На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Нижнее течение реки Великая

 

Район нижнего течения р. Великая (от места выхода ее из гор до устья р.Каргопыльгын) отрабатывался нами в течение трех полевых сезонов. Исследования охватили всю западную часть Великореченской впадины, включая широкую долину нижнего течения р. Тамватваам (ниже впадения р. Малый Научерынай), долину р. Великая с протоками от устья р. Песчаная до перевалбазы нефтяников (близ о-ва Илиринну) и бассейн нижнего течения р. Этчинку. Всего за три года удалось сделать 47 геоботанических описаний (рис. 51).

 

Рис. 51. Схема геоботанических описаний района нижнего течения р. Великая

Список геоботанических описаний района нижнего течения р. Великая:

1. Редкотравный луг с возобновлением чозении на свежем галечнике (р.Тамватваам ниже устья р. Малый Научерынай). 2. Разнотравный чозениевый лес с кедровым стлаником, ольхой и тополем в высокой пойме (р.Тамватваам, в 6 км ниже устья р. Малый Научерынай). 3. Лишайниково-кустарничковая тундра на 3-метровой террасе с отдельными кустами кедрового стланика (р.Тамватваам в 10 км ниже устья р. Малый Научерынай). 4. Осоковый луг с Salix pulchra по высохшему дну дренированного озерка в тундре на 3-метровой террасе (р.Тамватвам, 12 км выше устья р.Научирынай). 5. Кочкарная осоково-пушицево-кустарничковая тундра на 3-метровой террасе (р. Тамватваам, 12 км выше устья р. Научирынай). 6. Кустарниково-разнотравно-вейниковое возобновление по гари на крутом склоне горы южной экспозиции (по сгоревшим зарослям кедрового стланика, р. Тамватваам, 10 км выше устья р.Научирынай). 7. Ольхово-рябиновый разнoтравный чозениевый лес высокой поймы (р. Тамватваам у устья р. Научирынай). 8. Осоково-пушицево-кустарничковая тундра на 3-метровой террасе (против горы Одинокая). 9. Кочкарная моховая пушицево-кустарничковая тундра в понижении на 3-метровой террасе (против горы Одинокая). 10. Комплекс осоково-пушицево-сфагнового и осоково-кустарничкового болот по ложбине стока на 3-метровой террасе (против горы Одинокая). 11. Кочкарная осоково-пушицево-кустарничковая тундра с куртинами кедрового стланика на увалах (8 км от перевалбазы Эуполян). 12. Моховая осоково-пушицево-кустарничковая тундра с куртинами кедрового стланика на увалах (8 км от перевалбазы Эуполян).
13. Кустарниковая тундра на склонах увалов в долину р. Великая (8 км от перевалбазы Эуполян). 14. Комплекс зеленомошных злакового и разнотравного пойменных лугов на старом галечнике средней поймы на острове р. Великая (5 км ниже устья р. Тамватваам). 15. Мохово-лишайниковая кустарничково -пушицевая тундра с разреженными зарослями кедрового стланика на 20-метровой террасе р. Великая (10 км выше устья р. Чирынай). 16. Разнотравный луг с кустарниками по обрыву 30-метровой террасы (р. Великая у горы Плоская). 17. Сырая кочкарная пушицево-кустарничковая тундра в термокарстовых просадках на 30-метровой террасе (р. Великая у горы Плоская). 18. Разнотравный луг с ивнячками и осоково-пушицевым заболоченным лугом по оврагу - ложбине стока на 30-метровой террасе р. Великая (у горы Плоская). 19. Редкотравный луг с отдельными куртинами ольхи на песчаном острове р.Великая (в 5 км ниже устья р.Чирынай). 20. Вейниковый ольховник с полянами на острове р.Великая (в 5 км ниже устья р. Чирынай). 21. Вейниковый луг с ивнячками на 3-метровой надпойменной террасе р.Великая (6 км ниже устья р.Чирынай). 22. Разнотравный луг с куртинами ольхи и ив на песчаном острове р. Великая (7 км ниже устья р.Чирынай). 23. Высокий ивняк из Salix udensisв комплексе с низкими ивняками из S. alaxensis по заиленной протоке на острове р.Великая (7 км ниже устья р. Чирынай). 24. Комплекс разнотравных лугов с куртинными ольховниками и ивняками на 2-метровой террасе р. Великой (7 км ниже устья р.Чирынай). 25. Комплекс разнотравных лугов, кустарничковых тундр и ивняков из Salix krylovii на 2-метровой террасе р. Великая (7 км ниже устья р.Чирынай). 26. Агрегация куртинных группировок на галечнике р.Великая (7 км ниже устья р. Чирынай). 27. Разнотравный ольховый лес на острове р. Великая (7 км ниже устья р.Чирынай). 28. Кочкарная пушицево-кустарничковая тундра с куртинами кедрового стланика на 10-метровой террасе р. Великая (15 км ниже устья р.Чирынай). 29. Разнотравные луга и ивняки на песчаном острове р.Великая (15 км ниже устья р.Чирынай). 30. Бугорковатая кустарничково-осоково-пушицевая тундра с куртинами кедрового стланика и ольхи на 5-метровой террасе р. Великая (20 км ниже устья р.Чирынай). 31. Комплекс вейникового ольховника, ивнячка из Salix krylovii и злаково-осокового луга вдоль высохшей протоки в пойме р.Великая (5 км выше метеостанции “Фактория Великая”). 32. Редкотравный луг на свежих галечниках и песках р.Этчинку (в 10 км выше устья). 33. Разнотравный ивняк в заиленном понижении в пойме р.Этчинку (в 10 км выше устья). 34. Разнотравный луг, сочетающийся с ивнячками и ерниками на уступах и обрывах 10-метровой террасы р. Великая (в 3 км ниже устья р. Этчинку). 35. Гарь по кочкарной тундре с кедровым стлаником на 10-метровой террасе р.Великая (в 3 км ниже устья р.Этчинку). 36. Хвощевый и щучковый луга по берегу протоки в пойме р. Великая (в 4 км выше перевалбазы нефтяников). 37. Комплекс зарослей кедрового стланика, ольхи, ерников и болот на 4-метровой террасе р. Великая (в 4 км выше перевалбазы нефтяников). 38. Вейниковый ольховник с осоковыми мочажинами на 4-метровой террасе р.Великая (в 4 км выше перевалбазы нефтяников). 39. Комплекс осокового болота, хвощевых и вейниковых лугов на 4-метровой террасе р.Великая (в 4 км выше перевалбазы нефтяников). 40. Комплекс зарослей кедрового стланика с осоковыми мочажинами на 4-метровой террасе р. Великая (в 4 км выше перевалбазы нефтяников). 41. Комплекс зарослей стланика, ольховника, кустарничковых тундр и осоковых болот на 4-метровой террасе р. Великая (в 4 км выше перевалбазы нефтяников). 42. Грядово-мочажинный комплекс кустарничково-пушицевой тундры с осоковыми болотами по озеркам и мочажинам на 10-метровой террасе р. Великой (у перевалбазы нефтяников). 43. Грядово-мочажинный комплекс кустарничковой тундры и полигонально-осоковых болот на 10-метровой террасе р. Великая (у перевалбазы нефтяников). 44. Пожарище по кочкарной осоково-пушицевой тундре (бассейн р. Этчинку в нижнем течении). 45. Лишайнико-разнотравно-злаковая пустошь на сухом галечнике надпойменной террасы р.Тэлэкей (левый приток р. Этчинку). 46. Комплекс зарослей кедрового стланика и кустарничковой тундры на 3 метровой террасе р. Чирынай (в 3 км от устья). 47. Ивняки из Salix krylovii в понижениях на 3-метровой террасе р. Чирынай (в 3 км от устья).

На основании расчета флористического сходства комбинаций построена графовая модель ландшафтной структуры растительного покрова района (рис. 52). Больше всего она напоминает структуру другого равнинного района - среднего течения р. Чирынай, который непосредственно соприкасается с районом нижнего течения р. Великая.

 

 

Рис. 52. Графовая модель ландшафтной эколого-флористической структуры растительного покрова района нижнего течения р. Великая.

Классы мезокомбинаций: КК - кочкарных, бугорковатых кустарничково-осоково-пушицевых и осоково-кустарничковых тундр, кедровостланиковых лесов и грядово-мочажинных комплексов с кедровым стлаником; ПО - вейниковых и разнотравных ольховых лесов и вейниковых лугов; ПИ - ивовых (из Salix udensis) лесов и хвощевых лугов; ПП - редкотравных, злаковых, хвощевых лугов, ивняков из Salix alaxensis, тополевых и чозениевых лесов; ЛЖ - осоковых лугов и ивнячков из Salix pulchra по днищам и берегам дренированных озер; ЛЦ - куртинных лугов и кустарников суглинисто-песчаных обрывов

Здесь также выделяются два крупных класса мезокомбинаций КК и ПП и несколько изолятов, но добавляется и специфический для района класс ПО, комбинации которого занимают довольно большие площади (рис.53).

Наиболее крупный класс КК, так же, как и в районе среднего течения р.Чирынай, является объединением комбинаций, в других районах входящих в классы КК и ББ. Он включает в себя комплексы кочкарных, бугорковатых кустарничково-осоково-пушицевых и осоково-кустарничковых тундр, кедровостланиковых лесов и грядово-мочажинных комплексов с кедровым стлаником. Кроме того, в него входят комбинации с лугами и ивнячками, в других районах образующие классы групп Л и И. Слияние всех этих комбинаций происходит за счет бедности и однородности флористического состава растительного покрова всех плакорных местообитаний. Таким образом, физиономически разные комбинации класса КК маркируют все экотопы олиготрофного характера высоких террас и холмов.

Рис. 53. Картосхема растительного покрова участка нижнего течения р.Великой в районе устья рек Этчинку и Каргопильгин масштаба 1:200 000. Мезокомбинации: 1 - сырых хвощевых лугов и открытых группировок растительности на песках; 2 - хвощево-травяных ивовых лесов из Salix udensis и лугов; 3 - ольховых, кедровостланиковых лесов и осоковых болот; 4 - вейниковых лугов и низких кустарников, осоково-кустарничковых тундр; 5 - кочкарных осоково-пушицево-кустарничковых тундр и осоково-кустарничковых сфагновых болот, мохово-лишайниковых кустарничковых тундр с куртинами кедрового стланика; 6 - ивняков из Salix alaxensis с луговинами и фрагментами ивнячков из S. pulchra

Ландшафтный облик комбинаций класса КК здесь типичен: фрагменты кедровостланиковых лесов занимают от 10 до 50% площади комбинаций, однако их особенность - широкое распространение кочкарных заболоченных тундр (с Eriophorum vaginatum) и ивнячков из Salix pulchra. Состав видов травостоя стланиковых лесов обеднен, чаще всего доминирует Carex globularis. Диагностический вид классов КК равнинных районов Великореченской впадины среди других классов КК - Chamaedaphne calyculata.

Рассматривая варианты, которыми мезокомбинации класса КК реализуются на данной территории, следует прежде всего отметить вариант сухих кедровостланиковых лесов и тундр (3,28,46), наблюдающийся по наиболее возвышенным участкам террас и их бровкам. Особенность видового состава - доминирование Loiseleuria procumbens, Empetrum nigrum и обилие Carex melanocarpa, C. algida. Очень характерны для таких сухих участков отдельные кустики Salix krylovii , а в травяном покрове - Agrostis borealis. Комбинации этого типа оказались в верхней части класса; к ним подсоединяются специфические комбинации ольховников, лугов и фрагментов кедровостланиковых лесов (24,25) на участках с переходным режимом (от надпойменного к плакорному). Последние широко распространены по левому берегу р. Великая ниже устья р. Чирынай, где тянутся полосой вдоль предгорьев Рарыткинского хребта. Обязательными элементами их являются низкие ивнячки из Salix krylovii и куртины жимолости и курильского чая на лугах. Наиболее богатый видами элемент комбинаций - разнотравные луга с Trisetum sibiricum, Calamagrostis purpurea, Festuca altaica, Agrostis trinii, Bromopsis pumpellianus . По мере удаления от реки эти луга отундровевают, появляются гипоарктические кустарнички, отдельные кусты кедрового стланика, и наконец, они превращаются в сухие лишайниково-моховые разнотравно-кустарничковые тундры с фрагментами кедровостланиковых лесов.

Грядово-мочажинный комплекс. Комбинация осоково-гипнового болота и кустарничковой тундры в Великореченской впадине.

Фото А.В. Беликович

Центральное ядро в классе КК составляют комбинации с сырыми (Rubus chamaemorus, Oxycoccus microcarpus, Salix stoloniferoides) сфагновыми тундрами. Для термокарстовых провалов и просадок (10,17,30,42,43) характерны осоковые полигональные болота с Carex rotundata, C. limosa, Baeothryon caespitosum, Eriophorum polystachion, Ranunculus pallasii, Utricularia intermedia, Menyanthes trifoliata. На буграх среди просадок в таких комбинациях развиты кустарничковые тундры с обильными здесь Calamagrostis holmii, Tofieldia coccinea.

Несколько описаний (6,44) было сделано в районе старых и новых пожарищ, столь обычных в Великореченской низменности. Гарями охвачено около 30-40% площади низменности, Сильно страдают от пожара кустарнички, особенно Betula exilis, Ledum decumbens . Быстрее всего восстанавливается пушица влагалищная, так как ее узлы кущения практически не повреждаются. Обильный после пожаров Chamerion angustifolium образует огромные поля в июле-августе малинового цвета.

В нижней части класса КК на графе оказались описания (37,40,41), сделанные на участке, где река Великая разбивается на множество проток (у протоки Соболькова), и высокая (3-4 м) терасса левого берега разрезана на тысячи больших и мелких островов (рис.53). По всей видимости, этот участок тектонически опускается и переходит из террасного режима в пойменный. При этом половина площади островов оказывается все еще покрыта комплексами класса КК, а половина (по берегам проток) - типичными ольховыми лесами класса ПО.

Кочкарная тундра Великореченской впадины после пожара.

Фото А.В. Галанина

Такое явление мозаики комбинаций двух классов встречено в регионе впервые и явно индицирует редкий природный процесс. Любопытно, что варианты комбинаций класса КК здесь представляют собой своеобразные грядово-мочажинные комплексы, в которых по грядам идут вполне типичные кустарничковые бугорковатые тундры с кедровым стлаником (единственным отличием которых является большое участие Alnus fruticosa и Salix pulchra), а в понижениях развиваются сырые осоковые луга (Cicuta virosa, Carex vesicata, C. aquatilis, Eleocharis acicularis) с болотами (Carex chordorrhiza, C. lapponica, Comarum palustre, Ranunculis grayi, Tephroseris palustris) или озерками (Sparganium hyperboreum, Menyanthes trifoliata, Hippuris vulgaris) в центре.

К этим оригинальным комбинациям подсоединились на графовой модели комплексы разнотравных тундр с лугами и кустарниками, наблюдающиеся по ложбинам стока, оврагам и крутым обрывам (12,18,34). В составе кустарников могут быть Salix krylovii, S. pulchra, Betula middendorffii, Spiraea stevenii. Особенность этих участков - обилие видов разнотравья и злаков, свойственных в регионе комбинациям класса лугов и луговинных тундр. Интересно, что комбинация куртинных лугов и кустарников (16), отличающаяся от этих комплексов только одним элементом, выделилась в самостоятельный класс ЛЦ. Она маркирует суглинисто-песчаный обрыв высокой 20-метровой террасы р. Великая. Среди кустарников здесь также встречаются кедровый стланик, ольха кустарниковая, смородина печальная. Появляются специфичные для обрывов Descurainia sophioides, Barbarea orthoceras, Rorippa palustris, Tephroseris palustris. Такие песчаные обрывы более характерны для участков средне- и позднечетвертичных морен, осложненных эрозией, встречающихся по окраинной зоне Великореченской впадины.

 

Как изолят на графе оказалось и описание 4 - бедная видами комбинация осокового луга и ивняка из Salix pulchra по дну и берегам высохшего озерка на плоской террасе в бассейне р. Тамватваам (ЛЖ). Комбинации этого класса на этом участке Великореченской впадины редки, так как озерки здесь имеют не моренный генезис, а приурочены просто к понижениям террас. Более характерны они на участке ниже устья р.Чирынай, где к реке подходит хорошо выраженный комплекс дряхлых среднечетвертичных морен. Исследованная комбинация отличается тем, что представляет полностью высохшую котловину с глинистым дном, поверхность которого сильно растрескана. Фрагменты осоковых лугов состоят из Carex schmidtii, C. aquatilis, C. membranacea, C. saxatilis. Бордюр из ивняка высотой до 1.5 м здесь интенсивно поедается лосем и сильно нарушен.

Остальные классы связаны с главной рекой района и региона - Великой, которая на отрезке среднего и нижнего течения протекает многочисленными руслами в широкой впадине. В связи с большой мощностью потока и интенсивным перемещением смываемого материала, основное русло реки чрезвычайно нестабильно, заполненность различных русел в разные годы и даже сезоны неодинакова. Это приводит к образованию огромных площадей, занятых свежими аллювиальными наносами и их постоянному перемыванию, собственно же пойменная фация развита фрагментарно в виде размываемых останцов 2-3-метровых террас. Такая специфика пойменных процессов наложила свой отпечаток на растительный покров: в пойменной фации развиты ольховые леса с вейниковыми лугами (класс ПО), а в русловой - в стрежневой субфации редкотравные луга и кустарники (ПП), в субфации гряд и межгрядовых понижений -ивовые (из Salix udensis ) леса (ПИ) с хвощевниками. Из этих трех классов наиболее самобытен класс ПО, имеющий слабые связи сходства с другими пойменными классами (см. предыдущую главу), а наиболее традиционен - класс ПП.

Последний по крайней мере наполовину состоит из комбинаций, в других районах выделяющихся в самостоятельный класс ПА, другая же его половина образована комбинациями пойм мелких и средних притоков р.Великая. Большей частью это комплексы, включающие в свой состав куртинные и редкотравные луга русловой фации (19,22,26,29,36). Вторым элементом могут быть разнотравные, злаково-разнотравные и хвощевые луга, ивняки из Salix alaxensis и куртины других кустарников. Разнообразие комбинаций связано с тем, что галечные субстраты русловой фации среднего течения р.Великая сменяются в нижнем течении песчаными и суглинистыми. Такие виды, как Stellaria fischeriana, Artemisia borealis, Wilhelmsia physodes, Erigeron politus, встречаются только на галечных субстратах. На песчаных наносах появляются Lagedium sibiricum, Tanacetum bipinnatum, становятся обильны злаки. Наиболее типичное сообщество песчаных кос нижнего течения - хвощевый сырой луг с доминированием Equisetum arvense и Alopecurus aequalis. На таких лугах также обычны Rorippa palustris, Rumex aquaticus, Ranunculus reptans, Polygonum aviculare, Deschampsia borealis, Carex vesicata, Ptarmica alpina. Для нижнего течения р.Великая характерен также Rumex sibiricus в других районах не частый.

Другая половина комбинаций класса ПП - комплексы злаковых и злаково-разнотравных лугов с ивняками (14,32), тополевниками (45) и чозениевыми лесами (1,2). На злаковых пойменных лугах по сухим протокам большое участие в растительном покрове принимает Carex pallida. Чозениевые леса встречаются только по притокам р. Великая (как левым, так и правым). В них всегда в примеси обычны высокие ивы Salix udensis, редко S. schwerinii. Тополь встречается только во всходах и подросте против устьев таких рек, как Тамватваам или Чирынай. Фрагмент старого разреженного тополевого леса (с пустошами) встречен только по мелкому притоку р.Этчинку - здесь он находится на границе ареала тополевых лесов и сильно обеднен флористически. Интересно, что тополя на этом участке усыхают и выпадают, а возобновления не наблюдается. На пустошах (14,45) наиболее обильны Thymus serpyllum, Pulsatilla davurica, Minuartia biflora, Androsace septentrionalis.

Ивовые леса класса ПИ обычно встречаются по заиленным протокам и островам, но характерны и для пойм мелких речек, впадающих в р.Великая в ее нижнем течении (Этчинку). В высоту деревья ив (Salix udensis) достигают 6-7 м, c омкнутость крон до 70%, под пологом во втором ярусе могут попадаться Alnus fruticosa и Salix alaxensis . Доминант напочвенного покрова - либо Equisetum arvense, либо Calamagrostis purpurea. В разнотравье обильны также Rubus arcticus, Ranunculus repens, Rorippa palustris, Poa tanfiljewii. Характерны заиленные понижения с Ranunculus gmelinii, Juncus brachyspathus, Iris setosa.

Крупный класс комбинаций вейниковых ольховых лесов и вейниковых лугов пойменной фации (ПО) - самый, пожалуй, интересный и уникальный элемент растительного покрова района. Обычно ольховые леса здесь высотой 3-4 м, с участием Salix udensis и Sorbus sibirica и интенсивно развитым подлеском из Ribes triste. Состав травостоя довольно типичен для ольховых лесов, за исключением всегда обильной здесь Cacalia hastata. Наиболее часто, кроме вейника и Carex pallida, встречаются Trientalis europaea, Chamerion angustifolium, Galium boreale, Rubus arcticus, Moehringia lateriflora, Thalictrum sparsiflorum, Veratrum oxysepalum, Aruncus kamtschaticus, Ranunculus repens. В верхней на графе части класса ПО располагаются комбинации вейниковых лугов и ивнячков из Salix pulchra, S. krylovii, S. hastata (21,47), в которых могут встречаться Lonicera edulis, Vaccinium uliginosum , обильны Betula exilis, Pentaphylloides fruticosa. Как со-доминант в вейниковых лугах может встречаться Chamerion angustifolium. Обычны Carex pallida, Equisetum arvense, Rubus arcticus.

В нижней части кластера находятся описания (38,39), сделанные в районе протоки Соболькова - комплексы низких (1.5 м) ольховников и вейниковых лугов. Ольховники здесь очень загущенные, с голубикой, спиреей Стэвена и жимолостью, с большим количеством мелких мочажин с Cicuta virosa, Ranunculus hyprboreus, Caltha palustris. Вейниковые луга, часто идущие полосами, формируются на месте проток и промоин. По их окраинам растут заросли Salix pulchra, а в вымокших местах образуются болота с Equisetum fluviatile, Petasites frigidus, Comarum palustre, Carex vesicata.

Исходя из сходства флор и структуры мезокомбинаций растительного покрова район нижнего течения р. Великой следует объединить вместе с районом среднего и нижнего течения р. Чирынай в один геоботанический округ Великореченской впадины.

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.