На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Чирынайские горы

Район отрабатывался в 1995 со стороны р. Чирынай, а в 1996 гг. - со стороны р. Ныгчеквеем. Территория исследований охватывала массив Чирынайских гор, а также его северные отроги в верховьях р. Майольгыконваам, гору Одинокая (или Мексика, 600 м), шлейфы склонов западных и восточных экспозиций и моренные террасы и холмы, находящиеся в районе стока с гипербазитовых массивов (бассейны рек Чирынайэнничкиваамкай, Серебристая, руч. Дозорный). Основной фактор, определяющий характер растительного покрова района – химизм горных пород. Из-за интенсивности механического и химического выветривания на самих гипербазитах растительный покров не успевает сформироваться, поэтому на всех горах чистого состава наблюдаются только куртинные тундры с покрытием растениями не свыше 5%. Сам массив довольно компактен и представляет собой среднерасчлененный кряж с довольно острыми вершинами с отметками от 500 до 955 м (рис.45).

Горный массив отграничивается от долин рек Чирынай и Ныгчеквеем боковыми моренами позднеплейстоценового ледника, наиболее выраженными со стороны р.Ныгчеквеем. Все растительные комплексы территории (от пойменных до вершинных) несут на себе следы сильного влияния гипербазитов. Всего в районе составлено 48 геоботанических описаний (рис.46).

 

Рис. 46. Схема геоботанических описаний района Чирынайских гор

Список геоботанических описаний района Чирынайских гор:

1. Комбинация ивняков и разнотравных ерников на надпойменной террасе р. Ныгчеквеем против горы Георгия. 2. Комбинация ивняков из Salix pulchra и разнотравных лугов на моренной террасе р. Ныгчеквеем. 3. Разнотравные ивняки из Salix alaxensis по ручейку на надпойменной террасе. 4. Комплекс бугорковатой кустарничково-осоковой и осоково-моховой сырой тундры на моренной террасе. 5. Комплекс осоково-сабельникового и осоково-сфагнового с торфяными буграми болота по ручейку на шлейфе горы Георгия. 6. Сухая лишайниковая дриадово-кустарничковая тундра на моренных буграх. 7. Комплекс лишайникового кедровостланикового леса, ерников, ольховника по грядам и ивнячково-кустарничковой тундры по западинам на моренных холмах у подножия горы 450 м. 8. Комплекс кедровостланикового леса на холмах и ирисово-лукового луга по западинам на моренных холмах. 9. Кочкарная пушицево-осоково-кустарничковая тундра с фрагментами луговин и всходами ольхи по ложбине стока у подножия горы 450 м. 10. Разнотравно-дриадовая тундра со всходами кедрового стланика в нижней части склона восточной экспозиции гипербазитовой горы. 11. Куртинная разнотравно-кустарничковая тундра с фрагментами нивальных луговин и всходами кедрового стланика на щебнистой осыпи на склоне. 12. Комплекс кедровостланиковых и ольховниковых кустарничковых и разнотравно-кустарничковых тундр в верхней части склона. 13. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с отдельными кустами ольхи в верхней части склона горы 450 м. 14. Редкотравный щучковый луг с моховинами и пушичниками по песчано-заиленному пляжу руч. Дозорный в его устье. 15. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с отдельными кустами кедрового стланика на выпуклой части моренной террасы. 16. Моховые ерники с фрагментами кедровостланиковых зарослей в западине на моренных грядах в истоках руч. Дозорный. 17. Комплекс кустарничковой мохово-лишайниковой тундры, ерниковых ольховников и поляны с пухоносом в сырой западине в истоках руч. Дозорный. 18. Комплекс ивняков из Salix alaxensis, ольховников и разнотравных ивняков из Salix krylovii по ручейку на флювиогляциальной террасе у подножия горы 284 м. 19. Усыхающие ивняки из Salix alaxensis с отдельными чозениями в высокой пойме р. Ныгчеквеем против горы Георгия. 20. Сухая мохово-лишайниковая разнотравно-кустарничковая тундра с куртинами кедрового стланика и ерника на моренных валах. 21. Комплекс разнотравно-кустарничкового кедровостланикового леса и лишайниковой кустарничковой тундры на моренных грядах. 22. Ерниковая разнотравно-кустарничковая тундра с фрагментами луговин на обширной равнине в бассейне р. Серебристая. 23. Сухая разнотравно-кустарничковая тундра с фрагментами пустошей на буграх в долине р. Серебристая. 24. Комплекс разнотравных ивняков и вейниково-разнотравных лугов в пойме р.Cеребристая. 25. Комплекс вейниковых ольховников-ивняков и редкотравного луга на галечнике в пойме р. Серебристая. 26. Кустарничково-разнотравная тундра с ерниками и низкими ивнячками на надпойменной террасе р. Серебристая. 27. Комбинация мохово-лишайниковых ерников и ивняков в нижней части склона холма 256 м. 28. Комбинация мохово-разнотравных ольховников и ивняков в нижней части склона холма 256 м. 29. Кустарничковая тундра с редкими разнотравными ольховниками на террасе р. Серебристая. 30. Комплекс сфагново-осокового болота и кочкарной кустарничковой тундры на буграх по ложбине стока на моренной террасе в районе оз. Близнецы. 31. Осоковая тундра с фрагментами разнотравных луговин и пушичников наледного участка долины р.Майольгыконваам в верхнем течении. 32. Нивальная разнотравная тундра с луговинами под уступом высокой флювиогляциальной террасы. 33. Кустарничково-разнотравная тундра с ивняками на пологих водораздельных холмах. 34. Кустарничково-разнотравная эвтрофная тундра с ерниками на щебнистом шлейфе гипербазитовой горы Мексика. 35. Куртинная разнотравная тундра на склонах гипербазитовой горы Мексика. 36. Кассиопейно-разнотравная тундра под уступом склона горы Мексика. 37. Кассиопейно-разнотравно-осоковая тундра в нижней части шлейфа гипербазитовой горы. 38. Разнотравная тундра с пустошами на щебнистой флювиогляциальной террасе в междуречье рек Чирынай - Чирынайэнничкиваамкай. 39. Разнотравно-кустарничковая тундра с крупными суглинистыми пятнами на шлейфе Чирынайских гор. 40. Кустарничково-осоковое болото с фрагментами сырого осокового луга в ложбине стока на шлейфе Чирынайских гор. 41. Куртинная разнотравная тундра в верхней части шлейфа Чирынайских гор. 42. Фрагменты кедровостланиковых лесов, разнотравно-кустарничковых и куртинных разнотравных тундр по гряде осыпания на склоне Чирынайских гор. 43. Фрагменты кустарничковой тундры и открытых группировок растительности на останцах под Чирынайскими горами. 44. Разнотравно-осоковая и разнотравно-кустарничковая тундра на седловине в Чирынайских горах. 45. Разнотравно-кустарничковая тундра с фрагментами осоковой кочкарной тундры на нагорной террасе Чирынайских гор. 46. Комбинация кедровостланикового леса и кустарничковой тундры по моренным грядам в междуречье рек Чирынай - Чирынайэнничкиваамкай. 47. Куртинная растительность на склоне гипербазитовой горы. 48. Заросли ольховника, ивняки и ерники по ручью на конусе выноса.

Различия в литологии оказали свое влияние на всю флористическую структуру растительного покрова района: вместо нескольких ландшафтных классов мезокомбинаций мы получили два крупных и разнородных класса, дифференцирующих два типа пород (рис.47). В класс ВГ объединились мезокомбинации сообществ гипербазитовых массивов, в класс КЧ – гряд, террас и холмов моренного комплекса на породах гранитоидного состава. Интересно то, что растительность класса КЧ показала также очень сильное гипербазитовое влияние, и при общем сравнении с классами стланиковых лесов и тундр аналогичного фитома класс КЧ выделился в самостоятельный класс регионального уровня.

Рис. 45. Ландшафтный рисунок массива Чирынайских гор (вид с хребта Йенэскын). Мезокомбинации на гипербазитовых породах: 1 - куртинных разнотравных тундр (с проективным покрытием растениями не более 2%) и открытых группировок растительности; 2 - пятнистых разнотравно-кустарничковых тундр, кустарников и фрагментов кедровостланиковых лесов; 3 - осоковых и травяно-осоковых болот. Мезокомбинации на породах кислого и нейтрального состава: 4 - пятнистых разнотравных щебнистых и разнотравно-кустарничковых тундр; 5 - кедровостланиковых лесов и мохово-лишайниковых кустарничковых тундр. Пойменные мезокомбинации: а - ивняков и лугов низкой поймы рек с гипербазитовым стоком; б - редкотравных лугов, ивняков, ольховников и тополевых лесов поймы р.Чирынай; в - бугорковатых разнотравных кустарников и сырых осоково-разнотравных лугов на низкой надпойменной террасе 

Рис. 47. Графовая модель ландшафтной эколого-флористической структуры растительного покрова района Чирынайских гор.

Классы мезокомбинаций: ВГ - куртинных и пятнистых разнотравных, кустарничково-разнотравных тундр склонов, шлейфов, разнотравных лугов, тундр и кустарников нагорных террас, седловин на породах гипербазитового и смешанного с гипербазитами состава; КЧ - кедровостланиковых лесов, кустарниковых и кустарничковых тундр и их фрагментов на склонах невысоких сопок и моренных грядах; ТТ – разнотравных кустарников, лугов и пустошей надпойменных террас; ПП – ивняков, ольховников и разнотравных лугов в поймах рек и ручьев; ББ - сырых бугорковатых осоково-кустарничковых тундр и эвтрофных травяных и осоково-травяных болот; БО - гипновых осоково-сабельниковых и сфагновых кустарничково-осоковых болот с торфяными буграми; ПА - редкотравных лугов, пушичников и моховин на заиленных песках конуса выноса ручья; НА - мохово-хвощевых осоковых и кустарничковых тундр наледных участков долин; ЛЛ - нивальных разнотравных тундр и сырых луговин под уступом флювиогляциальных террас; ЛЦ - куртинных группировок растительности и фрагментов кустарничковой тундры на скалах-останцах гипербазитовых гор

Ординация комбинаций по флористическому сходству показала относительную молодость растительного покрова района, о чем говорит его низкая дифференцированность по местообитаниям. Особенно молоды и несформированы сообщества на гипербазитовых массивах: физиономически совершенно разные комбинации оказались объединенными в один, очень целостный, класс ВГ. В него попали комбинации растительности и вершин, и склонов, и шлейфов. По составу элементов это не только куртинные группировки, но и разнообразные варианты сочетаний пятнистых кустарничково-разнотравных и разнотравно-осоковых тундр, разнотравных лугов, ивняков, ерников, кедровостланиковых лесов. Собственно, в класс ВГ объединились все описания (независимо от типа фации), сделанные на породах гипербазитового и смешанного с гипербазитами состава. При этом в самой верхней части кластера оказались комбинации с куртинными тундрами (11, 35, 41, 47), а в нижней части - разнообразные комбинации на смешанных породах в зоне более или менее ослабленного влияния гипербазитов (9, 10, 12, 22).

За исключением этих двух групп, остальные комбинации связываются тесными флористическими связями в одно кольцо. Это происходит за счет присутствия в растительном покрове этих комбинаций общих видов, дифференцирующих класс ВГ от остальных классов в районе ( Cerastium beeringianum subsp. bialynickii, Papaver anadyrense, Stellaria hebecalyx, Gastrolychnis affine, Dryas incisa) . Класс ВГ отличает также набор очень специфических видов, многие из которых имеют уродливый облик и с трудом могут быть отнесены к известным видам. Так, здесь отмечены интересные формы Juncus albescens var. nova, Calamagrostis purpurascens x C. sesquiflora (sp. nova), Saussurea incuriosus (sp. nova), Chenopodium prostratum subsp. strictoformis (subsp. nova), Salix mixa (sp. nova), Saxifraga hirculus subsp. longifolia (subsp. nova), Minuartia verna var. rubelliformis.

В куртинных тундрах набор видов довольно большой, но встречаются эти виды спорадически, иногда случайно, безо всяких ландшафтных или географических закономерностей. Кроме вышеперечисленных специфических видов, здесь обычны Silene acaulis, S. stenophylla, Saxifraga serpyllifolia, Thalictrum alpinum, Armeria arctica, Ermania parryoides, Claytonia arctica, Dianthus repens, Parrya nudicaulis, Minuartia arctica, M. minutiflora, M. verna, Poa pseudoabbreviata. Иногда вплоть до вершин можно встретить невзрачные кустики кедрового стланика, а по ложбинам стока Cardamine microphylla.

Шлейфы гипербазитовых гор с сильным подтоком веществ, выносимых со склонов, еще богаче видами. В основном здесь распространены кустарничково-разнотравные тундры, в которых обязательным и индикаторным видов является Deshampsia glauca. Среди кустарничков здесь обильны Salix sphenophylla, S. saxatilis, Betula exilis, Cassiope tetragona, Andromeda polifolia , в разнотравье обычны Minuartia arctica, Silene acaulis, Lagotis minor, Thalictrum alpinum, Erithrichium villosum, Artemisia arctica, A. borealis, Saxifraga foliolosa, S. hirculus, S. calycina, S. hieracifolia, Gentiana algida, Valeriana capitata. Эти тундры идут в комбинации с осоковыми болотами, лугами, кочкарными осоковыми тундрами (доминант Carex lugens) , ерниками и зарослями стлаников (причем кустарниковая ольха здесь не характерна). На шлейфах обычны суглинистые пятна, натеки материала выветривания гипербазитов рыжеватого цвета с Juncus triglumis.

Обширный и разнородный класс КЧ объединил в себя комбинации кедровостланиковых лесов, кустарниковых и кустарничковых тундр и их фрагментов, распространенных на склонах невысоких сопок с кислыми породами и на моренной равнине, подпирающей массив Чирынайских гор со стороны р. Ныгчеквеем. В составе комбинаций также обычны ерники, разнотравные луга и разнотравные тундры, эрикоидные и злаковые пустоши. По склонам моренных холмов встречаются и элементы ольховых лесов. В целом состав комбинаций типичен для классов группы К, но встречаются и довольно интересные сочетания. Так, в комбинациях, свойственных склонам холмов и невысоких сопок, оригинально появление элементов ольховых лесов из Alnus fruticosa. Здесь ольховые леса (выс. 2-3 м) сочетаются с мохово-лишайниковыми ерниками (выс. 2-3 м) и ивняками (из Salix lanata, S. pulchra с примесью S. hastata, S. krylovii, выс. 1.5 м). Эти леса вейниково-разнотравные, с интенсивно развитым подлеском из Spiraea stevenii и мощным травяным покровом из Rubus arcticus, Petasites frigidus, Saussurea incuriosus, Viola epipsiloides, Moehringia lateriflora.

Наиболее своеобразные по составу комбинации встречаются на сухих моренных буграх, останцах террас, флювиогляциальных террасах и отличаются развитием пустошей и ксероморфных группировок растительности. Сухие тундры на таких участках в основном состоят из Dryas punctata, Salix arctica, Silene acaulis и богаты разнотравьем (характерный вид - Oxytropis leucantha ). Комбинации этого типа оказались сгруппированы в правой части класса (20,26), где они переходят в похожие комбинации на надпойменных террасах (29,23). Вся эта группа комбинаций дифференцируется сухолюбивыми видами Dianthus repens, Thymus serpyllum, Leymus interior, Elymus kamczadalorum, Saxifraga firma, причем особо характерно присутствие Avenula dahurica, что говорит о некоторой степоидности. По границе флювиогляциальных террас с надпойменными наблюдается очень интересное сочетание разреженного низкого ольхового леса паркового типа (ольха выс. 1.5 м) и разнотравно-кустарничковой тундры (с элементами осоковой тундры). Такая комбинация подмечена нами на обширной террасе р.Серебристая (29). Полоса парковых ольховников идет по границе террас на расстоянии 200 м от русла, видимо, по краю пойменного талика. Так как флювиогляциальная терраса в предгорьях Чирынайских гор снижена, она оказывается фактически одного уровня с надпойменной, и эти геоморфологические элементы можно различить только благодаря разной растительности. В парковом ольховнике наблюдается усыхание ольхи и единичных особей кедрового стланика, очень характерны кусты можжевельника.

Очень близки к классу КЧ комбинации кустарников, лугов и пустошей надпойменных террас (ТТ). В отличие от многих других районов Анадырско-Корякской провинции, в районе Чирынайских гор комбинации этой подгруппы классов выделяются слабо, так как элемент сильного олуговения, обычно свойственный им, здесь перестает быть фактором, дифференцирующим старые поймы от флювиогляциальных террас и моренных холмов. Тем не менее можно и здесь выделить ряд дифференциальных видов - это Cerastium jenissejense, Sedum purpureum, Tephroseris lenensis, Carex capitata. Характерно появление Carex dichroa . Высота кустарников обычно не превышает 1 м, а в среднем 0.5-0.7 м.

Четвертый крупный класс в районе – класс комбинаций пойменных ивняков и ольховников (ПП). Хотя парциальная флора этого класса весьма типична для пойменного флористического комплекса региона, состав комбинаций отражает главную особенность района: реки здесь отличаются мощной эрозией русел. По всей видимости, в начале лета - весной происходит залповый сброс талых вод в связи с катастрофическим таянием снега в Чирынайских горах. Снежники стаивают практически за несколько дней, что связано с химизмом пород и характером субстрата, быстро прогреваемого и дренируемого. Сброс вод происходит на склонах - по эрозионным рытвинам, а на шлейфах - по углубленным руслам и промоинам в террасах. После краткосрочного заполнения русел водой происходит мощное иссушение, и район напоминает полупустыню.

Ручьи, бегущие с гипербазитовых массивов, пересыхают, и начинают заполняться водой только в самых глубоких своих местах на удалении 5-10 км от массива. Их русла представляют собой глубокие рытвины до 2 м глубиной с буграми и промоинами. Большинство водотоков I -го и II -го порядков так и остаются сухими до конца лета. Вдоль ручьев обычно развиваются комбинации кустарников из трех элементов. По самому руслу идут фрагменты ивняков из Salix alaxensis ( высотой до 2.5 м) c примесью S. hastata , маркирующие места с выходом воды на поверхность, а также с близким залеганием грунтовых вод. Другой элемент комбинации – ивняки из S. pulchra высотой до 1.5 м. Эти элементы на удалении 5-10 м от русла сменяются полосами ивнячков высотой до 1 м из Salix krylovii с большой примесью S. pulchra . Во всех полосах может встречаться Alnus fruticosa , но самого большого развития ольха достигает вдоль русел. Кое-где в краевой части кустарников на выходе из пойменного режима встречаются также кустики можжевельника. Обычно пойменные кустарники идут в комбинации с вейниковыми, хвощевыми или разнотравно-вейниковыми лугами. Видовой состав лугов довольно типичен для класса ПП, единственное отличие - обилие Sanguisorba officinalis , более частая встречаемость Carex norvegica и Luzula rufescens.

Что касается водотоков III-IV -го порядков, то их русла характеризуются отсутствием меандр, а вблизи гор - наличием нескольких уровней эрозии. Наблюдаются вложенные русла, когда галечное русло по центру размывается потоком, формируется рытвина. На следующий год эта рытвина размывается в ложе ручья, и затем на его поверхности наблюдаются новые рытвины. Кроме того, наблюдаются “излияния” горных потоков, несущих каменный и щебнистый гипербазитовый материал, на поверхность надпойменных террас и шлейфов склонов.

Из типичных для района рек нами исследованы р. Серебристая в бассейне р. Ныгчеквеем и р. Чирынайэнничкиваамкай в бассейне р. Чирынай. Состав их комбинаций вдоль русел выглядит так: 1) стрежневая субфация русловой фации - редкотравный луг ( Chamerion latifolium ); 2) субфация гряд и понижений русловой фации - на грядах ивняк из Salix alaxensis и S. hastata ; на понижениях щучковый луг ( Deschampsia borealis, Juncus filiformis, Stellaria crassipes, Koenigia islandica); 3) пойменная фация - ольховник вейниковый и разнотравный ( Betula middendorffii, Trientalis europaea, Thalictrum sparsiflorum ); вейниково-разнотравные и овсяницевые (с Festuca altaica ) луга; 4) надпойменная фация - лишайниково-разнотравные пустоши ( Juniperus sibirica, Empetrum nigrum, Thymus serpyllum, Silene acaulis, Dianthus repens, Armeria arctica, Artemisia glomerata).

Наиболее характерный элемент пойм крупных рек - ольховники. На повороте р. Ныгчеквеем против горы Георгия встречена последняя на северо-восточном крае своего ареала рощица чозении (среди усыхающих ивняков из Salix alaxensis ). Отдельные деревья чозении здесь достигают 6 м высоты и диаметра 30 см, однако редки и, видимо, в будущем выпадут из растительного покрова. В роще начинается возобновление кедрового стланика.

К классу ПП подсоединилась и флористически богатая комбинация разнотравных лужаек ольхово-кедровостланиковых лесов (8), наблюдаемая по склончикам моренных холмов и понижениям между ними - в котловинах осушенных моренных озерков. Развивающиеся здесь разнотравные луга по составу видов практически ничем не отличаются от пойменных.

Мелкий класс ББ и класс БО, представленный изолятом, объединяют комбинации, включающие в свой состав болота разного типа, причем различаются они по составу элементов. В классе ББ в комбинациях осоково-разнотравные эвтрофные болота - лишь подчиненный элемент, доминируют же различные варианты кустарничковых сырых и бугорковатых тундр с мощной сфагновой подушкой. В них основное ядро видов составляют гипоарктические эрикоидные кустарнички и морошка, а дифференцирущим видом таких тундр является А ndromeda polifolia. В состав комбинаций могут также входить фрагменты кочкарных осоково-пушицевых тундр (с Carex lugens, Eriophorum vaginatum), моховых тундр с Baeothryon cespitosum и Rumex arcticus. Сложные комбинации сырых тундр отличаются довольно большим набором видов олиготрофного характера. Подчиненный элемент комбинации - осоковые болота - отличаются от осоковых болот класса БО присутствием (а иногда и доминированием) Carex rotundata и C. gynocrates.

Класс БО представляет комплексы раличного типа болот. Описана наиболее типичная комбинация осоково-сабельникового и кустарничково-осокового болота (5). Наибольшую площадь занимает кустарничково-осоковое болото с торфяными буграми. Его доминанты - Salix stolonifera, S. myrtilloides, Carex rariflora, Eriophorum russeolum. На моховых подушках очень характерен Galium trifidum . Это болото прорезается ручейком, вдоль которого развивается эвтрофное осоково-разнотравное болото с доминированием Carex aquatilis и Comarum palustre. Характерные виды этого элемента - Carex saxatilis, Epilobium hornemannii, Arctophila fulva, Eriophorum scheuchzeri. По ложбине стока развиваются моховины с Saxifraga hirculus, S. foliolosa, Epilobium palustre.

Остальные четыре класса отражают редко распространенные комбинации, приуроченные к некоторым специфическим элементам ландшафта, и представлены на графовой модели изолированными вершинами. Класс ЛЦ (43) - комбинация куртинных группировок растительности и фрагментов кустарничковой тундры на скалах-останцах под горой 904 м (центр Чирынайских гор) - выделяется присутствием видов, предпочитающих скалы ( Woodsia glabella, Calamagrostis purpurascens x C. sesquiflora, Selaginella sibirica) и сухие щебнистые субстраты ( Thymus serpyllum, Ermania parryoides, Pedicularis lanata, Saxifraga firma) . Останцы сложены черными гипербазитами и конгломератами, на них встречаются некоторые виды, необычные для окружающих тундр – так, только здесь отмечены Chenopodium prostratum, Elymus novo-angliae, Tofieldia sphaerocephala. Столь же уникален класс ЛЛ (32) - комбинация нивальной разнотравной тундры и сырых луговин под уступом высокой (9 м) флювиогляциальной террасы. Класс выделяется за счет обилия хионофитов ( Saxifraga rivularis, S. merckii, S. caespitosa, Carex tripartita, C. cf. glacialis, Rhodiola rosea, Ranunculus pygmaeus, Poa paucispicula, Oxyria digyna). Большая часть этих видов дифференцирует этот класс в растительном покрове района.

Два других оставшихся изолята представляют собой мелкие классы, довольно часто столь же скудно представленные в других районах. Класс НА (31) представлен комбинацией растительности наледного участка долины, прорезающей массив гипербазитов. Длина этого участка достигает 1-2 км, ширина 300-400 м – это самая крупная наледь в окраинной части хребтов этого направления. Комбинация состоит из мохово-хвощевой осоковой и кустарничковой (доминант Salix saxatilis) тундр, прорезанных множеством мелких ключевых проток. Выносимый рекой ил, суглинок, мелкозем откладывается поверх тундры в виде голых наносов. Дифференцирующие виды класса - Triglochin palustre и Pedicularis kolymensis. Класс ПА (14) включает комбинацию редкотравного луга, пушичников и моховин на песках конуса выноса ручья. Проективное покрытие растениями здесь не достигает и 30%. Наиболее обильны здесь Deschampsia borealis, Equisetum variegatum, Koenigia islandica. Из своеобразных видов можно назвать Ranunculus gmelinii, Stellaria crassipes, Sagina saginoides, Cardamine umbellata, Juncus filiformis - их сочетание и дифференцирует этот класс в растительном покрове района.

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.