее течение реки Ваамочка

 

Район расположен в низовьях р.Ваамочка и охватывает приморскую низменность, озера лагунного типа в устье р. Ваамочка и отграничивающие их от моря галечные косы, а также моренные холмы и низкогорья, прилегающие к низменности и разделяющие впадины. Рельеф района горно-равнинный. С севера район ограничен низкогорными массивами, являющимися южными отрогами Майнопильгинского горного узла с отдельными поднятиями до 600 м над ур. моря.

Нами исследовалась крайне южная гора в одном из отрогов, отстоящая от основного массива на 1 км - гора Янранай (581 м), а также более западные низкие отроги, не доходящие до берега моря 30-40 км. Для этих гор характерны узкие троговые долины с режимом наледного типа и плоским дном. Основные исследования проводились в низовьях р. Ваамочка, где расположена сильно обводненная низменность с полигональными болотами, торфяными буграми и мириадами озер. Вдоль берега моря хорошо развиты морские косы и озера лиманного происхождения. Основной приморский объект изучения – Майно-Пильгинская коса, протянувшаяся вдоль берега на 45-50 км от устья р. Имликинейвеем до оз. Янракоим. В центральной своей части она достигает ширины 400-500 м. Две части косы примерно одинаковой длины образует против пос. Майнопильгино горловину (вход) в систему озер лагунного типа Ваамочка и Пекульнейские. Озера крупные, 15-20 км в поперечнике, находятся в устье рек, берущих свое начало в Корякском нагорье (хребтах Янранай, Туманный, Якану, Черный, Дикий и др., в совокупности называющихся горами Уквушвуйнен). Озера расположены во впадинах в месте выползания в плейстоценовое время ледников с гор Корякии. Между озерами в предгорьях распространены моренные холмы, возвышающиеся на 100-200 м над ур. моря, вдоль берега наблюдается полоса более низких холмов (с превышениями 10-20 м) конечной морены.

Фотографии этого района можно посмотреть на страничке, посвященной экспедиции на Майнопильгинскую косу.

В районе отработано 45 геоботанических описаний (рис.66), большая часть из которых (32) сделана в районе горы Янранай.

 

Рис. 67. Схема геоботанических описаний района нижнего течения р. Ваамочка

Список геоботанических описаний района нижнего течения р. Ваамочка:

1. Редкий ивняк из Salix alaxensis в сочетании с разнотравными лугами на надпойменной террасе р.Ваамочка в устье ручья. 2. Заболоченные разнотравные ивняки с осоково-хвощевыми моховыми болотами по берегу протоки. 3. Комплекс эвтрофного ивнячково-разнотравно-осокового, осоково-пушицевого и хвощевого-осокового болота в обширной долине р.Ваамочка. 4. Кустарничковая мохово-лишайниковая тундра в сочетании с осоковым болотом на торфяных буграх в центре заболоченной равнины. 5. Редкотравный луг и возобновление Salix alaxensis на сырых песках в низкой пойме р. Ваамочка. 6. Мохово-лишайниковая разнотравно-кустарничковая тундра с мохово-разнотравными луговинами на сусликовинах в нижней части шлейфа склона. 7. Нивальная хвощево-разнотравно-кустарничковая тундра с отдельными кустиками Salix pulchra в нивальной ложбине верхней части шлейфа склона. 8. Комплекс разнотравных лужаек, разнотравно-кустарничковых тундр и открытых группировок растительности на скалах - выходах останцов в перегибе склон/шлейф. 9. Мохово-лишайниковая разнотравно-кустарничковая тундра в верхней части шлейфа склона восточной экспозиции.
10. Комплекс редкотравного луга, нивальных лужаек и редких ивняков на каменистом конусе выноса горного ручья в нижней части склона горы. 11. Комплекс мохово-лишайниковой кустарничковой тундры и мохового кустарничковго ольхового леса в средней части склона восточной экспозиции. 12. Густой травяной ольховый лес с подлеском из Spiraea stevenii . 13. Комплекс разнотравных ивняков и лугов на конусе выноса горного ручья в средней части шлейфа. 14. Редкий ивняк с разнотравно-моховой тундрой в месте выхода грунтовых вод под склоном увала. 15. Комплекс сырой хвощево-ивнячковой тундры и заболоченной осоково-разнотравной луговины в понижении на шлейфе по микро ложбине стока. 16. Осочково-кустарничковая в сочетании с дриадово-разнотравной тундра в средней части шлейфа склона южной экспозиции. 17. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра в нижней части склона с крупными обломками. 1 8 . Комплекс кустарничково-разнотравной тундры и альпийской разнотравной луготундры в средней части склона южной экспозиции. 19. Комплекс альпийских лужаек, луготундр и открытых группировок по скалам на вершинном гребне горы. 20. Куртинная растительность щебнистой осыпи в верхней части склона острого гребня. 21. Комплекс нивальных разнотравных тундр и луговин по бортам ущелья со скалами. 22. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с отдельными кустиками Salix krylovii в нижней части волнистых склонов восточной экспозиции. 23. Заболоченный разнотравно-осоковый луг с отдельными кустами Salix pulchra и промоинами на надпойменной террасе р.Ваамочка по берегу протоки. 24. Комплексное бугристое осоково-кустарничковое/ осоково-пушицевое болото на седловине между горами. 25. Комплекс ивняков из Salix alaxensis , кустарничково-разнотравных луговин и хвощево-осоковых моховин по небольшому горному ручью. 26. Комплекс кочкарного кустарничково-осокового болота и разнотравных заболоченных луговин по микроручейку на шлейфе моренных холмов. 27. Низкие ивнячки и кустарничковая нивальная тундра на наледном участке троговой долины. 28. Куртинная растительность щебнистой осыпи на уступе 30-метровой террасы р. Левый Янранай. 29. Сочетание бугристой лишайниковой разнотравно-кустарничковой, пятнистой каменистой кустарничковой и нивальной дриадово-разнотравной тундры на пологом солифлюкционном склоне юго-западной экспозиции. 30. Разнотравно-кустарничковый ольховый лес с кустарничковой тундрой по полянам на крутом склоне северной экспозиции. 31. Комплекс разнотравно-кустарничковых тундр и приальпийских луговин на скалах и выступах привершинного гребня северной экспозиции. 32. Мохово-лишайниковая нивальная разнотравная тундра с куртинами луговинок на крутой стенке кара северной экспозиции. 33. Комплекс кустарничковой и пятнистой разнотравно-кустарничковой тундры с участками щебнистых осыпей в средней части склона северо-восточной экспозиции. 34. Бугристая мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с мочажинами на низкой флювиогляциальной террасе по берегу оз. Прав.Ваамочка. 35. Комплексное осоково-разнотравное/осоково-сабельниковое болото по берегу оз. Прав. Ваамочка. 36. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра на чуть всхолмленной моренной террасе. 37. Комплекс кустарничковой, разнотравно-кустарничковой тундры и вейниково-разнотравного луга на пологих склонах моренного холма. 38. Комплекс кустарничковой и кустарничково-разнотравной тундры на склонах моренного холма. 39. Комплекс осоково-пушицевого, кустарничково-пушицевого и пушицево-сабельникового болота по низкому берегу р.Имлыкинейвеем при ее впадении в лагуну. 40. Комплекс куртинной растительности и редкотравных лугов на галечниках и песках приморского берегового вала. 41. Разнотравно-шикшевая тундра с редкотравными сырыми лугами на песках по берегу реки, впадающей в лагуну, в зоне мягкого засоления. 42. Разнотравная тундра с куртинными группировками по щебнистым осыпям на склонах моренного холма, обращенных к морю. 43. Комплекс нивальной ивнячковой, бугристой кустарничковой тундры и осокового болота во впадине между моренными холмами с озерком в центре. 44. Шикшевая разнотравная тундра в зоне засоления во внутренней части приморской косы. 45. Шикшево-разнотравная тундра в наиболее высокой части приморской косы.

В результате эколого-флористической ординации комбинаций в районе выделилось 4 крупных и четыре мелких (представленных всего одной комбинацией) класса (рис. 68). Растительность лесного характера в районе практически не выражена, так как на побережье ольховники как сомкнутые заросли исчезают - кустарниковая ольха здесь может встречаться только в виде отдельных небольших кустиков. Фрагменты ольховых лесов наблюдаются лишь по границе района на склонах северных экспозиций в нижних частях гор. Не удивительно, что они не выделились в самостоятельный эколого-флористический класс мезокомбинаций, а оказались влиты в самый крупный класс комбинаций разнотравных и луговинных тундр (ЛР).

Рис. 68. Графовая модель ландшафтной эколого-флористической структуры растительного покрова района нижнего течения р.Ваамочка.

Классы мезокомбинаций: ВЯ - куртинных группировок растений с зарослями можжевельника на крутых осыпях в нижних частях склонов трогов; ЛР - нивальных разнотравных, луговинных, мохово-лишайниковых и кустарничково-разнотравных тундр; ЛЛ - лугов, луготундр и луговин с ивняками и мохово-лишайниковыми разнотравными тундрами по бортам ущелий, вдоль водотоков, на конусах выноса и надпойменных террасах ручьев; ББ – эвтрофных и олиготрофных осоковых, осоково-хвощевых, осоково-кустарничковых, сфагново-кустарничковых и разнотравно-осоковых болот и бугристых заболоченных тундр; ММ - галофитных сырых маршевых, леймусовых и разнотравных лугов на морских пляжах, берегах лагун; ПА - куртинных группировок растительности и возобновления из Salix alaxensis на первичных аллювиях; ПЗ - ивняков из Salix alaxensis и кустарничково-разнотравных и осоковых луговин по небольшим горным ручьям; НА - кустарничковых, ивковых и разнотравно-кустарничковых тундр наледных участков троговых долин

Класс ЛР в районе нижнего течения р.Ваамочка по составу и объему близок к аналогичному классу района среднего течения, и включает в свой состав все тундровые комбинации. Ядро класса составили комбинации мохово-лишайниковых кустарничковых (с доминированием Dryas punctata и Salix arctica ) и кустарничково-разнотравных тундр, а также пятнистых и бугристых разнотравных тундр на солифлюкционных склонах с террасками и каменными полосами (языками). Интересно, что на склонах приюжных экспозиций на этих каменных языках встречаются кустики Juniperus sibirica . В обычном наборе гипоарктических эрикоидных олиготрофных кустарничков особенно заметны становятся мезохионные виды - Cassiope tetragona, Phyllodoce coerulea, Loiseleuria procumbens, Rhododendron camtschaticum . В обдуваемых и сухих комбинациях этих тундр обычна Diapensia obovata. В остальном видовой состав класса вполне обычен для данной группы классов комбинаций - большое количество видов нивального комплекса, мезофильных трав.

Из видов, дифференцирующих класс ЛР в районе нижнего течения р.Ваамочка, следует в первую очередь отметить дерен шведский - Chamaeperyclimenum suecicum . Это отличный индикатор самых типичных альпийских луготундр, комбинации которых с разнотравно-кустарничковыми тундрами (18,19,31) составляют ядро левого полюса класса на графовой модели. Типичная комбинация класса ЛР наблюдается на скалистых гребнях гор - это сочетание альпийских лужаек и дриадово-разнотравных тундр ( Diapensia obovata, Arctous alpina, Rhododendron camtschaticum, Artemisia arctica, Tilingia ajanensis, Gastrolychnis apetalum, Pedicularis amoena и др.). Выходы скал, имеющие вид останцов, возвышаются над склонами на 2-4 м. Под ними на крутых склонах очень часто распространены щебнистые осыпи с бедной видами куртинной растительностью (20,32,33). В комбинациях осыпей наиболее часто встречаются куртинки Salix arctica, Vaccinium uliginosum, Rhododendron camtschaticum, Silene stenophylla, Artemisia glomerata, Saxifraga firma . Характерны Cardamine bellidifolia, Chamerion latifolium, Stellaria fischeriana, Dicentra peregrina, Draba kamtschatica, Campanula lasiocarpa, Woodsia ilvensis, Poa malacantha и другие эвригляреофиты. На склонах северных экспозиций на осыпях появляются Thlaspi camtschaticum, Teproseris subfrigida, Leymus ajanensis, Saxifraga porsildiana, S. cernua.

Интересно, что к комбинациям куртинных группировок на осыпях склонов на графовой модели на уровне сходства 20% подсоединилось описание, сделанное на склончике высокой террасы р. Левый Янранай (28) и фактически выделившееся на графе в виде самостоятельного класса ВЯ. Это тоже комбинация куртинных группировок растений, однако она располагается в нижнем уровне борта трога на высоте 200 м над ур. моря и включает в свой состав Juniperus sibirica, Rubus arcticus, Mertensia pubescens, Draba lactea и Equisetum arvense.

Ядро правого полюса в классе ЛР на графовой модели образуют весьма неоднородные по составу видов комбинации мохово-лишайниковых разнотравно-кустарничковых и разнотравных тундр по шлейфам склонов (6,7,9,16). В этих комбинациях обычно присутствуют куртины низких кустарников из Salix krylovii, Spiraea stevenii , местами Salix saxatilis . Состав видов этих комбинаций вполне типичен для комбинаций ЛР-подгруппы и включает в себя много разнотравья. Дифференцирующие виды этой группы комбинаций - Calamagrostis lapponica и Carex algida . Типичны для шлейфовых тундр, иногда в довольно большом обилии , Diphasiastrum alpinum, Lycopodium annotinum и Huperzia selago, что отличает их от аналогичных в более континентальных районах. В комбинациях шлейфов часто присутствуют луговины из Veratrum oxysepalum, Rubus arcticus, Trientalis europaea, Chamerion angustifolium, Geranium erianthum, Arctagrostis latifolia, Poa arctica, Calamagrostis lapponica, развивающиеся на сусликовинах. В нивальных ложбинах на шлейфах склонов распространены хвощево-разнотравные тундры, в которых доминируют Equisetum sylvaticum и E. arvense . В этих тундрах обычны простратные ивы Salix chamissonis, S. reticulata и единично встречаются низкие кустики Salix pulchra и S. krylovii. Один из характерных элементов комбинаций нижней части суглинистых шлейфов - моховые разнотравные тундры с Pyrola minor, Claytonia eschscholtzii, Saussurea parviflora, Gentiana algida, Erithrichium villosum , сочетающиеся с осочково-кустарничковыми тундрами ( Carex scirpoidea, Dryas punctata, Empetrum nigrum ). Среди кустарничков здесь появляются также Cassiope tetragona и Andromeda polifolia. Для разнотравья характерны Lagotis minor, Armeria arctica, Tephroseris tundricola, Cardamine microphylla.

Комбинации ЛР-подгруппы заходят и в предгорья, встречаясь на флювиогляциальных террасах (высотой до 20 м) и холмах (22,36,37,38). Типичные комбинации состоят из ерниковых и кустарничковых лишайниковых тундр с доминированием Salix arctica, Empetrum nigrum и Betula exilis . Разнотравье практически не выражено – встречаются только малоактивные здесь Petasites frigidus, Aconogonon tripterocarpum, Bistorta elliptica, Rubus arcticus, Tilingia ajanensis . Довольно обычны злаки (Poa malacantha, Trisetum molle, Hierochloё alpina, Arctagrostis latifolia, Calamagrostis lapponica) и осоки (Carex ensifolia, C. podocarpa, C. stans). Судя по составу видов, тундры здесь мезоморфного склада и лишены столь характерных для высоких террас верхнего и среднего течения рек Майнопильгинского горного узла ксеротермических элементов. В сфагновых пятнах в ложбинах здесь попадается даже Rubus chamaemorus, а единичные кустики Salix pulchra обычны на самых ровных участках. Характерны также редкие (примерно один на 10 тыс.м 2 ) кустики Salix krylovii до 15 см высоты.

Комбинация моренных холмов включает в себя кустарничково-разнотравные тундры вершин холмов, разнотравные тундры на склончиках и вейниковые луготундры на пологих склонах. Состав кустарничков на разных холмах несколько различается, и часто весьма обеднен. Так, на одном холме в растительном покрове тундры доминируют Phyllodoce coerulea, Loiseleuria procumbens, Rhododendron aureum, на другом – Diapensia obovata, Arctous alpina, Loiseleuria procumbens, Vaccinium uliginosum, Rhododendron camtschaticum , на третьем - Dryas punctata, Rhodococcum vitis-idaea, Ledum decumbens, Cassiope tetragona, Empetrum nigrum , на четвертом - Salix arctica, Empetrum nigrum, Rhododendron aureum, Diapensia obovata, Arctous alpina, и т.д. в самых разнообразных вариациях. По-видимому, заселение каждого холма происходило изолированно, случайными видами. На пологих склонах холмов, обращенных к морю, зачастую развиваются вейниковые луга (из Calamagrostis purpurea) с большим обилием Poa arctica, Deschampsia paramushiriensis, Arctagrostis latifolia, Equisetum arvense. Из разнотравья здесь обильны Petasites frigidus и Rubus arcticus. На склонах с щебнистыми пятнами произрастают Hedysarum hedysaroides, Artemisia glomerata, Calamagrostis lapponica.

Специфика класса ЛР в данном районе - то, что в него вошли и все комбинации с ольховыми лесами, встречающиеся в районе достаточно редко (11,12,30). Они занимают нижнюю правую часть кластера на графовой модели. Ольховые леса не доходят до берега моря 15 км и наблюдаются лишь в нижних частях склонов северных экспозиций, обращенных вглубь материка. В наиболее благоприятных экотопах ольха достигает 4 м выс. и образует густой лес с моховым (Polytrichum gen.) покровом. Состав видов в этих лесах несколько обеднен по сравнению с типичными лесами КО-подгруппы. Здесь обильны только Spiraea stevenii, Rhododendron aureum, Phyllodoce coerulea и Lycopodium annotinum. Остальные виды встречаются редко, некоторые единично ( Pentaphylloides fruticosa, Salix chamissonis, Rhodococcum vitis-idaea, V. uliginosum, Betula exilis, Rubus arcticus, Tilingia ajanensis, Tephroseris subfrigida, Veratrum oxysepalum, Calamagrostis purpurea). На крутых склонах получает большое развитие Salix chamissonis . Ольховники часто идут в комбинации с кассиопейными тундрами ( Cassiope tetragona, Dryas punctata, Gentiana glauca, Acomastylis rossii, Tofieldia coccinea, Parrya nudicaulis, Bistorta elliptica, Carex podocarpa ). В другом варианте тундр более обильны Rhododendron aureum, Salix reticulata, S. chamissonis, Empetrum nigrum, Vaccinium uliginosum. Здесь в комбинации проникают виды территориально смежных с ними луговинных тундр.

Другой крупный класс мезокомбинаций ЛЛ образуют комбинации лугов, луготундр и луговин с ивняками и мохово-лишайниковыми разнотравными тундрами, распространенные по бортам ущелий, вдоль водотоков, на конусах выноса и надпойменных террасах ручьев. Флористически этот класс тяготеет к подгруппе ПП, объединяющей в основном пойменные комбинации; но имеет больший экологический объем. Это связано с тем, что в исследованном районе отсутствуют участки собственно пойменной фации: в приустьевой части р.Ваамочка развита только русловая фация (комбинация растительности которой выделилась в самостоятельный класс ПА), а остальные водотоки очень мелкие, с неразвитой поймой. Поэтому класс ЛЛ следует называть скорее луговым, чем пойменным. В то же время флористический состав комбинаций этого класса практически идентичен таковому в пойменных классах ПП-подгруппы: большое число видов разнотравья и злаков.

Особенность лугов класса ЛЛ района нижнего течения р.Ваамочка - обилие относительно высоких трав ( Veratrum oxysepalum, Aruncus camtschaticus, Polemonium campanulatum, Myosotis suaveolens, Aconitum delphinipholium, Mertensia pubescens, Geranium erianthum, Festuca altaica, Leymus ajanensis, Bromopsis pumpellianus ), среди которых явно доминирует Angelica gmelinii. Высота этого травостоя обычно от 70 см до 1(1.5) м, что, конечно, еще совсем далеко до камчатского высокотравья, однако это составляет явный контраст с лугами континентальных районов нагорья и Чукотки, травостой которых обычно не достигает 50 см в высоту. Даже обычные мезофильные травы прирусловых сообществ Anemone richardsonii, Trollius membranostylus, Saxifraga nelsoniana, Cardamine pratensis имеют здесь большую высоту.

Луга часто закустарены Pentaphylloides fruticosa , а на надпойменных террасах ручьев в них часто обильна голубика. Самая частая комбинация класса ЛЛ – луга с ивняками. На надпойменных террасах рек и ручьев ивняки состоят из Salix alaxensis, S. hastata, S. krylovii. При этом в разнотравье появляется Luzula parviflora . В заболоченных ивняках по многочисленным протокам р. Ваамочка обязательно присутствуют Iris setosa и Salix chamissonis. Обычный вид таких пойменных сообществ - Hierochlo ё odorata . На шлейфах склонов гор под увалами и у подножия гор на трофных участках в местах неруслового стока обычны комбинации лугов с ивняками, в которых Salix alaxensis играет подчиненную роль. Здесь обильна S. krylovii , появляется и S. pulchra . Из характерных видов этого местообитания следует назвать Salix reticulata, Saxifraga hieracifolia и S. hirculus . Дифференцирующие виды участков неруслового стока в районе - Saxifraga foliolosa, Carex norvegica, C. tripartita.

Комбинации лугов и ивняков свойственны также конусам выноса горных ручьев, столь обычных на шлейфах склонов. Каменистые конуса выноса обычно занимают полосы от 30-50 до 100-200 м шириной вокруг центральной рытвины – временного водотока, активного только в начале лета. Здесь в верхней части конуса наблюдаются куртинные группировки растительности с ивняками ( Salix alaxensis, S. hastata ), постепенно переходящие в мезокомбинации разнотравных лугов и ивняков в нижней части конуса. Для руслов таких водотоков, пересыхающих в июне, характерны Oxyria digyna, Artemisia leucophylla, Chamerion latifolium, Ch. angustifolium, Anemone richardsonii, Draba hyperborea, Carex tripartita, Luzula multiflora. На каменистых поверхностях конусов выноса поселяются Cerastium beeringeanum, Cardaminopsis petraea, Artemisia arctica, Mertensia pubescens, Erigeron humilis, Saxifraga firma, Rhodiola rosea, Draba lactea, а затем куртинки Empetrum nigrum, Dryas punctata, Phyllodoce coerulea, Rhododendron aureum, Hedysarum hedysaroides. Вдоль водотоков формируются полосы ивняков с Salix chamissonis в напочвенном ярусе.

На скалах и останцах у подножия гор и в ущельях встречаются комбинации лугов с кустарниками из Spiraea stevenii, Ribes triste, Salix pulchra, S. krylovii, Pentaphylloides fruticosa и луготундрами. Здесь набор видов разнотравья увеличивается: обычны Corydalis arctica, Erigeron silenifolius, Delphinium brachycentrum subsp. maydelliana, Chamerion angustifolium, Artemisia leucophylla, Taraxacum tamarae, Gentianella auriculata . Характерный элемент таких комбинаций - группировки из Cystopteris fragilis, Woodsia ilvensis, Saxifraga cernua, Cerastium beeringeanum, Draba nivalis, Poa glauca, Salix polaris. В луготундрах, кроме кустарничков, обычны Linnaea borealis, Ranunculus monophyllus, Chamaepericlymenum suecicum. В самых нивальных местообитаниях не редки Poa paucispicula, Saxifraga rivularis, S. merckii, S. porsildiana, Ranunculus pigmaeus.

Третий крупный класс мезокомбинаций в районе (ББ) – эвтрофных и олиготрофных осоковых, осоково-хвощевых, осоково-кустарничковых, сфагново-кустарничковых и разнотравно-осоковых болот и бугристых заболоченных тундр. Комбинации этого класса распространены на обширных флювиогляциальных террасах и по берегу озер. В низинных частях болот встречаются затянутые Equisetum fluviatile и Hippuris vulgaris “окна”-озерки; вокруг них в наиболее топких местах произрастают в обилии Carex aquatilis, C. saxatilis, Salix saxatilis . Эти осоковые болота занимают наибольшие в районе площади. В их краевых частях развиваются осоково-сабельниковые ( Comarum palustre ) болота с кустиками Salix pulchra и S. saxatilis . В них встречаются Ranunculus pallasii и Caltha palustris. Другое распространенное сообщество в комбинациях класса ББ– эвтрофные разнотравно-осоковые болота, часто переходящие в ивнячки по многочисленным протокам рек. В них доминируют Carex rariflora, C. aquatilis, Eriophorum russeolum, E. polystachion, Salix saxatilis, S. pulchra, S. chamissonis . На кочках характерно присутствие здесь множества видов, свойственных лугам - Rubus arcticus, Trientalis europaea, Viola epipsiloides, Polemonium acutiflorum, Iris setosa, Equisetum arvense, и даже Empetrum nigrum . Комбинации этих болот занимают громадные площади, не редко здесь встречаются торфяные бугры высотой до 0.5-1.0 м . На буграх развиваются типичные мохово-лишайниковые кустарничковые тундры с отдельными кустиками ольхи Alnus kamtschatica высотой до 0.5 м.

Обширные низменности в приустьевых частях крупных рек прорезаны извивающимися руслами мелких проток и многочисленными озерами. По берегам проток развиваются комплексы болот, заболоченных лугов и ивняков из Salix pulchra до 0.5 м высоты, в которых ивняки занимают до 50% проективного покрытия. Для этих местообитаний характерны промоины глубиной до 0.7-1.0 м с Carex saxatilis, C. membranacea, Eriophorum russeo;um, E. polystachion, Luzula parviflora . В ивняках виды, свойственные в районе пойменным сообществам (Hierochlo ё odorata, Viola epipsiloides, Ranunculus turneri, Moehringia lateriflora) соседствуют с видами сырых лугов. Гораздо более олиготрофные болота идут по берегам крупных лиманных озер. По кромке берегов озера распространены осоково-арктофилово-сабельниковые болота (Сarex aquatilis, C. rariflora, Arctophila fulva, Comarum palustre, Juncus biglumis, Triglochin palustre, Salix saxatilis), сочетающиеся с кустарничково-разнотравными осоково-пушицевыми болотами ( Carex aquatilis, Eriophorum russeolum, E. polystachion, Comarum palustre, Andromeda polifolia, Vaccinium uliginosum, Salix reticulata, S. saxatilis, S. pulchra и др.). Комбинации этих болот с кустарничково-пушицевыми болотами на валиках и пушицево-сабельниковыми болотами в понижениях встречаются повсеместно в устьях рек и проток, впадающих в озера лиманного типа. Причем, на валиках в составе кустарничковых болот встречается много видов разнотравья (такие, как Equisetum arvense, Petasites frigidus, Anemone richardsonii, Bistorta vivipara, Rubus arcticus, Polemonium acutiflorum, Valeriana capitata, Aconogonon tripterocarpum, Hedysarum hedysaroides, Stellaria crassipes, Saxifraga nelsoniana, S. hirculus, S. foliolosa и др.).

На возвышенных геоморфологических элементах района - террасах и седловинах – распространены комбинации бугристых осоково-сфагновых и кустарничково-осоковых болот. В центральной, самой низкой части этих болот развиваются пушицево (Eriophorum russeolum, E. polystachion )-осоковые болота, видовой состав которых состоит всего из пяти, но очень обильных, вида (в том числе Salix saxatilis, Carex rariflora, C. aquatilis). Для кустарничково-осоковых болот характерно наличие Andromeda polifolia, Rubus chamaemorus, Salix saxatilis, S. chamissonis, а на буграх - Spiraea stevenii, Betula exilis, Vaccinium uliginosum, Ledum decumbens, Empetrum nigrum . В отличие от болот приморской низменности, на террасах, холмах и шлейфах склонов в составе болот весьма обычна Carex rotundata . На низких (до 1 м) террасах по берегу озер среди моренной равнины распространен более редкий вариант болот – сфагновые бугристые мохово-лишайниковые кустарничково-осоковые. К ядру олиготрофных кустарничков и полукустарничков (брусника, голубика, багульник, шикша, Andromeda polifolia, Betula exilis, Salix saxatilis ) добавляются здесь Salix pulchra, Spiraea stevenii, Rhododendron aureum.

Осоково-сабельниковые болота на террасах и шлейфах развиты также достаточно широко; причем, по ручейкам в них произрастает Primula tschuktschorum , а на буграх обычны луговые виды - Chamaepericlymenum suecicum, Veratrum oxysapalum, Rubus arcticus, Iris setosa, Equisetum arvense, Tilingia ajanensis . Мелкие фрагменты осоковых болот с Carex rariflora, C. aquatilis, Eriophorum russeolum, Comarum palustre, Petasites frigidus, Sxaifraga hirculus распространены вокруг моренных озерков и во впадинах между моренными холмами. Здесь болота сочетаются с мохово-лишайниковыми сырыми тундрами и нивальными ивнячковыми тундрами.

Своеобразный вариант эвтрофных разнотравно-хвощевых бугристых болот в комбинации с разнотравными луговинами распространен на шлейфах склонов гор в местах выхода грунтовых вод (15,16,26). Ряд описаний этих эвтрофных болотин образует на графе (рис. 67) цепь между классами ББ и ЛР. Виды тундрового комплекса здесь сочетаются с видами болот. Индикаторный вид этой группы комбинаций - Cardamine victoris. Кроме него, для болотин характерны Primula tschuktschorum, Saxifraga hirculus, S. foliolosa, Lagotis minor, Claytonia vassiljevii, Sagina intermedia, Carex redowskiana, C. norvegica. Собран был здесь интересный южно-охотский вид Lysiella oligantha , указываемый для Камчатки, близкий к северо-американскому Habenaria obtusata. Найденная цветущая особь отличается плотным соцветием и беловатыми цветками. В целом видовой состав этих комплексов очень велик (40-50 видов в описании). Очень характерно для болотин обилие хвоща (Equisetum arvense), а по мелким водотокам - Cardamine microphylla , С arex saxatilis, C. vesicata, Allium shoenoprasum, Salix chamissonis.

Интересно, что комбинации русловой фации наиболее крупных в районе водотоков выделились как самостоятельные классы мезокомбинаций ПА, ПЗ и НА. Так, класс ПА представляет собой комбинацию растительности на первой стадии зарастания свежих галечников и песков р. Ваамочка (5). Это сочетание куртинных группировок растительности и возобновления из Salix alaxensis (покрытие сосудистыми растениями 5-7%, видовой состав очень беден). Кроме ростков ивы (до 0.7 м выс.) и курильского чая, встречаются только Chamerion latifolium, Artemisia borealis, A. leucophylla, Cardaminopsis petraea, Stellaria fischeriana, Aster sibiricus, Wilhelmsia physodes, Rumex aquaticus, Cerastium regelii. Из злаков обильна Deschampsia cf. sukaczewii , обычны Poa eminens, Leymus ajanense, Trisetum molle, из осок попадается лишь Carex eleusinoides.

Столь же самостоятельна во флористическом отношении мезокомбинация ивняков из Salix alaxensis и кустарничково-разнотравных и осоковых луговин (25) по небольшому горному ручью – притоку р. Ваамочка (класс ПЗ). Подобные ручьи составляют большинство водотоков II-го порядка в районе, их особенность - присутствие в комбинации моховин и хвощево-осоковых болот (с Carex rariflora). На таких моховинах обычны Saxifraga rivularis, Parnassia neogaea, Cardamine pratensis, Carex membranacea , а на болотцах - Carex aquatilis, Equisetum arvense, Tilingia ajanensis . Высота аляскинской ивы в ивняках небольшая - 2(2.5) м. В примеси обычна Salix hastata. Русло ручья узкое, разбитое на протоки. На галечниках, занимающих небольшую площадь, обычны Poa paucispicula, Deschampsia glauca, Chamerion latifolium, Cardaminopsis petraea, Oxyria digyna, Carex tripartita.

Рис. 69. Троговая долина в районе нижнего течения р. Ваамочка. Водоток II порядка в бассейне р.Янранай. Заширихованы наледные участки долины с комбинациями ивковых и разнотравно-кустарничковых тундр

Класс НА включил в себя комбинацию растительности русловой фации на участках с наледным режимом, характерных для троговых узких долин в массиве Янранайских гор (20, рис. 69). Эти комбинации могут занимать почти всю площадь плоского днища долины, только по руслу остаются фрагменты ивнячков из Salix alaxensis. Их особенность - то, что вместе с голубичной тундрой здесь сочетается разнотравно-ивковая, с доминированием Salix chamissonis . Фоновые виды этой комбинации - Equisetum arvense, Rubus arcticus, Pentaphylloides fruticosa. По краевым частям встречаются Equisetum scirpoides, Viola epipsiloides , иногда Loiseleuria procumbens . Условия здесь умеренно нивальные, поэтому в комбинации обычны мезохионные виды Luzula beringensis, Phyllodoce coerulea, Salix reticulata. Разнотравье представлено слабо (Anemone richardsonii, Saxifraga nelsoniana, Rhodiola rosea, Tilingia ajanensis, Pedicularis verticillata). Плоские повышенные участки галечников несут черты ксероморфности: здесь обычны Festuca brachyphylla, Empetrum nigrum. Низкие кустарнички (до 5 см выс.) словно подстрижены; их высота индицирует толщину наледи.

Наиболее своеобразным во флористическом отношении является класс мезокомбинаций, свойственных морским побережьям (ММ). Среди них можно различать комбинации засоленных сырых лугов и маршей приморской низменности (берегов лагун в устьях рек) и приморских галофитных леймусовых и разнотравных лугов на береговых валах и косах. Состав видов класса включает в себя весь флористический комплекс, свойственный классам комбинаций этой группы. Особенностью класса является то, что к нему подсоединяются комбинации куртинных группировок растительности на щебнистых осыпях моренных холмов, примыкающих к морским берегам и лагунам (42). Вероятно, они испытывают воздействие соленых брызг. Самые характерные здесь виды – это Viola biflora, Minuartia rubella, Draba nivalis, Artemisia pseudosenjavinensis, Potentilla uniflora, Antennaria friesiana. У подножия этих холмов спорадично, но в большом обилии, распространен Chamaepericlymenum suecicum.

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.