На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Среднее течение реки Ныгчеквеем

 

Район располагается на выходе р. Ныгчеквеем из гор до ее слияния с р. Майнельвэгыргын (и образования из этих двух крупных рек р. Туманской). Геоморфологически это слегка всхолмленная равнина на переходе гор Корякского нагорья в Нижнеанадырскую низменность, называемая Ныгчеквеемской впадиной. Вся эта равнина покрыта конечной мореной последнего оледенения Корякских гор. Против выхода из гор крупных рек морена сглажена современными пойменными процессами, под горами она наиболее активна и рельефна.

Река Ныгчеквеем имеет здесь довольно широкое русло (до 100 м), часто разветвленное на множество проток. В низкой пойме развиты ольховые леса и ивняки из Salix alaxensis; в высокой пойме ольховники усыхают, среди них появляются лишайниковые пустоши. Вдоль проток идет бордюр из мощных ольховых лесов со смородиной печальной; часто протоки отграничивают пойму от надпойменных террас. Для надпойменных террас характерна широкая (до 1 км) полоса густых низких кустарников (в основном ив).

Надпойменная терраса от моренного комплекса отграничивается невысоким (1-3 м) уступом, в зависимости от экспозиции покрытым нивальными тундрами или густыми зарослями кедрового стланика. Выше идет моренный комплекс холмов и подножий гор, довольно однообразный по физиономическому облику. Всего в районе было но 48 геоботанических описаний (рис.54).

 

Рис. 54. Схема геоботанических описаний района среднего течения р. Ныгчеквеем

Список геоботанических описаний района среднего течения р. Ныгчеквеем:

1. Бугорковатые разнотравные ерники и ивняки надпойменной террасы с промоинами и щебнистыми пятнами. 2. Мохово-пушицево-осоковое болото на надпойменной террасе. 3. Разнотравная луговина и нивальная кустарничковая тундра с возобновлением кустарников на невысоком уступе моренной террасы, отграничивающем надпойменную террасу от моренного комплекса. 4. Комплекс кедровостланикового леса и мохово-лишайниковой кустарничковой тундры на полянах на моренной террасе левого берега. 5. Комплекс кедровостланиковых зарослей и мохово-лишайниковой кустарничковой тундры на моренном холме левого берега. 6. Мохово-лишайниковые разнотравные заросли кедрового стланика и ольховниковый лес по понижениям на моренной террасе. 7. Комплексов редкотравных и щучковых лугов и ивняков в пойме р.Серебристая. 8. Разнотравно-кустарничковая тундра с низкими ивнячками на надпойменной террасе р.Серебристая. 9. Разнотравно-кустарничковая тундра со злаковой луговиной на 6-метровом бугре-останце размытой моренной террасы по берегу р.Серебристая. 10. Щучковый луг со всходами Salix pulchra на дне дренированного озерка на флювиогляциальной террасе левого берега (первая стадия зарастания спущенного озера).
11. Щучково-вейниковый луг с ивняками из Salix pulchra на дне дренированного озера на морене (вторая стадия зарастания спущенного озера). 12. Комплекс редкотравных лугов по пляжам и группировок растительности по каменистому дну полудренированного крупного бессточного озера на морене (оз. Вечное). 13. Комплекс ивняков из Salix pulchra щучково-осоковых кочкарников по западине на моренной террасе (последняя стадия зарастания спущенного озера). 14. Комплекс ивняка из Salix pulchra о протокам и мохового сабельниково-осокового болота в истоках реки. 15. Густой вейниковый и осоково-сабельниковый ивняк из Salix pulchra о берегу небольшой речки на обширной надпойменной террасе. 16. Осоковый луг и ивняки из Salix pulchra по глинистому берегу дренированного озера на морене. 17. Разнотравно-вейниковый ольхово-ивовый лес высокой поймы р.Ныгчеквеем с грядами и понижениями. 18. Злаково-лишайниковые пустоши и усохший ольховый лес в высокой пойме. 19. Комплекс осоковых, заиленных щучковых и редкотравных лугов по протокам высокой поймы р. Ныгчеквеем. 20. Вейниковый ольховый лес высокой поймы. 21. Разнотравно-лишайниковая пустошь с кустарниковым тополем и всходами кедрового стланика на надпойменной террасе р.Ныгчеквеем. 22. Комплекс разнотравно-кустарничковых ивняков из Salix krylovii с куртинами ольхи на буграх и разнотравных луговин по понижениям на первой надпойменной террасе. 23. Мохово-лишайниковая кустарничковая тундра с отдельными куртинами кедрового стланика на валу конечной морены. 24. Мохово-лишайниковый кедровостланиковый лес на моренном холме, склон северной экспозиции. 25. Разнотравно-кустарничковый моховый ольховый лес по ложбине стока на морене. 26. Комплекс кустарничкового, осоково-пушицевого и сабельникового болота в свежем термокарстовом провале на морене. 27. Редкотравные луга по галечным и песчаным пляжам прирусловой части р.Ныгчеквеем. 28. Редкотравные ольховники и ивняки на песчаных наносах высокой поймы. 29. Ерниковая кустарничково-разнотравная тундра на кочковато-бугорковатой с промоинами на надпойменной террасе. 30. Хвощево-осоковый луг по берегу проточного озерка на надпойменной террасе. 31. Комплекс осокового болота и бугорковатой кустарничково-сфагновой сырой тундры по берегу проточного моренного озера. 32. Осоково-кустарничковое болото с бочагами по ложбине стока между моренными грядами. 33. Кедровостланиковый лес на моренной гряде. 34. Разнотравно-кустарничковые заросли кедрового стланика на моренном валу. 35. Разнотравно-злаковая лишайниковая пустошь с куртинами Salix alaxensis и отдельными тополями на надпойменной террасе. 36. Комплекс разнотравных кустарников, лугов и куртинных группировок растительности по дну дренированных озерков на морене правого берега. 37. Комплекс щучково-осокового луга и ивняков из Salix pulchra по дну дренированного озерка на второй надпойменной террасе р.Ныгчеквеем. 38. Лишайниковая кустарничковая тундра с редкими кустами кедрового стланика на обширной плоской донной морене под горой Ныгчек. 39. Мохово-лишайниковые кустарничковые ерники из Betula middendorffii, B. exilis на шлейфе склона горы Ныгчек. 40. Комплекс разнотравного луга и кустарников (Salix pulchra, S. krylovii, Rosa amblyotis ) в термокарстовой дренированной просадке на морене под горой. 41. Комплекс осокового и хвощевого лугов и прибрежно-водной растительности зарастающего большого мелководного озера на морене (оз. Одинокой Совы). 42. Мохово-лишайниковые разнотравные заросли ивняков в сочетании с ольховым и кедровостланиковым лесом по понижениям на морене. 43. Послепожарное зарастание на высокой моренной террасе (район бывшего сгоревшего пос. Майно-Гыткино). 44. Разнотравный ольховый лес с участием кедрового стланика по ручью на морене. 45. Комплекс осокового болота и ивняков из Salix pulchra по дну пересохшего озерка в западине на морене. 46. Комплекс зарослей кедрового стланика, ерников и разнотравных луговин на морене с западинами глубиной до 20 м. 47. Разнотравно-злаковый ивняк из Salix alaxensis с лишайниковыми пустошами в высокой пойме. 48. Разнотравные ерники и ивняки в устье ручейка по берегу крупного озера на морене.

Заросли кедрового стланика в этом районе - это действительно лес, а не на кустарники. Стволы у таких особей в диаметре достигают 40 см

Уникальность района - доминирование моренных образований в структуре ландшафта - хорошо прослеживается на структуре растительного покрова, представленной графовой моделью (рис. 55). Почти вся поверхность морен покрыта комплексами кедровостланиковых лесов и тундр (класс КК), причем этот класс благодаря хорошему дренажу на флювиогляциальных отложениях не включает в себя комбинации сырых и заболоченных экотопов.

Последние - грядово-мочажинные комплексы с осоковыми, осоково-пушицевыми и кустарничково-сфагновыми болотами (класс ББ) - развиваются только в межгряжовых понижениях, во впадинах на надпойменных террасах, под уступами моренных валов. Выделение этих двух классов свойственно больше горным, а не равнинным районам, и то, что это наблюдается в Ныгчеквеемской впадине, подчеркивает ее особое положение в составе Нижнеанадырской низменности. Другой отличительной чертой района является интенсивное развитие комбинаций класса ЛЖ - своеобразных комплексов осоковых, лисохвостных лугов и ивнячков из Salix pulchra, развивающихся на спущенных и полудренированных озерах во впадинах на морене.

Рис. 55. Графовая модель ландшафтной эколого-флористической структуры растительного покрова района среднего течения р. Ныгчеквеем.

 

Классы мезокомбинаций: КК - мохово- лишайниковых кустарничковых тундр с фразментами кедровостланиковых лесов; ЛЖ - редкотравных, осоковых, разнотравных лугов и ивнячков из Salix pulchra на спущенных и полудренированных моренных озерах; ЛХ - прибрежно-водных сообществ и осоковых пресноводных маршей крупных озер и проток; ББ - грядово-мочажинных комплексов осоковых, осоково-пушицевых и кустарничково-сфагновых болот и кочкарных и кустарниковых кустарничковых сфагновых тундр; ПА - ивняков и редкотравных лугов, ивово-ольховых и ольховых разнотравных и вейниковых лесов; ТП - лишайниково-разнотравных пустошей с куртинами кустарникового тополя и фрагментами ольховников по возвышенным участкам пойм; ЛЛ - нивальных луговин, кустарничково-разнотравной тундры и сырых осоково-разнотравных лугов на склончике и под уступом флювиогляциальной террасы; ИИ - заболоченных густых ивняков из Salix pulchra и осоковников; АР - кустарничково-злакового послепожарного возобновления, мохово-разнотравных пустошей флювиогляциальной террасы и кустарников по днищу прорезающих террасу эрозионных рытвин

 

Комбинация кедровостланиковых сообществ и кустарничковых тундр на сглаженных моренах в предгорьях хр. Кэнкэрэн, левый берег р. Ныгчеквеем в среднем течении. Фото А.В. Галанина

Основу растительного покрова в районе, несомненно, составляют комплексы сухих мохово- лишайниковых кустарничковых тундр с фрагментами кедровостланиковых лесов, причем обе составляющих здесь находятся в оптимуме. Об этом свидетельствует высота кедровых лесов (до 3-4 м) и стабильность видового состава, мало меняющегося на разных элементах рельефа. Фрагменты стланиковых лесов в комбинациях составляют от 20 до 70%, обычно это пятна размером от 10 до 50 м в поперечнике. На сглаженной морене контуры как лесов, так и тундр занимают большие площади - изредка до 100-200 м в поперечнике. Для лесов здесь характерно большое участие ерника - Betula middendorffii и B. exilis и интенсивное развитие на опушках курильского чая (Pentaphylloides fruticosa). На полянах, в кустарничковой тундре среди эрикоидных кустарничков особого развития достигают Empetrum nigrum, Loiseleuria procumbens, Arctous alpina. Индикаторы среди травянистых - Carex melanocarpa и иногда обильная Festuca altaica. В комбинациях обычны и фрагменты низких кустарников - по сухим местам с доминированием Salix krylovii , по сырым, обычно в неясных понижениях - с Salix pulchra и Alnus fruticosa . В таких, более трофных местообитаниях можно найти около 10-20 видов разнотравья, а в составе кустарничков становится активен Rhododendron aureum. Кроме того, по ложбинам стока нередко можно встретить и Arctous erythrocarpa.

 

Структура класса КК на графе проста. Подавляющее большинство комбинаций “сбиты” в единое ядро тесными флористическими связями. Выделяется лишь несколько комбинаций (4,5,24,25,42) в нижней части класса, маркирующие эвтрофные сырые ложбины на морене: для них характерны фрагменты ольховников, ивняков, а в напочвенном покрове - присутствие Rubus chamaemorus, Pyrola minor, Equisetum pratense; часто эти комбинации граничат с осоковыми болотами. Интересно, что комплексы активных морен от комплексов сглаженных морен и флювиогляциальных равнин флористически отличаются слабо, хотя геоморфологически более разнообразны: ведь бугры достигают здесь высоты 20 м, а впадины между ними представляют собой иногда глубокие воронки. Из новых элементов в комбинациях следует назвать только фрагменты разнотравных лугов в дренированных просадках (с Iris setosa, Bistorta vivipara, Tilingia ajanensis, Gentiana glauca, Sanguisorba officinalis, Antennaria dioica, Chamerion angustifolium, Rubus arcticus, Viola epipsiloides) и низких кустарников по бровкам (Spiraea stevenii, Pentaphylloides fruticosa, Salix hastata, S. pulchra, S. lanata, S. krylovii, Rosa amblyotis). Фрагменты нивальных разнотравных тундр по склончикам бугров не развиваются никогда, хотя в растительном покрове здесь и обильны Сarex podocarpa, Rhododendron aureum, Diphasiastrum alpinum.

Несмотря на единство флоры, физиономическое отличие разных комбинаций в составе класса КК довольно большое. Так, на плоских участках донных морен кедровый стланик редок, просадки (в местах вытаивания линз льда) с фрагментами кустарников и болот редки и очень миниатюрны - размерами от одного до нескольких метров. Резко отличаются от типичных сочетаний лесов и тундр комбинации шлейфов склонов гор и холмов - густые мохово-лишайниковые ерники, в которых заросли из Betula middendorffii чередуются с полянами с B. exilis. Под пологом таких ерников доминирует Carex globularis , вообще в районе редкая.

Интересно, что верхнюю на графе часть класса КК составляют комплексы разнотравных кустарников и кустарничковых тундр надпойменных террас (1,8,22,29), в других районах выделяющиеся как класс ТТ. Вероятно, слияние классов ТТ и КК в районе морен происходит за счет того, что занимаемые комбинациями класса КК экотопы по своим условиям напоминают экотопы надпойменных террас. Кедровый стланик для этих комбинаций не характерен, как и другие высокие кустарники - береза Миддендорфа или кустарниковая ольха. Кустарниковый ярус здесь образуют ивы Salix krylovii, S. pulchra, S. lanata, S. hastata и курильский чай. Второй ярус – кустарничков - хорошо развит, в нем доминируют Betula exilis и Salix saxatilis. Благодаря неровной поверхности террас (высохшие и сырые проточки, вязкие промоины, лишайниковые поляны в сухих местах), здесь создается большое разнообразие условий, и эдафический фон благоприятен для произрастания большого количества видов. Именно поэтому эти сообщества очень богаты флористически, и благодаря этому оказываются связующими с классами ЛЖ и ПА.

Рис. 56. Распространение пойменных и надпойменных мезокомбинаций в районе среднего течения р.Ныгчеквеем. Картосхема участка р. Ныгчеквеем против хребта Кэнкэрэн чуть ниже устья р. Гытгывеем. Мезокомбинации : 1 - ольховых лесов, ивняков из Salix alaxensis и редкотравных лугов по пескам и галечникам низкой поймы; 2 - разнотравных низких ивнячков из Salix krylovii, ерников и разнотравно-кустарничковых бугорковатых тундр надпойменной террасы; 3 - ивняков из Salix pulchra, вейниковых лугов и осоковых болот вдоль русла небольшой речки

Пойма реки Ныгчеквеем в среднем течении. Благодаря развитию песчаных отложений, в комбинациях низкой поймы на полянах среди ивнячков из Salix alaxensis развиваются своеобразные пустоши с лишайниками.

Фото А.В. Галанина

Класс пойменных комбинаций ПА в большей своей части состоит из комбинаций ивняков и редкотравных лугов русловой фации, ольховые же леса средней поймы развиты на небольших площадях (рис.56). Континуальный переход от класса КК к классу ПА совершается как раз между комбинациями надпойменных террас и комплексами ольховых лесов с лугами (17,20) - через ряды сообществ вдоль небольших ручьев (44,48). В последних сочетаются элементы, свойственные обоим классам: в направлении от русла фрагменты ивняков из Salix alaxensis, S. krylovii сменяются ольховыми лесами высотой до 3 м с примесью березы Миддендорфа и кедрового стланика (во втором ярусе густые заросли из Salix pulchra, Spiraea stevenii), и затем кустарничковыми тундрами с куртинами ольхи. Ширина этой полосы варьирует в пределах от 20 до 60 м в зависимости от мощности и порядка водотока. Специфика напочвенного покрова этих приручьевых комбинаций - хорошо развитый ярус гипоарктических кустарничков, высокое обилие рододендрона золотистого и Equisetum sylvaticum; в примайницкой зоне здесь среди трав можно встретить Chamaepericlymenum suecicum - дифференцирующий вид южного макросклона Корякского хребта.

 

Основной элемент комбинаций класса ПА - редкотравные луга или куртинные группировки растительности свежих аллювиальных наносов - незакрепленных галечников. Набор видов-первопоселенцев здесь типичен для региона, однако по мере движения по течению реки все большую роль в русловых отложениях начинает играть песчано-глинистая фракция, вымываемая из рыхлых отложений морены. На песчаных косах формируются разнотравно-злаковые (с Juncus castaneus, J. leucochlamys, Agrostis anadyrensis, Trisetum molle, Elymus gen., Poa gen.) и редкотравные (Equisetum arvense subsp. boreale, Polygonum aviculare, Chamerion angustifolium, Artemisia leucophylla, A. borealis, Ptarmica alpina, Erigeron politus) луга. Для всех галечников моренных рек также очень характерна Minuartia biflora . Благодаря развитию песчаных отложений, в комбинациях низкой поймы на полянах среди ивняков из Salix alaxensis развиваются своеобразные пустоши с лишайниками - для них характерны сухолюбивые виды (Antennaria dioica, Androsace septentrionalis, Saxifraga firma).

На высокой пойме (собственно пойменной фации) развиваются ряды следующих комбинаций: (а) ольховые леса с Salix alaxensis во втором ярусе, обычно с пустошами на полянах - наиболее часто подвергающиеся усыханию; (б) ольхово-ивовые (с высокой, 4-метровой Salix udensis) леса с хвощевыми лугами; (в) вейниково-травяные ольховые леса с подлеском из Ribes triste с лугами; (г) ивняки из Salix alaxensis с разнотравными и осоково-ситниковыми (Carex cryptocarpa, C. saxatilis, C. dichroa, C. membranacea, C. cinerea, Juncus leucochlamys, J. haenkei, Saxifraga foliolosa, Stellaria crassipes, Cardamine umbellata) лугами по протокам. Среди интересных видов, встреченных только в этих пойменных лесах, следует назвать впервые отмеченную для Корякии и Чукотки Veronica tenella.

В самостоятельный класс ТП выделились своеобразные комбинации надпойменных террас, в которых преобладают лишайниково-разнотравные пустоши (21,35). Обычно они идут по участкам, отграничивающим пойменную фацию от надпойменно-террасных кустарников и кустарничковых тундр. На пустошах проективное покрытие растениями не достигает 20%, обычно это куртины Empetrum nigrum, Arctous erythrocarpa, Gentianella auriculata, Sedum purpureum, Minuartia verna, Saxifraga firma, Antennaria dioica, Chamerion latifolium, Cerastium beeringianum, Artemisia borealis, Aster sibiricus. Обильны злаки: Festuca brachyphylla, F. brachyphylla var. vivipara, Agrostis anadyrensis, Elymus kamczadalorum, Bromus pumpellianus, Poa glauca, Trisetum molle. C пустошами сочетаются куртины кедрового стланика и тополя, имеющие здесь высоту 1(2) м. Благодаря постоянному объеданию лосем тополь, находящийся здесь на границе своего ареала, имеет оригинальную кустарниковую жизненную форму.

Озеро Вечное расположено на конечной морене Ныгчеквеемского ледника

Наибольшей флористической самобытностью обладает выделяющееся на уровне класса скопление комбинаций растительности котловин дренированных моренных озер (класс ЛЖ). Днища котловин и каналов занимают комбинации редкотравных, осоковых, разнотравных лугов и ивнячков из Salix pulchra. Наиболее интересны котловины бессточных озер, которые дренируются медленно через лежащую под ними морену. Эти озера дренированы обычно на 20-70%, но в любом случае вдоль их берегов тянутся обширные галечные пляжи. Наиболее интересны крупные котловины, примером которых может служить оз. Вечное на левом берегу р. Ныгчеквеем. Его котловина размером около 2 км в длину осушена на 40%, в результате чего на дренированных галечниках сформировался целый комплекс из уникальных видов. Здесь найден Isoёtes asiatica, ближайшее известное местонахождение которого находится в южной части нагорья, в среднем течении р. Апука (Харкевич, Буч, 1976b). Кроме типичных для класса ЛЖ видов, на галечном пляже были обычны Galium trifidum, Gnaphalium pilulare, Rorippa palustris, Juncus ambiguus, J. articulatus, Persicaria amphibia subsp. nova, Persicaria microtus sp. nova, Eleocharis acicularis.

К этому классу подсоединяется другой класс ЛХ (41,45), столь же характерный для районов позднечетвертичных морен. Он объединяет комбинации прибрежно-водных сообществ и осоковых пресноводных маршей крупных озер и проток. Характерный пример - исследованное озеро Одинокой Совы на морене под горой Ныгчек (41). В отличие от типичных комбинаций ЛХ-класса, в комбинации здесь участвуют также осоково-пушицевые (Carex rariflora, C. lapponica, C. rotundata ) и сфагновые (с Rubus chamaemorus, Epilobium palustre ) болота.

За счет участия болотных комбинаций класс ЛХ связался с довольно изолированным на графе классом ББ. Последний объединяет комбинации, включающие в себя тундры и болота олиготрофного характера, распространенные в понижениях флювиогляциальных равнин и конусов, и более мелкими контурами (до 100х100 м) - на участках сглаженных морен. Наибольшего выражения (занимая до 40% площади) комбинации этого класса достигают на надпойменных террасах крупных рек - таких, как Ныгчеквеем, Гытгывеем, Конрарывеем. Грядово-мочажинные комплексы, состоящие из сфагновых кустарничковых и осоковых болот, идут здесь полосами до 800-1000 м ширины и полностью идентичны таковым в Нижнеанадырской низменности. Дифференциальные виды класса среди других классов этого фитома - Carex limosa, C. redowskiana, C. magellanica. Наиболее интересная комбинация встречена в свежем термокарстовом провале на активной морене (26), где в центре провала оказался фрагмент кустарничковой тундры с зарослями ерника и ольхи, а по краям развивается комплекс осоково-сабельникового (Carex aquatilis, C. rhynhophysa, Comarum palustre), сфагново-осокового (C. lapponica, C. rariflora) и разнотравного ( Sparganium hyperboreum, Viola epipsiloides, Epilobium palustre) болота.

Наконец, необходимо рассмотреть мелкие классы, представленные в нашей выборке только одной комбинацией. Их выделение на графовой модели не случайно. Так, выделился своеобразный пойменный комплекс р.Серебристая (7), которую фактически следует относить к соседнему району Чирынайских гор. Эта река стекает с гипербазитового массива, и в растительном покрове ее поймы наблюдается мощное влияние ультраосновных пород. Видовой состав ее сообществ достаточно разнообразен и типичен для пойменных классов районов верхнего и среднего течения р. Чирынай. Например, в отличие от пойменных ивняков исследуемого района, здесь обильны Salix hastata и S. krylovii , а для травостоя характерна Hierochlo ё glabra subsp. sibirica.

Своеобразное положение на графе заняла и единственная комбинация класса ЛЛ, наблюдающаяся на нивальном уступе флювиогляциальной террасы (3). Помимо видов собственно нивального комплекса (Primula cuneifolia, Artemisia arctica, Carex podocarpa, Loiseleuria procumbens, Salix reticulata, Trisetum spicatum) здесь встречаются во множестве всходы тундровых кустарничков, сухолюбивые и мезофильные луговые травы (Antennaria dioica, Chamerion latifolium, Polemonium acutiflorum, Allium shoenoprasum) и многие другие, пользующиеся благоприятной экологической обстановкой (хороший дренаж, хорошее увлажнение, прогрев благодаря южной экспозиции). Эта комбинация тянется узкой полосой вдоль уступа террасы на довольно значительном протяжении. Местами в нее вклиниваются виды осоковых болот, ивняков и сухих лишайниковых кустарничковых тундр.

Столь же фрагментарно в районе представлен класс ИИ заболоченных густых ивняков из Salix pulchra и осоковников (15). Комбинация описана по берегу мелкой речки шириной 2-3 м, берущей свое начало под моренными террасами и протекающей по надпойменной террасе р.Ныгчеквеем. В составе ивняков принимают также участие Salix alaxensis и S. lanata, напочвенный покров, хотя и беден видами (Comarum palustre, Viola epipsiloides, Calamagrostis purpurea, Carex cryptocarpa), чрезвычайно мощен по биомассе. В соседних районах (Нижнеанадырская низменность, среднее течение р. Майнельвэгыргын) подобные ивняки приобретают большое развитие на надпойменных террасах крупных рек и на равнинах.

Урочище Майно-Гытгино. Сгоревшие заросли кедрового стланика. Сгорела хвоя и мелкие веточки, а стволики остались

Последний класс комбинаций, о котором следует сказать - АР - представляет комплекс сообществ антропогенного пожарища в районе сгоревшего поселка оленеводов Майно-Гыткино (43). Пожар сильно иссушил высокую (8-10 м) флювиогляциальную террасу, первоначально покрытую ерниковой тундрой с кедровым стлаником. Зарастание, возраст которого уже 8 лет, идет удовлетворительно. Кроме кустарничков (голубики, брусники, багульника, шикши, арктоуса, луазелеурии) успешно возобновляется разнотравье.

Описаная комбинация - комплекс кустарничково-злакового возобновления, мохово-разнотравных пустошей террасы и кустарников по днищу прорезающих террасу эрозионных рытвин. Для тундр и пустошей террасы здесь характерны Carex melanocarpa, Dicentra peregrina, Antennaria dioica, Bupleurum triradiatum, Campanula lasiocarpa, Potentilla stipularis, Hedysarum hedysaroides и др. Конечно, обильными видами послепожарного зарастания являются Chamenerion angustifolium и злаки (Calamagrostis neglecta, C. purpurea, Trisetum molle, Agrostis anadyrensis, Hierochloё alpina, Festuca brachyphylla и др.).

Эрозионные рытвины достигают длины 20 м, их дно и склончики сложены песчано-щебнистым размываемым материалом флювиогляциальной террасы с куртинами Pulsatilla nutalliana и Juniperus sibiricа. Мезокомбинации с подобным составом территориальных и таксономических элементов растительного покрова нами более нигде в регионе не встречены.

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.