На оглавление монографии

Теория |  Методы  |  НАШИ АВТОРЫ |  Ботаническая жизнь 
Флора  |  Растительность |  Прикладные вопросы
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ |  НАПИШИТЕ ПИСЬМО 

 

 

© OCR - Беликович А.В., 2004. Текст воспроизводится по монографии: А.В. Беликович. Растительный покров северной части Корякского нагорья. Владивосток: Дальнаука, 2001. 420 с.

История изучения || Районы и методы исследований || Природные условия || Теория фитохор (литобзор) || Элементарная единица исследования. Фитоиндикация и объем вида || Выявление и анализ ландшафтных флористических структур РП. Классификация мезокомбинаций || Основные ботанико-географические рубежи || Геоботаническое районирование || Характеристика геоботанических провинций и округов || Основные фитомы: Куртинные и пятнистые щебнистые тундры || Стланиковые леса и тундры || Луговинные тундры и луга || Низкие кустарники и луга надпойменных террас. Пойменные леса, кустарники и луга || Низкие кустарники и тундры наледных участков долин. Сырые, заболоченные тундры и болота || Марши и галофитные луга морских побережий || Структура РП отдельных районов: Верховья реки Хатырка || Бассейн реки Тамватваам || Тамватнейские горы || Верховья реки Чирынай || Чирынайские горы || Среднее и нижнее течение реки Чирынай || Нижнее течение реки Великая || Среднее течение реки Ныгчеквеем || Верхнее течение реки Ныгчеквеем || Осевая часть Корякского хребта || Среднее течение реки Ваамочка || Нижнее течение реки Ваамочка || Район мыса Наварин || Район поселка Беринговский || Среднее течение реки Майнельвэгыргын || Окрестности города Анадырь || Современный растительный покров и некоторые проблемы Южной Берингии || Выводы || Литература

 

Характеристика геоботанических провинций и округов

Выделенные нами фитохоры регионального уровня больше всего совпадают по объему с фитохорионами, описанными Б.А.Юрцевым (1978) как флористические области и провинции, однако о совпадении содержания может идти речь только на уровне областей. В работе Б.А.Юрцева с соавторами (1978) считалось, что геоботанически территория, изученная нами, попадает в три подзоны тундровой зоны: северная оконечность региона с Лысыми увалами и окрестностями г.Анадырь - в подзону северных гипоарктических тундр; полоса вдоль Анадырского залива и Берингова моря - в подзону южных гипоарктических тундр; и горная часть Корякского нагорья - в подзону крупных стлаников. Однако вплоть до нашего исследования не было никакого упоминания на то, что в районе южной оконечности Чукотки могут быть распространены типичные арктические тундры.

Зональное распределение основных классов комбинаций растительного покрова в северной части Корякского нагорья показано на рис. 14. При переходе от южного макросклона к северному происходят существенные преобразования растительности: снижается роль в ландшафте ольховых лесов, полностью исчезают альпийские луговинные тундры, мощное развитие приобретают темнохвойные стланиковые леса, происходит олиготрофизация и ксерофитизация всех элементов растительного покрова.

В нашей иерархии территориальных единиц геоботанические провинции немного не совпадают с флористическими провинциями (Юрцев и др., 1978). На Чукотке в пределах Арктической геоботанической области выделяется четыре провинции - Восточно-Чукотская, Западно-Чукотская, Южно-Чукотская и Наваринская (Беликович и др., 1997). Две последних провинции охватывают часть изученного нами региона. Это Южно-Чукотская провинция южных гипоарктических тундр и ольховников и Наваринская провинция типичных арктических тундр.

Рис. 14. Схема распределения основных плакорных мезокомбинаций растительности в северной части Корякского нагорья. Профиль по меридиональной линии 176о30' вост.долг. (Чирынайские горы - устье р.Ваамочка). По оси абсцисс - расстояние в километрах от северной границы нагорья. Основные классы мезокомбинаций: 1 - куртинных и пятнистых разнотравных щебнистых тундр гипербазитовых массивов; 2 - куртинных и пятнистых разнотравно-кустарничковых щебнистых тундр; 3 - куртинных и пятнистых разнотравных тундо каровых стенок и обвально-осыпных склонов приледниковых районов; 4 - разнотравных нивальных и луговинных тундр; 5 - кедровостланиковых лесов и мохово-лишайниковых кустарничковых тундр; 6 - ольховых лесов, мохово-лишайниковых кустарничковых тундр и разнотравных лугов

 

Бореальная геоботаническая область

Понимается как синоним Евразиатской таежной (хвойнолесной) области по системе территориальных единиц, принятой в “Геоботаническом районировании СССР” (1947). Область характеризуется преобладанием комплекса бореальных видов над комплексом тундровых видов в растительном покрове и доминированием в ландшафте лесных ценозов. В тундрах Бореальной геоботанической области гораздо более выражены элементы субарктического подтипа растительности - гипоарктические кустарнички, среди которых наибольшую диагностическую роль играют березки Betula exilis, B. middendorffii, B. extremiorientalis.

 

Дифференциальные виды в пределах исследованной территории: Pinus pumila, Chosenia arbutifolia, Populus suaveolens, Salix udensis, S. pseudopentandra, Betula extremiorientalis, Lonicera edulis, Spiraea salicifolia, Carex globularis, C. pallida, Cacalia hastata, Urtica angustifolia, Parnassia palustris, Tanacetum bipinnatum, T. boreale, Avenula dahurica, Antennaria dioica, Ptarmica alpina, P. kamtschatica, Gentianopsis barbata, Potentilla stipularis, Armeria arctica, Trisetum sibiricum, Anthriscus aemula, Artemisia kruhseana, Acetosa pseudoxyria, Rhododendron parvifolium, Pulsatilla davurica, P. nutalliana.

Дифференцирующие классы мезокомбинаций в пределах исследованной территории: а) темнохвойных стланиковых лесов и гипоарктических тундр; б) пойменных чозениево-тополевых лесов, ивняков из Salix alaxensis и лугов; в) гипоарктических кустарничковых тундр и остепненных луготундр. В пределах Бореальной геоботанической области вся изученная нами территория попадает в Анадырско-Корякскую провинцию темнохвойных стланиковых лесов и южных гипоарктических тундр.

Комплекс темнохвойных лесов из кедрового стланика с гипоарктическими кустарничковыми тундрами - главный дифференцирующий класс мезокомбинаций Бореальной геоботанической области в пределах Южной Чукотки

Анадырско-Корякская геоботаническая провинция

Охватывает Анадырско-Корякскую горную страну и характеризуется преобладанием стланиковых лесов и ольховников и значительным участием в растительном покрове элементов южных гипоарктических тундр. Провинция несет в себе черты переходной зоны от северной тайги к крупнокустарниковым тундрам и включает в свой состав типично лесотундровые округа, в которых фрагменты и острова лиственничных лесов сочетаются со стланиковыми лесами и гипоарктическими тундрами. Большая часть остальной площади занята зарослями кустарниковых ив, ерниками и болотами. Фрагменты стланиковых лесов приурочены к возвышениям в долинах, склонам гор, во впадинах - к краям впадин, наиболее дренированным рыхлым отложениям.

Крупнейшие массивы лиственничных лесов и редин находятся в бассейнах рек Майн, Ваеги, Березовая (границы этого острова наиболее точно указаны в работе А.Н.Полежаева, А.Н.Беркутенко, 1989а), в среднем течении р.Анадырь от устья р. Бол. Пеледон до Щучьих гор. В периферийных частях Майнского “острова” указываются целые массивы сухостойных лиственничников без признаков возобновления (Полежаев, Беркутенко, 1989а). В поймах рек в этой провинции распространены тополево-чозениевые леса, в подлеске которых характерны Sorbus sibirica, Salix udensis, S. schwerinii. По крупным рекам (р. Майн ниже устья р.Куйбывеем, р.Анадырь ниже Крепости (чуть ниже Марково) появляется Alnus hirsuta, на участках среднего течения рек Майн, Ваеги, Анадыря у Марково - Betula cajanderi. Состав комбинаций растительности в поймах в основном зависит от генезиса поймы, механического состава русловых грунтов, величины водотока и стадии развития пойменной фации.

На высоких берегах рек (“ярах”) по обрывам и бровкам характерны флористически богатые заросли кустарников ксероморфного типа (Alnus fruticosa, Sorbus sibirica, Rosa acicularis, R. amblyotis, Rubus sachalinensis, Betula middendorffii, Salix krylovii). В континентальных частях провинции в таких местах встречаются степоиды и петрофиты Pulsatilla nutalliana, Dracocephalum palmatum, Thymus serpyllum, Artemisia kruhseana, Potentilla anadyrensis, Saxifraga firma, Kobresia myosuroides, Festuca lenensis, Poa glauca и др. Остепненные элементы часто встречаются на пустошах в верхних частях поймы, надпойменных террасах, среди разреженных тополевников. На этих лишайниково-разнотравных пустошах обычно произрастают Sedum purpureum, Oxytropis leucantha, Avenula dahurica, Potentilla nivea, P. arenosa, Dianthus repens. Для растительного покрова пойм, надпойменных террас и равнин в пределах всей провинции характерно большое участие Acetosa pseudoxyria.

 

Все вершины и склоны гор, начиная с высот 600-700 м над ур. моря, заняты куртинными и пятнистыми кустарничковыми тундрами, эпилитно-лишайниковыми каменистыми пустынями. Особенно бедны видами и однообразны по элементам комбинации растительности низких и средних гор. Наиболее богатые привершинные щебнистые тундры обнаруживаются на хребтах центральной части Корякского нагорья, где они начинают напоминать привершинные тундры камчатского склада. В северной части Корякского нагорья в этой провинции выделяется 13 геоботанических округов, в которых уже произошло полное замещение лиственницы кедровым стлаником и ольхой. Округа различаются по распространению отдельных подгрупп классов мезокомбинаций растительности и по степени развития основной лесной формации - темнохвойных стлаников. Приведем характеристику тех округов, которые были затронуты нашими исследованиями.

Куртинные щебнистые тундры на склонах гор (окрестности мыса Наварин)

 

 

Великореченский равнинный округ характеризуется доминированием по площади комбинаций кедровостланиковых тундр, кочкарных осоково-пушицево-кустарничковых тундр и болот. Крупнокустарниковая (кедровостланиковая) тундра и фрагменты стланиковых лесов распространены по среднечетвертичным моренным комплексам в западной части округа, в восточной они встречаются лишь очагами, и к границе с Автоткульским округом сходят на нет. Около 50% площади низменности занято комплексными полигональными сфагновыми кустарничковыми болотами и грядово-мочажинными комплексами. Дифференцирующий вид болот - Carex chordorrhiza, не свойственная болотам горных округов. По термокарстовым просадкам формируются озера, в воде которых произрастают Arctophila fulva, Ranunculus pallasii, Myriophyllum spicatum, Utricularia inetrmedia.

Тамватнейско-Чирынайский горный гипербазитовый округ характеризуется распространением комбинаций гипербазитовой растительности, приуроченных к выходам ультраосновных горных пород и продуктам их метаморфизации - серпентинитам. Два наиболее крупных гипербазитовых массива - Тамватнейские и Чирынайские горы -находятся на расстоянии 80 км друг от друга. Между ними в бассейнах рек Научерынай и Мал. Научерынай, а также в верховьях бассейна р.Чирынай наблюдаются небольшие участки выходов гипербазитов и серпентинитовые поля небольших размеров. Флористические отличия растительного покрова этого округа от других горных округов имеют очень высокий ранг, гораздо выше, чем среди других горных округов Корякии. Ряд широко распространенных видов местной флоры совсем не встречается на гипербазитах - явление, отмеченное ранее и для других ультраосновных массивов Южной Чукотки (Беликович, 1990; Алексеева-Попова, Дроздова, 1996). Любопытно, что растительность на окружающих массивы нейтральных и кислых породах подвергается сильному воздействию минерального стока с гипербазитов и по составу уклоняется от нормального варианта. Так, комбинации кедровостланиковых лесов и кустарничковых тундр в ландшафтах этого округа, физиономически ничем не отличающиеся от комбинаций КК-подгруппы, образовали резко отличные от них флористические ординационные кластеры. Наиболее своеобразны варианты этих комбинаций, в которых кедровый стланик и кустарниковая ольха имеют высоту кустов 1-1.5 м, а их сообщества носят парковый характер, чередуясь с зарослями ив, лугами или тундрами. Для пойм округа развитие тополево-чозениевых лесов нехарактерно, однако отдельные рощи (по краю ареала чозениевых и тополевых лесов) встречаются.

Кустарниковая форма тополя Populus suaveolens на границах ареала

Моренный комплекс в предгорьях хребта Кэнкэрэн

 

Кэнкэрэнский моренный округ охватывает предгорья хребта Кэнкэрэн в зоне влияния конечных морен сартанского оледенения. К этой территории, особенно к валу конечных морен, приурочены все интересные флористические находки: Nuphar pumila, Isоёtes asiatica, Lappula anisacantha, многие эндемичные формы - Potentilla cf. norvegica subsp. nova, Persicaria sp. nova, Persicaria amphibia subsp. nova, гигантские формы Mertensia pubescens, Viola epipsiloides. Эти виды обитают либо в стабильной водной среде, либо на берегу тех водоемов (моренных озер), которые пережили оледенение. Территория округа рекомендована нами как специальный ботанический заказник окружного подчинения. Специфика растительного покрова округа - сочетание кедровостланиковых лесов и комплексов растительности различных стадий зарастания днищ моренных озер.

Комбинации кедровых стлаников и тундр на склонах гор

 

Тамватнейско-Чирынайский горный негипербазитовый округ - самый типичный среднегорный округ северного макросклона Корякского хребта. В растительном покрове характерно безусловное преобладание комбинаций кедровостланиковых лесов и тундр, пятнистые и куртинные щебнистые тундры распространены только по вершинам гор. Моренные образования встречаются только в верховьях рек. Растительность чрезвычайно однообразна, в поймах преобладают тополево-чозениевые леса. Наиболее заметная особенность - широкое распространение наледных участков в руслах и на надпойменных террасах рек. Крупнейшие наледи приурочены к верховьям рек выше валов конечных морен.

 

Кэнкэрэнский горный округ занимает краевое положение среди округов Бореальной области и с трех сторон граничит с округами Арктической области. Это наложило отпечаток на весь растительный покров округа: в верхних частях склонов гор развиты фрагменты класса комбинаций луговинных и нивальных разнотравных тундр, по склонам южных и юго-восточных экспозиций нередки ольховые леса, а с севера по водотокам проникают типично нижнеанадырские комбинации сырых ивняков из Salix pulchra и болот. Все эти элементы - кодифференцирующие для Южно-Чукотской провинции Арктической области. Кедровостланиковые леса начинаются фрагментами от южных границ округа и приобретают все большее развитие на севере. По сравнению с соседними более западными округами, площадь распространения кедровостланиковых зарослей невелика. Частично это связано с выходами карбонатов и оригинальной морфологией массива Кэнкэрэнского хребта, отличающегося высокой крутизной склонов с повышенной лавиноопасностью. Благодаря неоднократным пожарам вся северная часть округа занята комбинациями щебнистых голых участков и возобновлений кустарничковых тундр. На плоских террасах рек кедровостланиковые заросли практически сходят на нет, уступая место различным типам тундр. Округ находится посередине между центром современного оледенения и Кэнкэрэнским моренным округом, и его ландшафт несет в себе многочисленные следы регрессионных фаз развития ледников. Только река Майнельвэгыргын, по всей видимости, находится за границами распространения сартанских ледников.

Койверелянский горный округ охватывает среднегорные массивы Койвэрэланского хребта, сильно расчлененные многочисленными реками и удлиненными озерами тектонического происхождения. Растительный покров несет в себе переходные черты к лиственничным округам внутренней Корякии: по склонам развиты мощные леса из кедрового стланика, в долинах - тополево-чозениевые леса с пустошами, во внутренних реках можно найти белоствольную березу Betula cajanderi. По надпойменным террасам в комбинациях кустарников, тундр и лугов характерно развитие пустошей, ерников из Betula extremiorientalis, и ивняков из Salix pseudopentandra. Специфика ландшафтов - многочисленные следы интенсивных тектонических движений (в том числе по тектоническому разлому течет р. Койверелян). По крутым стенкам каньонов, образованных разломами и сбросами, развиваются темнохвойные стланиковые леса высотой 5-6 м, с рябиной и другими кустарниками, довольно богатые видами.

Верхнехатырский горный округ вплотную примыкает к центральному горному сооружению Корякского нагорья - массиву горы Ледяной (2562 м) с современными ледниками Пикась-Укэлаятской группы. В связи с этим на вершинах гор здесь распространены обедненные варианты щебнистых тундр, вся средняя часть гор занята каменистыми осыпями с некоторыми редкими в регионе (Cerastium aleuticum, Minuartia apetala, Cryptogramma acrostichoides, Salix dshugdshurica, S. jurtzevii, Potentilla vahliana, Taraxacum leucocarpum) и эндемичными (Tephroseris shistosa, Minuartia korjakensis, Draba kharkeviczii) видами. Комбинации класса КК имеют черты общей ксерофитизации, на бровках флювиогляциальных террас развиваются остепненные овсяничники. Пойменная фация по рекам не выражена, в рельефе преобладают троговые долины, каньоны, морены. В связи со свежестью моренных образований, на них развиты многочисленные маргинальные и внутриледниковые каналы, по склончикам которых развиваются богатые разнотравные луга. По рекам развиты только комбинации русловой фации.

Округ Верхнехатырской впадины охватывает межгорную депрессию, приподнятую на высоту 320-350 м, с небольшими поднятиями до 400 м по краям. Впадина вымещена флювиогляциальными рыхлыми отложениями, подстилаемыми четвертичными осадочными породами и вероятно, некогда была дном моря. Все дно впадины занято сглаженными моренами среднечетвертичного возраста, по южному краю со стороны Верхнехатырского нагорья они переходят в более свежие, возможно, позднечетвертичного возраста. Фрагменты кедровостланиковых лесов в основном встречаются в южной половине впадины по склончикам моренных холмов, в целом же доминируют сухие пятнистые и цельнопокровные разнотравно-кустарничковые тундры. В понижениях развиты кочкарные (с Carex lugens) тундры, а по обдуваемым бровкам холмов и террас - кобрезники и овсяничники. Впадина прорезается реками (самая крупная - Хатырка), протекающими в каньонах, либо подрезающими своими меандрами высокие 30-метровые обрывы. Комбинации растительности этих обрывов богаты видами, но в целом носят тундровый характер. Настоящие степоиды здесь нами не найдены. По рекам развиты только ивняки из Salix alaxensis. Первая чозениевая роща находится на р.Вилюмейкууль в устье руч. Ягельный в 10 км от впадения реки в р.Койверелян.

По днищу Верхнехатырской впадины доминируют разнотравно-кустарничковые тундры в комплексе с осоково-кустарничковыми

Среднехатырский горный округ охватывает восточные отроги Койвэрэланского и северные - Комеутюямского хребта. Предгорья этих хребтов заняты моренными комплексами с озерами, крупнейшее из которых Элергытгын. Комбинации растительности здесь характеризуются крайней ксерофитизацией, преобладанием лишайниковой синузии над моховой. Соотношение кедровостланиковых лесов и кустарничковых тундр - примерно 1:1. Среднегорные участки округа напоминают Койверелянский округ, но характеризуются меньшим развитием кедровостланиковых лесов. По площади в растительном покрове доминируют пятнистые мохово-лишайниковые кустарничковые и разнотравно-кустарничковые тундры. Пойма р.Хатырка на отрезке от горы Волоквойнектон и до поворота занята чозеневыми лесами. Наиболее интересное место наблюдается в устье ручья под горой Вычнайней, вымывающего из высокой террасы карбонатные отложения причудливой формы.

Среднехатырская, или Рытгыльвеемская впадина

 

Округ Среднехатырской впадины - одно из наиболее интересных с точки зрения растительного покрова мест в Корякском нагорье. Впадина имеет несколько высотных уровней. Восточная часть впадины, приподнятая на высоту 250-300 м, занята сглаженными холмами высотой до 200 м ледникового генезиса, имеет сильные черты ксерофитизации и остепненности во всех элементах растительного покрова. В средней части впадины на высоте 120 м наблюдаются участки кочкарных осоково-пушицевых тундр, а на плоских флювиогляциальных (?) террасах - лишайниковые пустоши и пятнистые кустарничковые тундры. Часть впадины, примыкающая к р.Хатырка, опущена на высоту 70-80 м, здесь по долинам рек наблюдаются отдельные фрагменты чозениевых лесов. Для растительного покрова впадины характерно доминирование своеобразного варианта комбинаций кедровостланиковых лесов и кустарничковых тундр с элементами остепнения, кобрезниками и овсяницевыми лугами. Наибольшего развития степоиды достигают на бровках и склончиках высоких 20-30-метровых террас, прорезанных реками. Для рек характерны обширные участки (до 5-10 км длиной) с наледным режимом.

Своеобразие Нижнехатырского горного округа связано с близостью к морю, растительный покров приобретает черты южно-корякского и даже камчатского склада. Прорезающая округ р.Хатырка протекает на этом участке в глубоком каньоне, при этом сообщества пойменной фации (леса) редуцируются, ниже по течению они не развиваются из-за сильной океаничности климата. В растительном покрове по площади преобладают пятнистые и куртинные щебнистые разнотравно-кустарничковые тундры; в верховьях р.Опуха наблюдаются моренные комплексы неизвестного возраста и другие следы оледенения.

Арктическая геоботаническая область

Соответствует Циркумбореальной тундровой области (Геоботаническое районирование СССР, 1947). Характеризуется преобладанием комплекса тундровых видов и доминированием в ландшафте тундровых ценозов. Причем, в тундрах большую роль начинают играть синузии аркто-альпийских кустарничков - таких, как Dryas punctata, Salix polaris, S. phlebophylla, S. chamissonis. Это свидетельствует о том, что доминируют элементы арктического подтипа растительности (Александрова, 1979).

Дерен шведский

Дифференциальные виды в пределах исследованной территории: Alnus kamtschatica, Chamaepericlimenum suecicum, Acomastylis rossii, Sibbaldia procumbens, Chrysosplenium rimosum, Petasites glacialis, Draba stenopetala, Parnassia kotzebuei, Polemonium pulcherrimum, Angelica gmelinii, Claytoniella vassiljevii, Aconogonon ajanense, Oxytropis maydelliana, Coeloglossum viride, Lysiella oligantha, Oberna behen, Astragalus polaris, Saxifraga cherlerioides.

 

Дерен шведский Chamaepericlimenum suecicum - дифференцирующий вид

Дифференциальные классы мезокомбинаций в пределах исследованной территории: а) ольховых лесов, тундр и лугов, б) разнотравных нивальных и луговинных тундр, в) разнотравных куртинных и пятнистых тундр приледниковых и каровых склонов, г) маршевых тундр и галофитных лугов, д) пойменных ольховых лесов, лугов и ивняков из Salix pulchra.

 

Класс мезокомбинаций ольховых лесов, тундр и лугов - дифференцирующий ждя южного макросклона Корякского нагорья

 

Южно-Чукотская геоботаническая провинция

Характеризуется преобладанием южных гипоарктических тундр и ольховников. Общая характеристика растительности дана в работе Б.А.Юрцева (1978), где эта геоботаническая провинция рассматривается в ранге флористической подпровинции. В отличии от приведенного автора, включение в состав провинции Пекульнейского хребта мы бы поставили под вопрос. Судя по данным А.А.Коробкова, Н.А.Секретаервой (1997), по крайней мере южная половина этого массива находится в зоне произрастания кедрового стланика и должна относиться к Бореальной области. По распространению же чозениево-тополевых лесов к Бореальной области должен быть отнесен и весь массив. Дифференциальные виды для провинции в пределах исследованной нами территории:Sorbus sibirica, Salix pulchra, S. lanata, Iris setosa, Eriophorum vaginatum, Comarum palustre, Chamerion angustifolium, Carex rariflora, C. rotundata, C. membranacea.

Плакорные позиции занимают южные гипоарктические кустарничковые тундры и на равнинах - кочкарные, бугорковатые тундра и болота. Основной кочкообразователь - Eriophorum vaginatum. Из осок наиболее обильна Carex lugens, в равнинных районах переходящая в C. soczavaeana (между этими видами встречается много переходных, возможно, гибридных форм). В горных районах развиваются комбинации ольховых лесов, тундр и лугов. В равнинных районах они занимают наиболее возвышенные участки типа древних моренных бугров и наиболее дренированные экотопы в понижениях. В отличие от Бореальной геоботанической области, здесь отсутствует Betula middendorffii. Кроме того, вместо обычного паразита на корнях ольхового стланика Boschnjakia rossica (который здесь встречается реже, чем в Бореальной области), появляется Corallorhiza trifida.

В горах провинции становятся активными Rhododendron camtschaticum, Salix phlebophylla, S. chamissonis, Diapensia obovata. Очень характерно появление орхидных, наиболее распространенным из которых является Coeloglossum viride. Почти полное доминирование Dryas punctata в пятнистых щебнистых тундрах вершин гор Бореальной области сменяется развитием полидоминантных сообществ (с Loiseleuria procumbens, Empetrum nigrum, Diapensia obovata). Очень характерны для вершинных тундр этой провинции Ermania parryoides и Potentilla elegans. Как считает Б.А.Юрцев (1978), сухие щебнистые тундры Южной Чукотки по своему составу представляют один из самых богатых вариантов тундры в пределах Чукотки. Своеобразен комплекс видов-петрофитов, свойственный осыпям крутых склонов. Б.А.Юрцев считает, что ряд видов этого комплекса (Campanula lasiocarpa, Bupleurum triradiatum, Calamagrostis arctica) в горных тундрах Южной Чукотки имеет оптимум.

Наибольшего распространения в горах Южно-Чукотской провинции достигают комбинации нивальных разнотравных и луговинных тундр, в составе которых развит комплекс арктических и океанических хионофитов (Ranunculus pygmaeus, R. nivalis, R. sulphureus, Koenigia islandica, Oxyria digyna). Пожалуй, в горах Южно-Чукотской провинции этот комплекс достигает наибольшего развития. Ряд дифференциальных видов провинции связан именно с этим комплексом (Sibbaldia procumbens, Acomastylis rossii, Primula tschuktschorum, Parnassia kotzebuei, Angelica gmelinii, Chamaeperyclimenum suecicum, Alopecurus glaucus).

Salix phlebophylla - типичный и массовый вид нивальных тундр

По поймам идут ольховые леса, сочетаясь в русловой фации с ивняками из Salix alaxensis. Выпадают главные лесообразующие виды пойм Бореальной области Чукотки - Chosenia arbutifolia и Populus suaveolens. Высокоствольные виды ив здесь также не характерны. Единственный бореальный вид древесного полога, удерживающий свои позиции - Sorbus sibirica. Видовой же состав напочвенного покрова в целом мало чем отличается от такового пойм Анадырско-Корякской провинции Бореальной области, хотя обеднен бореальными видами (отсутствуют Lagedium sibiricum, Tanacetum bipinnatum, T. boreale, Ptarmica alpina, Trisetum sibiricum, Cacalia hastata, Artemisia kruhseana, Draba hirta, Urtica angustifolia). Специфических для этой провинции видов в поймах не обнаружено.

Salix polaris - еще один массовый вид нивальных тундр

Очень характерно для провинции значительное развитие комбинаций галофитного растительного покрова - маршевых тундр тампов и лайдового комплекса, а также шикшевых приморских тундр вдоль кос и береговых валов. Во флористическом комплексе этого класса комбинаций отсутствует ряд арктических видов, свойственных Восточно-Чукотской провинции (Юрцев, 1978): Cochlearia groenlandica, Puccinellia alascana, Carex ursina. Однако в целом видовой состав этих комбинаций довольно типичен для тихоокеанских побережий.

Из особенностей провинции следует назвать весьма слабое развитие в растительном покрове элементов остепнения и криоксерофитного флористического комплекса. Ксерофитизированные элементы можно встретить лишь небольшими фрагментами, а их состав полностью повторяет в обедненном виде состав степоидов межгорных котловин Бореальной области. Наиболее распространенными видами этого комплекса, встречающимися в провинции, являются Thymus serpyllum, Dracocephalum palmatum, Cnidium cnidiifolium.

Комплекс маршей по берегу Анадырского залива

Внутри провинция делится на округа в связи с преобладанием по площади разных классов мезокомбинаций. Нижнеканчаланский округ достаточно хорошо исследовался ботаниками (Кожевников, 1978; Юрцев, 1978) и нами в данной работе не рассматривается. Район окрестностей г.Анадырь относится к горно-равнинному округу Золотого хребта, который характеризуется доминированием комбинаций пятнистых щебнистых и кустарничковых гипоарктических тундр с фрагментами низких ольховников по наиболее дренированным частям. На вершинных частях хребта встречаются северные гипоарктические тундры, в которых исчезают кустарниковые сообщества из Alnus fruticosa, ерники из Betula exilis. В округе довольно развиты и комбинации сырых кочкарных пушицево-осоковых тундр со сфагновыми болотами типично арктического облика, а также различные комплексы водно-болотных сообществ. Хорошо развиты полигональные (с ледяными жилами) тундры, а на аласах – луга с моховой синузией. Характерно мощное развитие Rhododendron aureum, не идущего далее этого округа на север

Большинство речек этого округа извилисты, с медленным течением

Автоткульский равнинный округ характеризуется преобладанием комбинаций сырых, кочкарных, заболоченных тундр и болот, сочетающихся с ивнячками из Salix pulchra и южными гипоарктическими кустарничковыми тундрами с редкими ольховничками на буграх. Этот округ - последний в ряду округов провинции, в котором встречается Alnus fruticosa. В остальных трех южных округах она замещается Alnus kamtschatica. С ботанической точки зрения здесь находится крайний северный предел многих неморальных и бореальных реликтов, сохранившихся во фрагментах ольховых лесов по небольшим речкам (Cinna latifolia, Aconogonon alaskanum и др.).

Беринговский горный округ отличается преобладанием мезокомбинаций ольховых лесов, тундр и лугов. Рельеф округа низкогорный, характеризующийся широкими долинами и впадинами, вдоль побережья распространены лагуны и открытые бухты. В районе бухты Угольная, вдоль р.Алькатваам и других наиболее крупных рек наблюдаются выровненные участки старых морских террас, заливавшихся во времена наиболее мощных морских трансгрессий. Для этих плоских участков очень характерны комбинации бугорковатых ивковых разнотравно-кустарничковых тундр с низкой Salix pulchra и кустарничковых гипоарктических тундр. Округ можно также рассматривать как переходную фитохорию между тундролесной и типично тундровой растительными зонами: в южной его части проходит граница между южными гипоарктическими (крупнокустарниковыми) и типичными арктическими тундрами инверсной Наваринской провинции.

Заболоченная равнина в устье р. Ваамочка

Майнопильгинский горно-равнинный округ отличается сочетанием комбинаций ольховых лесов и тундр с комбинациями луготундр и нивальных разнотравных тундр, а в горных участках - с щебнистыми куртинными и пятнистыми тундрами. Ближе к побережью наблюдаются выположенные и низменные участки, занятые моренными комплексами и сырыми тундрами и болотами. Ольховостланиковые леса появляются на удалении от берега моря на 5-20 км, хотя отдельные кусты ольхи встречаются даже на морских косах и берегах лагунных озер. Дифференцирующие виды округа в пределах провинции - Claytoniella vassilievii, Lysiella oligantha, Cardamine victoris, Allium ochotense.

Майнопильгинский ледниковый округ характеризуется развитием приледникового комплекса куртинных и пятнистых тундр по стенкам каров и на обвально-сыпных склонах и доминированием комбинаций нивальных разнотравных и луговинных тундр. Это единственный округ в северной части Корякского нагорья, где распространены ледники и наиболее резко выражены гляциальные формы рельефа. От центрально-корякских ледниковых массивов Майнопильгинский ледниковый массив находится на расстоянии почти 150 км и является островом распространения многих арктических и аркто-альпийских видов.

Устье реки 3-я Грейга

Наваринская геоботаническая провинция

Наваринская провинция - это фитохора типичных арктических тундр с повышенной ролью в растительном покрове луговых и луговинных сообществ, а также океанических бореальных элементов во флоре (Беликович, 1998). В этом она напоминает Восточно-Чукотскую (Берингийскую) провинцию, но в отличие от нее, характеризуется большей влажностью и несет на себе черты переходной фитохоры от океанических чукотских к океаническим камчатским районам. Если говорить о влиянии Берингийского моста суши на растительный покров Чукотки, то Восточно-Чукотскую провинцию в принципе следовало бы называть Северо-Берингийской, а Наваринскую - Южно-Берингийской.

 

Дифференциальные виды провинции, отличающие ее от Южно-Чукотской провинции: Salix numullaria, S. nakamurana, Saxifraga setigera, S. calycina, Phippsia algida, Sagina intermedia, Montia lamprosperma, Oxytropis exerta, Papaver gorodkovi, эндемики - Artemisia pseudosenjavinensis, Cerastium jenissejense subsp. navarinii, Stellaria navarinii.

 

В растительном покрове провинции становятся более активны виды океанического склада Rhododendron kamtschaticum, Lloydia serotina, виды нивального комплекса - Salix polaris, S. phlebophylla, S. chamissonis, Luzula beringensis, Oxyria digyna, Diapensia obovata, Carex tripartita, Anemone richardsonii, Saxifraga porsildiana, S. nivalis, плауны - Lycopodium annotinum, Diphasiastrum alpinum, мезофильные травы - Geranium erianthum, Cardamine umbellata, Myosotis suaveolens, Erigeron humilis, Ranunculus monophyllus и др.

Основная специфика растительности связана с доминированием в ландшафте комплекса нивальных и луговинных тундр, занимающих все переувлажненные экотопы с проточным режимом увлажнения. Характерная черта здешних равнинных участков - полное выпадение Eriophorum vaginatum и связанных с этим видом кочкарных пушицевых тундр. Отсутствуют также многие бореальные виды и растительные комплексы болот (сфагновые и олиготрофные болота), в связи с чем заболоченные участки представляют собой сильно обводненные осоково-гипновые болота арктического типа с доминированием Carex aquatilis. В комбинациях заболоченных тундр обильны пушичники из Eriophorum russeolum, бугристые эвтрофные разнотравные болота с большим количеством видов, свойственным больше лугам, чем болотам. По поймам развиваются шпалерные ивы (в основном Salix nummularia), леймусовые луга, кустарники сходят на нет. В провинции различается всего один Наваринский горный округ.

Мыс Наварин

 


Читать далее главы монографии

 

 
 
 
 

© Беликович А.В., Галанин А.В.: содержание, идея, верстка, дизайн 
Все права защищены. 2004 г.