Динамичная Вселенная Думы о Марсе Пульсирующая Земля Ритмы и катастрофы... Происхождение человека История Экспедиции
На главную страницу Поэтическая тетрадь Новости и комментарии Об авторе Контакты
КАРТА САЙТА

Гоби: каньон Баянзаг

(Путешествие в июне 2007 г.)

А.В. Галанин © 2007

 

В составе российско-монгольской ботанической экспедиции авторам этого фоторепортажа в июне 2007 г. удалось побывать в удивительном регионе Земли - в пустыне Гоби. Общее описание целей экспедиции, ее состава и сроков дано нами в другом специальном фотоочерке, размещенном на этом сайте. Здесь же мы более подробно расскажем о знаменитом каньоне Баянзаг, в котором почти 100 лет назад впервые были обнаружены кости динозавров.

До поднятия Гималаев Центральная Азия представляла собой равнину, невысоко воздымавшуюся над уровнем моря, покрытую тропическими и субтропическими лесами. Влажные ветры с океана Тетис, отделявшего Лавразию и Гондвану, проникали далеко на территорию современной Центральной Азии далеко на север и создавали благоприятные условия для жизни. Затем произошло катастрофическое сжатие Земного шара, океан Тетис начал схлопываться, тонкая кора под ним начала сминаться в складки, разламываться, наконец, на месте океана образовались высокие горные цепи - Гималаи, хр. Кунь-Лунь и другие. Этими высокими горами Гондвана оказалась прочно "припаяна" к Лавразии. В эпоху сжатия Земли произошла трансгрессия - море затопило многие низменности и равнины, высота которых была менее 100-150 м н.у.м. При последующем расширении Земного шара зона спрединга образовалась не на месте Гималаев (бывших дном океана Тетис) а южнее. Большие куски Гондваны при этом оторвались от нее и стали частями (полуостровами) на юге Лавразии. Индийский океан возник много южнее предыдущего океана Тетис. Расширение Земли привело к образованию новых глубинных разломов и зон спрединга, но там, где земная сиалическая кора была особенно прочной, возникали не зоны спрединга, а сводовые куполообразные поднятия. Таким сводовым поднятием является современный Тибет. В режиме расширения Земного шара по глубинным разломам на поверхность вырывалась сильно раскаленная и жидкая базальтовая лава. Такие потухшие щитовые вулканы и базальтовые покровы довольно часто встречаются в разных районах Центральной Азии, в том числе и в Монголии.

Высокие цепи Гималаев изолировали Центральную Азию от влажных воздушных масс из Индийского океана, здесь началась аридизация и опустынивание. Вместе с тем воздымание Тибета привело к резкому похолоданию на его поверхности и в его окрестностях. Изменился вектор эволюции растений и животных, результаты которого мы наблюдаем сегодня во флоре и фауне Центральной Азии.

По-видимому, в Центральной Азии возникли первые млекопитающие. Вероятно, именно здесь, на территории современного Тибета и пустыни Гоби, возник человек кроманьонского типа и отсюда он начал распространяться в разных направлениях.

Пустыня Гоби занимает около одной трети территории Монголии. «Говь» - так называют монголы эту пустыню, в переводе с монгольского это слово означает пустынную, безводную, бесплодную местность. В древнейшие времена эта местность называлась пустыня Шамо.

Территория Гоби занимает всю южную половину Монголии и северные провинции Китая. Поверхность Гоби поднята над уровнем моря на высоту от 800 до 1700 метров, эта пустыня является самым резко континентальным местом на планете. Температура воздуха летом поднимается здесь до +50, а зимой опускается до 40° С.

В центральной части Гоби распространены так называемые глинистые и каменистые гаммады, здесь встречаются обширные котловины с редкими оазисами, обычны мелкосопочники, солончаки, такыры, высохшие гравийные сайры и протяженные зеленые саксауловые рощи. В Гоби мало песков, бараханные пески занимают здесь только 3% территории, зато глинистые и каменистые пустыни (по монгольски, гамады) занимают огромные площади. По ландшафтным признакам Гоби - пустыня не однородная, здесь встречаются участки, покрытые мелкими осколками камней, ровные на многие километры, местами местность становится холмистой. Время от времени путешественник видит на горизонте темные хребты Гобийского Алтая. Монголы различают Желтую, Красную и Чёрную Гоби.

Наземные источники воды в Гоби очень редки, тем не менее уровень подземных вод здесь высокий. То здесь, то там можно увидеть колодцы - кудуки. Раньше их копали, сегодня во многих местах пробурены скважины. Чистая прохладная пресная вода - главная ценность в Гоби. Есть вода - можно разводить скот, можно ставить юрту. Количество скота зависит от того, есть ли здесь растения и в каком количестве.

Несмотря на засушливый климат, в пустыне изредка встречаются кристально чистые водные источники. Неглубокие озера очень редки, чаще всего они горько-соленые, наполняются от дождей, а в сухое время высыхают и превращаются в солончаки.

 

Рис. 1. На этой карте черным крестом обозначено место расположения знаменитого каньона Баянзаг.

 

Каньон Баянзаг расположен к северу от хребтов Гобийского Алтая, в пределах обширного каменистого плато.

Рис. 2. Каньон Баянзаг. Он возник на нашем пути внезапно. Плато, по которому мы ехали с юга на север, обрывалось здесь довольно высоким уступом. Этот уступ изъеден многочисленными и довольно глубокими разветвленными оврагами.

Уступ и овраги вскрывают толщи красноцветных спресованных глин и песчаников. Эти песчаники и спресованные плотные сухие глины разрушаются ветровой эрозией, а во время редких ливневых дождей размываются текущими водами.

За уступом местность понижается на 100-200 м, она тоже представляет собой плоскую равнину, на которой местами выходят на поверхность спресованные красные глины и красные плотные песчаники. Песок, который образуется при выветривании песчаников, тоже красноватого цвета. Если бы не редкие кустарники и травы, то можно подумать, что это марсианский ландшафт.

Рис. 3. Каньон Баянзаг: красноцветные песчаники. Вот в этих сухих твердых глинах и песчаниках найдено много костей динозавров. Наверное, это одна из наибольших ценностей Монголии. Информация о мезозойской эре сосредоточена в этих толщах.

В этих местах в конце 40-х годов ХХ века работала палеонтологическая экспедиция, которую возглавлял геолог и знаменитый писатель Иван Ефремов. Вот как он описал эти места: "И все же ни с чем не сравнимую, совершенно фантастическую картину представляла котловина вечером, минут за десять до захода солнца. Круглые обрывы изъеденных ветром древних песчанистых отложений полыхали ярко-красным пламенем. Казалось, вся котловина превратилась в море огня. Этот неожиданный эффект объяснялся просто: лучи заходящего солнца освещали древние красноцветные песчаники стен котловвины и останцы, создавая совершенно реальное представление «пылающих скал».

У нас было мало времени для исследования этих обнажений, к тому же было очень жарко и сухо. Тем не менее на выдувах (участки с которых образующийся при выветривании песчаников песок сдувается) мы обнаружили несметное количество нуклеусов, тонких каменных пластин и всевозможных отщепов - следов деятельности людей каменного века. Некоторые отщепы залегали в толще песчаника, как говорят археологи "in situ", то есть они не были переотложены. Это наводило нас на мысль о том, что мастера, изготовлявшие каменные орудия, жили очень давно.

Рис. 4. Сильный ветер поднимает из каньона Баянзаг пыль и песок. Начинается пыльная буря.

Когда едешь по каменистой поверхности Гоби, очень трудно предположить, что под тонким слоем мелкого щебня темно-серого и серо-голубоватого цвета залегают толщи красноцветных песчаников и красноцветных спресованных глин. И только подъехав к каньону Баянзаг, убеждаешься в этом. А какова мощность этих красноцветных отложений? Ведь равнина ниже уступа, вскрывающего красноцветные толщи, это еще не самый низ этих толщ.

В Гоби есть мощные многослойные залежи каменных углей, причем они залегают на небольшой глубине, местами угли эти добываются открытым карьерным способом. По всей вероятности, здешние каменные угли - ровесники динозавров. Следовательно, в меловом периоде климат на месте теперешней Гоби был теплым и влажным. Динозавры явно жили не в путыне.

Рис. 5. В Монголии бурно развивается туризм. Каньон Баянзаг - одна из достопримечательностей, куда привозят туристов, в том числе и иностранных. Мы видели несколько микроавтобусов, в которых ехали туристы из Европы. Разумеется, тур в Гоби не дешев, но он стоит того. Для умного любознательного туриста здесь очень много нового, неожиданного. По пути туристических маршрутов много гостиниц, небольших музеев и вот таких базарчиков, где можно приобрести гобийский сувенир.

Если дороги в Монголии станут с покрытием, то поток туристов увеличится в несколько раз. Тогда возрастет спрос на продукты питания, на сувениры, на традиционные изделия из войлока, замши, камня.

Необходимо улучшить и информационное обслуживание туристов. Больше должно быть проспектов, брошюр о природе и истории Гоби, о тех же динозаврах. К сожалению, мы не встретили информации о людях каменного века, о том, что Гоби - возможный центр происхождения кроманьонского человека.

Рис. 6. На этих столиках мы видим сувениры, которые предлагает один из продавцов в каньоне Баянзаг. Куски окаменевшей древесины, полудрагоценные камни, верблюдики из войлока.

Но даже обычный кусок красного песчаника из пустыни Гоби на столе западноевропейского обывателя где-нибудь в Мюнхене или в Париже станет огромной ценностью, которой можно хвалиться перед соседями.

А вот информации на этих сувенирных базарчиках действительно очень мало.

Рис. 7. Со дна каньона подниаются столбы пыли. Сувенирный базарчик находится на краю обрыва. Как бы хотелось поработать здесь недельку-две, полазить по этим обнажениям, поискать в них следы деятельности древних людей.

Может быть, в этом внутреннем пресном водоеме жили удивительные земноводные обезьяноподобные предки человека? Один из авторов этого фоторепортажа уже более 20 лет развивает гипотезу земноводного происхождения человека. Прямохождение, редукция волосяного покрова, способность на долго задерживать дыхание под водой - все это свидетельство того, что наши далекие предки были жителями неглубоких водоемов и приспособились к жизни в этой среде. Но потом из-за высыхания озер они были вынуждены все чаще выходить из воды на сушу и, наконец, когда совсем высохли водоемы, наши далекие предки были вынуждены жить на суше.

Рис. 8. Белый саксаул на краю обрыва в каньон Баянзаг. Роль листьев у саксаула выполняют молодые зеленые веточки. Они сочные и служат кормом для многих животных пустыни, в том числе и верблюдов.

Представление о том, что саксаул - какая-то колючка, не отбрасывающая тени (так написано в школьных учебниках), не верно. Это на удивление сочное и "жизнерадостное" растение. Никаких редуцированных листьев на саксауле мы не обнаружили, только молодые зеленые веточки. Трудно представить происхождение саксаула от магнолиевых, как учит нас одна из ботанических теорий монофилетического происхождения всех цветковых растений от одного предка. Саксаул больше напоминает древние древесные растения из отдела клинолистных (родственники современным хвощам), чем магнолии.

Такую трансформацию клинолистов в саксаулы в связи с постепенным длительным иссушением Центральной Азии (начиная с мезозоя) вполне можно представить.

Похоже, что биология саксаула пока что изучена очень плохо. Мы видели и собрали почки вегетативного размножения саксаула, а вот цветков или плодов этого растения не нашли.

Рис. 9. Мы находимся наверху уступа. Внизу - каньон Баянзаг и простирающаяся за уступом равнина. Похоже, что когда-то очень давно это был берег огромного озера. Видно, что красные глинисто-песчаные толщи имеют слоистое строение. Глинистые слои перемежаются с песчаниками. Кости древних динозавров залегают на более плотных глинистых слоях в основании вскрытой обрывом толщи. Сверху красноцветные спресованные отложения покрыты тонким слоем мелких темных камешков. Именно они придают пустыне Гоби голубовато-серый цвет. А что находится глубже основания обрывов?

Американский ученый Нельсон, оказавшись в начале ХХ века в здешних местах в поисках следов первобытных людей, так описал свои успехи и впечатления: "Дно долины таинственно и призывно сверкало и переливалось в лучах утреннего солнца всеми цветами радуги. Нельзя было ступить ногой на свободное от сколов пространство: подошва прикрывала десяток, а то и более отщепов. Чаще всего попадались ножевидные пластины - длинные и короткие, узкие и широкие, тонкие и относительно массивные, но, как правило, со строго параллельными сторонами. Края пластин были остры как бритва, будто кто-то долго и старательно оттачивал их. На самом деле, пластины, конечно, никто не точил - они скалывались так, что края сами по себе получались утоньшенными до предела и могли употребляться без дополнительной обработки лезвия. И в самом деле, по краю некоторых пластинок виднелись микроскопические выщербленки - следы использования этих миниатюрных орудий в работе. Другие пластины тщательно обрабатывались по краю ретушью - мелкими фасетками сколов, тесно примыкающих друг к другу. Лезвие как бы намеренно притуплялось, но зато оно лишалось хрупкости и становилось прочным и долговечным. Такие ножевидные пластины с ретушированным или в других случаях необработанным краем служили лезвиями для комбинированных инструментов. Из ножевидных пластин изготовлялись наконечники стрел со слегка приостренным ретушью концом и миниатюрные проколки с поразительно тонким и острым, как конец металлической иглы, концом. Этими инструментами выполнялась особенно деликатная работа: наносилась на тело татуировка, прочерчивался орнамент, шилась одежда".

 

Нельсон обратил внимание на углистые, черные, округлые по форме пятна, отчетливо выделявшиеся на светлом фоне плотного песка. Около таких пятен концентрировалось особенно много обработанных кусков яшмы и халцедона. Стало ясно, что это древние очаги. Каждую глубокую чашевидную западину, вырытую некогда древними людьми в песке, заполняли угли, зола и обожженные докрасна камни. В очагах были обнаружены остатки пищи - раковины моллюсков, кости куланов, дзеренов, зайцев, птиц и даже лягушек. Впервые Нельсон мог с уверенностью сказать, на кого охотились и что собирали обитатели здешних мест. Очаги располагались, очевидно, в центре незамысловатых жилищ, построенных из саксаула, травы и шкур животных.

Нельсон подбирал около очагов то, что служило некогда украшением прически, одежды, тела первобытных людей: просверленный у корня клык лисицы, часть ожерелья, бусинки из кости, трубчатые косточки птиц, покрытые тонкими параллельными линиями. Красоту перламутровых раковин человек тоже оценил давно. Нельсону посчастливилось найти обломки мелких ракушек с просверленными в центре отверстиями. Перламутровые бусины нанизывались на ниточки, и связки их украшали, очевидно, шею и грудь красавиц каменного века, а может быть, нашивались на одежду.

Через некоторое время Эндрюс и Моррис (тоже американские путешественники) начисто затмили необычность находок Нельсона. Сначала Эндрюс поднял среди россыпей яшмовых отщепов кусочки скорлупы яиц динозавров и гигантского страуса. Но ни у Эндрюса, ни у Морриса не мелькнула и мысль связать их с деятельностью человека каменного века.

 

Рис. 10 Поверхность глинисто-песчаных останцов в каньоне местами сильно изъедена в результате выветривания. Как образовались эти пустоты в породе? Возможно, это результат высыхания первоначально сильно увлажненных отложений. В общем, это одна из многочисленных загадок, которые нам загадали Гоби и каньон Баянзаг.

Рис. 11. С поверхности скал в каньоне песок сдувается, а вот частицы покрупнее остаются. За длительное время эти частицы перекатываются ветром, неровности на их поверхности при этом стираются и они становятся все больше похожи на шарики. Ну почти как на Марсе, где на поверхности было обнаружено большое количество похожих маленьких шариков (см. фото ниже).

Рис. 11, 12. Фотографии с поверхности Марса. (Заимствованы с сайта NASA).

На этих двух фото - слева и внизу (позаимствованы на сайте NASA) мы также видим поверхность, образовавшуюся в результате выветривания, но не в пустыне Гоби, а на Марсе. Похоже на Гоби, не правда ли?

 

На левом снимке - темные вкрапления в складках породы отдаленно напоминают накипные лишайники. Неужели на Марсе есть жизнь? Скорее всего, это все те же мелкие шарики, вмороженные в лед.

На этой фотографии видны четкие следы от гусениц марсохода и многочисленные мелкие шарики. Они - тоже результат шлифовки во время пыльных бурь.

Рис. 13. Наш лагерь в каньоне Баянзаг. Мы спустились с высокого уступа и, проехав около 7-8 км , остановились в саксауловом лесу. Зеленые кусты - это белый саксаул, который изредка встречается в пустыне Гоби. Рощицы саксаула приурочены к песчаным гаммадам, они встречаются также у подножья песчаных дюн и на поверхности останцов из красного песчаника.

На заднем плане виден обрыв, с самой высокой точки которого сделаны верхние фотографии. Саксауловый лес выглядит, как растительность на другой планете. Мы с восторгом гербаризируем необычные растения, делаем многочисленные фотографии, жалеем, что столь короткой получилась наша экспедиция по пустыне Гоби.

 

Вот как описывает встречу с белым саксаулом Иван Ефремов: «На дне котловины, спустившись с бэля на добрые триста метров, мы попали в древний саксаульник. Толстые, неимоверно перекрученные стволы почти лежали на песке и, круто перегибаясь, поднимали вверх частые безлистые ветки. Деревья более правильной формы сильно ветвились и росли раскидистыми кустами до трех, редко четырех метров высоты.

Повсюду встречались мертвые стволы засохших деревьев. Лишенные тонких ветвей, они угрюмо рогатились самыми разнообразными видами вил и рогов или покорно лежали на песке, отличаясь от живых деревьев своим чисто серым цветом. Даже толстые стволы выворачивались из земли и отламывались от корня от сильного пинка ноги. Мы оценили это свойство саксаула, так как кругом был голый песок, не покрытый никакой другой растительностью, и машины стали "садиться" - зарываться в песок по заднюю ось. Своевременно подброшенный ствол саксаула подвигал машину вперед на добрых два метра. Несмотря на холодный ветер, мы изрядно взмокли, пока пересекли полосу песка на дне котловины Нэмэгэту. Подъем на противоположный склон тоже был тяжелым - черный щебнистый панцирь лежал на песке, и машины при подъеме сильно бороздили почву. Резина газовских покрышек, черная, с большой примесью сажи, размягчалась при буксовке и снашивалась буквально на глазах. Еще большую опасность представляли мелкие щепки дробимого колесами саксаула - хрупкие, но очень твердые, они втыкались в резину протектора и постепенно вдавливались вглубь. Пришлось установить правило - на каждой остановке тщательно осматривать покрышки и извлекать с помощью отвертки или клещей все кусочки саксаула и колючки. Теперь мы почти уничтожили проколы, вначале очень задерживавшие нас в пути по гобийскому бездорожью».

Рис. 14. Белые стволы саксаула выглядят необычно. Они толстые в основании, часто причудливо изогнуты и скручены. А.В. Галанин в тени саксаула.

Рис. 15. А.В. Беликович под старейшим саксаулом в каньоне Баянзаг. Сколько лет этому дереву? Вероятно, не менее 100. А может быть, больше? К сожалению, ответа на этот вопрос у нас нет.

На фото видно, что часть ветвей саксаула отмирает и падает на песок. Встречаются полностью усохшие мерттвые деревца. В общем, в саксауловом лесу всегда можно насобирать дров для костра.

Рис. 16. И.А. Галанина исследует обнажившуюся толщу - останец из песчаника. В этом останце мы нашли каменные отщепы - следы присутствия первобытных людей.

Так что похоже, что при выветривании этих останцов из них вываливаются кости животных, яйца динозавров, каменные орудия древних людей. Песок и пыль выдуваются, а эти более тяжелые артефакты остаются и накапливаются. Потому- то американские ученые и нашли их здесь так много. Мы тоже убедились, что отщепами буквально усыпана вся поверхность, с которой сдувается песок.

Раньше подобные выдува мы находили в Читинской области в окрестностях с. Кыра. И там тоже очень много каменных отщепов, расколотой гальки, черепков от древних доменных печей и прочих артефактов. Артефакты из разных временных эпох лежат на выдувах вперемешку, хотя ясно, что первоначально они залегали на разной глубине, но по мере разрушения песчаника и выдувания песка оказались вместе.

Рис. 16а. Часть коллекции артефактов, собранная нами в каньоне Баянзаг на выдувах.

Внизу справа: два нуклеуса со следами отжимной технологии. С этих нуклеусов получали тонкие пластинки, служившие для прокалывания и разрезания шкур. Таких ощепов в Гоби можно собрать несметное количество.

Рис. 17. Странный саксаул с двумя стволиками, сросшимися под кроной. Как такое могло образоваться?

Объяснение простое. Оба стволика первоначально были корнями этого дерева, но по мере выдувания песка стали стволиками - наземными органами. Можно представить, что за время жизни этого деревца саксаула вокруг него был сдут слой песка толщиной около метра. Похоже, что все стволики всех особей саксаула в нижней части на метр и более первоначально закладывались как корни, но потом песок выдуло, и они превратились в нижнюю часть стволов. Таких странных деревьев в этом лесу немало. У некоторых имеются не два, а три и иногда четыре стволика, "сросшиеся" под самой кроной.

Рис. 18. Эта крыса - сумчатое млекопитающее. Живет в норах в корнях саксаулов.

Рис. 19. Молодая особь саксаула. Ну чем не молодой хвощ?

Рис. 20. Гряда онажающихся песчаников заканчивается, и дальше начинается каменистая пустыня без саксаулов.
Рис. 21. Пыльная буря разразилась вечером. Стало темно, как ночью. Вокруг нас собрлось небольшое стадо тревожно ревущих верблюдов.

Рис. 22. И.А. Галанина собирает каменные отщепы и нуклесы среди саксаулового леса.

Американец Нельсон размышлял о том, что такое изобилие дзеренов и куланов в Гоби не могло не привлечь древнего человека, для которого охота составляла основу благополучия. Сотни тысячелетий назад, когда Центральная Азия была иссушена в меньшей степени, чем теперь, дикие животные самых разнообразных видов, очевидно, кишмя кишели в степных просторах.

А что, если все-таки прав Осборн, отстаивая со всей горячностью своего темперамента идею центральноазиатской прародины человека?! Там, в Нью-Йорке, во время беседы ему не удалось убедить Нельсона в обоснованности своих предположений, но после того, как тот воочию увидел, что представляет собой «живая Гоби», его скептицизм оказался поколебленным. Это, кстати, предсказывал Осборн, настоятельно советуя Нельсону не доверяться доводам традиционных представлений, а разобраться во всем на месте. Гоби, по его словам, - великий центр происхождения животных. Именно отсюда они переселялись на другие континенты. А человек - все таки животное, и законы эволюции для него были такими же, особенно на начальных стадиях становления человеческого общества.

Рис. 23. Почему саксаул так жестко приурочен к останцам красного песчаника? Эта связь нам показалась необъяснимой, какой-то магической. Может быть, это некая генетическая память о месте обитания далеких предков клинолистов, живших по берегам теплого озера?

«Если вы хотите сделаться настоящим палеонтологом, то сразу и навсегда запомните такое правило... Да что там правило - закон! Если найдете что-нибудь, то никогда нельзя ничего трогать и тем более хватать отдельные куски. Сначала надо зарисовать, занумеровать, потом принять меры, чтобы не рассыпалось, и лишь после всего этого брать», - учил Иван Ефремов своих помошников. Увы, в Гоби сегодня собирают все кому не лень - и местные жители для того, чтобы продать находки в виде сувениров туристам, и сами туристы. Наверное, монгольскому правительству следует ужесточить правила сбора коллекций в Гоби. Ценность здешних находок в сотни и тысячи раз дороже той цены, за которую их продают туристам.

Рис. 24. Эти кости динозавров выставлены в экспозиции в небольшом музее для туристов в каньоне Баянзаг.

Американский ученый Рой Шэпман Эндрюс в конце 20-х годов ХХ века обнаружил в каньоне кости динозавров, он собрал и вывез в США огромное количество костей мезозойских животных. Ему посчастливилось найти здесь гнезда с окаменевшими яйцами динозавров! Для палеонтологии тогда оказалось неожиданностью то, что некоторые из динозавров несли яйца.

Рис. 25. Кости конечности динозавра, в отличие от конечностей млекопитающих, трехпалые.

Рис. 26. Окаменевшая древесина из каньона Баянзаг.

Рис. 27. Окаменевшее яйцо динозавра. Сохранился даже рисунок на скорлупе.

На останцах из песчаника и плотных глин в Гоби было найдено немало скелетов и черепов ископаемых ящериц и множество яиц древних летающих птиц, гнездившихся на берегах тогдашних озер вместе с рогатыми динозаврами.

В одном из мезозойских гнезд яйца динозавров были насижены. Маленькие существа готовы были пробить кожуру и вылупиться. Однако пpoизошла трагедия - обвал или, может быть еще что-то, и взрослые динозавры никогда больше не вернулись к нему. Это была уникальная находка - кожура яиц скрывала тонкие косточки динозавров! Так было положено начало новой науке - палеоэмбриологии.

Но открытие яиц динозавров, пожалуй, не самый главный успех экспедиции, хотя о нем говорят сейчас больше всего. Еще бы, каждое найденное яйцо оценивается в десять тысяч долларов.
Рис. 28. Челюсти динозавра из музея в Улан-Баторе.
Рис. 30. Скелет динозавра из музея в Улан-Баторе.
Вот что писал Иван Ефремов о причине движений земной коры: «Незначительных молекулярных изменений вещества в глубинах Земли было достаточно для крупных, на наш человеческий масштаб, колебаний земной коры. Опущенные на несколько километров вглубь осадочные породы - песчаники, глины, известняки - от давления и нагрева превращались в кристаллические породы, по составу подобные гранитам, но сохранившие слоистость. Эти породы - гнейсы и метаморфические ("превращенные") сланцы - слагают наиболее древний цоколь земной коры. Слои в них измяты, гофрированы и перекручены сильнейшим образом. А под древним гнейсовым цоколем земной коры то там, то здесь образовывались скопления радиоактивных элементов. Большие участки разогревались, расплавлялись, смесь расплавленных пород - магма - устремлялась вверх по трещинам и разломам. Так создавались вулканические очаги, громадные массивы застывших изверженных пород или обширные покровы изливавшихся лав. Помимо процессов, происходивших внутри Земли, так сказать, домашних, внутренних, на формирование земной поверхности влияли космические, внеземные изменения. Затормаживаясь солнечным и лунным притяжением, Земля постепенно замедляла свое вращение. Пятичасовые сутки древнейших, догеологических периодов земной истории удлинялись и достигли современной продолжительности - 24 часов. Еще неведомые нам причины меняли положение планеты относительно полюсов и экватора, соответственно перемещая и климатические пояса. Солнце за миллионы веков тоже изменялось, пульсировало, то разогреваясь сильнее, то слегка ослабляя силу отдачи энергии в пространство. Характер излучения, разумеется, не оставался постоянным. Иногда преобладали ультрафиолетовые и фиолетовые лучи, иногда становилось сильнее излучение красной части спектра. Это немедленно отражалось на освещении и нагреве земной поверхности, так как атмосфера наиболее сильно задерживала лучи фиолетовой стороны спектра. Проницаемость атмосферы тоже не была всегда одинаковой, так как в разные геологические эпохи она обладала разным составом. Около трехсот миллионов лет тому назад в атмосфере было больше углекислоты, чем в настоящее время. Периоды разогрева солнца повышали испарение воды, атмосфера насыщалась ее парами и начинала задерживать лучи тепловой, красной части спектра. Наступал период охлаждения, совпадавший с повышенной влажностью атмосферы, что приводило к накоплению гигантских масс льда в полярных областях, и наступали периоды оледенения, несколько раз повторявшиеся в истории Земли, вплоть до четвертичного, в конце которого мы живем. В сумме всех земных и космических перемен условия для жизни на поверхности нашей планеты все время подвергались неповторимым переменам, и сама жизнь следовала им бесчисленной чередой разнообразных форм».

Рис. 31. Скелет хишного динозавра в музее Улан-Батора. Вот такие крупные хищники некогда водились на территории сегодняшней Гоби.

 

Рис. 32. Эта кость принадлежала травоядному динозавру. Выставлена в музее Улан-Батора.

Первые находки костей ископаемых животных в Центральной Азии cделал наш геолог-путешественник, покойный академик В.А. Обручев. Во впадине Кульджин-Гоби, в пределах Внутренней Монголии, на склонах обрывов, в лабиринте оврагов и промоин сохранились кости титанотериев и водных носорогов, живших тридцать миллионов лет назад. Зуб носорога, доставленный в 1894 году из этого малоизвестного места В.А. Обручевым, послужил впоследствии (в 20-х годах нашего столетия) академику А.А. Борисяку отправной точкой для широких обобщений, доказавших, что в прошлые геологические периоды на центральноазиатской суше огромное число животных, давших начало животному миру всей Евразии и отчасти Африки.

Молодой Советской республике в первые годы своего существования трудно было организовать сравнительно дорогие экспедиционные исследования в Центральной Азии. Это сделали американцы.

После первой мировой войны Нью-Йоркским музеем естественной истории США была организована большая Центральноазиатская экспедиция, которая проработала несколько лет во Внешней и Внутренней Монголии. Открытия, сделанные этой экспедицией: яйца динозавров, древнейшие млекопитающие, множество огромных титанотериев со странными выростами черепа и ряд скоплений остатков более мелких ископаемых животных, - все это имело крупный научный интерес и сопровождалось шумной рекламой, способствовавшей сбору денег. Однако начатые этой экспедицией в 1922 году работы на территории Монгольской Народной Республики после 1925 года были запрещены правительством МНР. Вскоре и китайское правительство запретило, со своей стороны, американской экспедиции работать во Внутренней Монголии (составляющей часть территории Китая) по причинам нарушения суверенитета страны.

Рис. 33. Ископаемая древесина, найденная в Гоби и выставленная в музее в Улан-Баторе. Похоже, что у тех деревьев были годичные кольца прироста. Это значит, что погода в течение года была неодинаковая, существовали сезоны: теплый и холодный, или влажный и сухой.

Специалист по динозаврам Владимир Алифанов и его коллега палеогерпетолог Виктор Терещенко из Палеонтологического института РАН копают в Гоби не первый год и могут рассказать о многих замечательных находках. Когда-то по берегам мелководных мезозойских озер, от которых сейчас остались обширные песчаные котловины, жили тысячи и тысячи протоцератопсов, завролофов, тарбозавров и прочих «ящеров». Здесь они делали гнезда, откладывали в них яйца с «орнаментированной» скорлупой, а некоторые и насиживали кладку, подобно птицам. Пустыня Гоби - это признанное «кладбище динозавров», которое вот уже более восьмидесяти лет обеспечивает палеонтологов уникальными материалами. Скелеты и ископаемые гнезда протоцератопсов (Protoceratops andrewsi), найденные в Гоби в начале ХХ века, стали одной из сенсаций в работе экспедиции Американского музея естественной истории. В последующие годы польские, российские и монгольские палеонтологи описали на основе привезенных из Гоби материалов несколько новых родов рогатых динозавров, родственных протоцератопсам. В Хермин-Цаве обнаружено наибольшее разнообразие представителей этой группы, в том числе небольшие бревицератопс (Breviceratops), багацератопс (Bagaceratops), а также недавно описанные Алифановым платицератопс (Platiceratops) и ламацератопс (Lamаceratops). Их изучение позволило ученому кардинально пересмотреть состав группы рогатых динозавров, выделив внутри них самостоятельное семейство багацератопсидов (Bagaceratopidae).

В 1932 году географ Б.М. Чудинов пересек Монголию с севера на юг по меридиану и последний отрезок пути прошел на верблюдах зимой от Орок-нура до Даландзадгада по старой караванной тропе в Хуху-Хото ("Голубой город") в не посещенных исследователями местах. Где-то между Бага-Богдо ("Малая Святая") и Гильбэнту Чудинов обнаружил глубокую впадину, которую он считал самой низкой впадиной Монгольской Гоби. Ученый был не прав, в Заалтайской Гоби есть значительно более глубокие впадины. Но, конечно, не проверка глубины Ширэгин-Гашуна заставила его проделать весь этот путь. Чудинов описал кладбище динозавров, залегавшее на дне впадины: огромные древние пещеры в красных обрывах, окаймляющих впадину; картинно рассказал, как повсюду торчали лапы и оскаленные челюсти, как верблюды проваливались в ямы от разрушенных огромных костей, как караван шел чуть не целый день по костям динозавров... Наконец, он привез несколько обломков костей, несомненно, принадлежавших динозаврам.

Рис. 34. Диорама, изображающая меловой период на месте теперешней пустыни Гоби.

 

Когда окончилась Великая Отечественная война, правительство Монгольской Народной Республики обратилось к советским ученым - палеонтологам - с приглашением приехать в Монголию для изучения ископаемых животных. Академия наук СССР решила направить в Монголию специальную экспедицию. Экспедиция проработала в Монголии 1946, 1948 и 1949 годы, открыла местонахождения исполинских динозавров и древних млекопитающих, извлекла из красноцветных отложений древней азиатской суши целые скелеты хищных, растительноядных, утконосых и панцирных динозавров, крокодилов, исполинских черепах, открыла залежи ископаемых деревьев, раскопала скелеты древнейших крупных млекопитающих. Сейчас часть скелетов можно увидеть в Палеонтологическом музее в Москве, другие находки выставлены в музее Улан-Батора. Теперь благодаря исследованиям советских ученых в Монголии стало известно, что ископаемые кости встречаются в Монголии несравненно чаще и в большем числе мест.

 

Рис. 35. Сегодня мир пресмыкающихся в каньоне Баянзаг представлен несколькими видами змей и ящериц. Вот одна из них - ящерица Пржевальского. Трудно поверить, что ее родственники - динозавры - были такими громадными. Но вот громадные и могучие давно вымерли, а маленькие и юркие живут и сегодня.

 

Вместе с динозаврами в древних ландшафтах Гоби жили разнообразные ящерицы величиной от крупного варана до маленького геккона. Поиск крошечных черепов длиной не более трех сантиметров напоминает поход за грибами. От палеонтолога требуется умение полностью сконцентрироваться на бликующей поверхности песчаника.

Идея о Монголии как возможном центре происхождения человека возникла более полувека назад. Впервые ее выдвинул, пожалуй, Джозеф Лейди еще в 1857 году! Затем в 1889 году Катрфаж в своей знаменитой книге «Всеобщая история человеческих рас» высказал предположение о возможном существовании единого центра очеловечивания обезьяны в северных районах Центральной Азии. Отсюда, из «района древнейших путей мира», первобытные люди проникли в южные области планеты. Этот естественный процесс расселения усилился полмиллиона лет назад, когда наступающий с севера ледник начал оттеснять древних охотников к югу.

Древнейшие люди не были обитателями лесов, ибо в лесах эволюция протекает чрезвычайно медленно. Значит, наиболее благоприятные для прогресса человека условия создает не тропический лес, где обильная пища достается без особого труда, а открытые возвышенные пространства, откуда, кстати, люди могли беспрепятственно мигрировать в разные стороны, вплоть до окраины континентов.

Монголия, также как соседние Тибет и Синьцзян, - идеальное место для развития древнейшего человека. С незапамятных времен эта часть Азии была возвышенностью, которую миллионы лет не заливали воды океана. Внутренние мелководные водоемы, саванны, климат открытых пространств требовал здесь от предка человека особенно активной деятельности как для добывания пищи, так и вообще для выживания. Все свидетельства указывают на центр Азии как на самое вероятное место происхождения человека. Именно здесь, а не на тропическом юге Азии следует искать костные остатки древнего человека.

 

 

В заключении нашего репортажа хочется снова сослаться на нашего замечательного ученого, который изучению Гоби отдал немало сил.

Иван Ефремов представлял себе геологическую историю Гоби так: " Плоскими и безжизненными оставались материки начала палеозойской эры, но в устьях рек уже зеленели первые пятна наземной растительности, а мхи и лишайники местами прикрывали первозданную голизну камня. Материки поднимались все выше в силурийский и девонский периоды, но здесь, в Азии, катились волны теплого неглубокого моря, переполненного водорослями и морскими животными. Гигантские пустыни дышали зноем на соседних материках, а в низменных прибрежных областях уже торчали громадными щетками первые безлистные леса.

Море стало соленым. В чистой атмосфере солнце сияло, как в настоящее время в горах. Необозримые моря раскидывали свои сверкающие голубые дали. Еще более низкими стали материки в каменноугольную эпоху. Почти стерлась грань между мелким морем и низменной, заболоченной сушей. Исполинские пространства мрачных болот поросли густыми лесами. По всей земле началось накопление колоссальных запасов древесины, превращенной в уголь, и земная атмосфера потеряла значительную часть своей углекислоты.

Конец каменноугольной эпохи ознаменовался поднятием материков, совпавшим с разогреванием солнца, усиленное излучение которого насытило атмосферу водяными парами. Тысячелетия пасмурных дней привели к тому, что на поднимавшихся плоскими горбами участках земной коры стал накапливаться лед. Началось великое оледенение, центры которого, соответственно положению полюсов того времени, находились недалеко от современного нам экватора.

К концу палеозойской эры - в пермском периоде - оледенение исчезло, хотя поднятие материков продолжалось. Снова в прозрачной атмосфере сверкало солнце, сжигавшее высокие плоскогорья материков, походивших по своему рельефу на современную Африку. В лагунах и отгороженных барьерными рифами каналах отступивших морей выпаривались чудовищные массы соли и магнезиальных осадков - доломитов. На севере современного Азиатского материка продолжали существовать огромные низменные пространства, поросшие заболоченными лесами. Здесь продолжали отлагаться угли. Высокие материки с окаймлявшими их глубокими океанами оставались и в начале мезозойской эры - в триасовую эпоху, от которой для той области Азии, где в настоящий момент находился я, не осталось геологических свидетельств.

Здесь широко распространены отложения двух других периодов мезозойской эры - юрского и мелового, во время которых опять произошло опускание материков, частично затопленных мелководными морями. Жаркий и влажный климат способствовал развитию растительности на суше и богатству животной жизни в прогреваемых солнцем соленых морях или прибрежных болотах. Именно тогда появились гигантские ящеры - динозавры, за остатками которых мы пробирались сейчас в котловину Нэмэгэту... "

 

Вот описание того, как экспедиция И. Ефремова нашла кости динозавров :

« Мы побежали к обрыву. Прямо над нами из желтого глинистого песка торчала огромная кость. Эглон и я быстро добрались до нее, обкопали и вытащили конец. Разрушенный выветриванием, он не мог послужить для определения. Налицо огромные кости, но какие животные захоронены тут - исполинские пресмыкающиеся (динозавры) или громадные древние млекопитающие? В поисках доказательств мы рассыпались вдоль подножия останца, затем спустились в сухое русло.

И тут повсюду из подмывов песчаника торчали кости, крупные и мелкие, белые или светло-серого, стального цвета, отлично сохранившиеся. Рабочие принесли кирки, Орлов с Эглоном принялись вырубать из песчаника большую кость. На дне ущельица солнце изрядно грело, мы обливались потом, стараясь скорее получить доказательство и установить, с какими животными нам придется иметь дело на том кладбище, которое, судя по виденному нами лабиринту красного "города", должно быть необычайно велико. - Где вы там? - позвал сверху Громов. - Эх вы, палеонтологи! Кто это говорил - млекопитающие? А это что?

Профессор шумно скатился по крутому уступу и протянул нам... превосходно сохранившуюся, будто вытащенную из супа фалангу – костную основу когтя хищного динозавра. - Вот и вопрос решен! - в один голос воскликнули мы. - Там, где есть динозавры, нет млекопитающих. Действительно, в эпоху жизни динозавров крупные млекопитающие еще не появились на Земле. - А я и раньше знал, что здесь динозавры, - похвастался Громов, - у меня есть примета. - Ну, и дурни, - спохватился я, - зубы!.. - Ну, конечно же, зубы, - отозвался Орлов.

Волненье заставило нас позабыть основную примету, по которой можно сразу отличить кладбище ископаемых млекопитающих от местонахождения пресмыкающихся. Самой прочной частью скелета млекопитающих являются зубы, построенные из сложных складок толстой эмали, в противоположность зубам пресмыкающихся. У этих ящеров, как бы они велики ни были, зубы всегда просто устроены - в виде костного конуса, покрытого тонкой эмалью. Такие зубы на поверхности разрушаются очень быстро. У млекопитающих зубы при вымывании ископаемых скелетов на поверхность "переживают" все остальные кости. Поэтому на кладбище млекопитающих мы найдем на поверхности главным образом зубы, а пресмыкающихся - кости и только в редких случаях ничтожные обломки зубов. Палеонтолог, даже еще не приступая к раскопкам, уже по составу обломков костей, валяющихся на поверхности, "начерно" знает: с ящерами или со зверями имеет он дело, а следовательно - с мезозойскими или с кайнозойскими отложениями...»

 

Мы долго еще будем вспоминать дни, проведенные в каньоне Баянзаг. Мы словно побывали на другой планете, так непохожи оказались эти впечатления на все, что нам приходилось видеть раньше.