Динамичная Вселенная Думы о Марсе Пульсирующая Земля Ритмы и катастрофы... Происхождение человека История Северной Руси Экспедиции
На главную страницу Поэтическая тетрадь Новости и комментарии Об авторе Контакты
КАРТА САЙТА

Если бы меня попросили изложить идею книги в одной фразе, то она была бы такой:

«История русских – это история успешного народа, проделавшего огромную

цивилизационную работу на одной шестой части земной суши и создавшего свой мир».

Александр Владимирович Тюрин  

 

Чудь заволочская

А. В. Галанин © 2013

© Галанин А.В. Чудь заволочская // Вселенная живая [Электронный ресурс] – Владивосток, 2013. Адрес доступа: http://ukhtoma.ru/chud0.html

Введение в проблему || От Арктиды и Биармии до Руси Московской || Кто же они – беломорские поморы? Варяги и колбяги. Литовцы. Галиджия. Русские норманы || Кто же они – беломорские поморы? Холмогоры – столица Биармии. Русские арктические робинзоны. Беломорские умельцы || Емь || Вага и Кокшеньга (Бохтюжское княжество) || Пинега и Сура Поганая || Из Пинеги в Кулой, по Кулою в Мезень, из Мезени в Печору || Земледелие в Заволочье || Верования чуди заволочской || О происхождении русского языка || Поморская говоря – самый древний русский язык

 

Кто же они – беломорские поморы?

Варяги и колбяги

 

В 2009 г. на реке Илес возле Архангельска обнаружена стоянка эпохи мезолита – примерно шестого тысячелетия до нашей эры. Это пока самый древний памятник в низовьях Северной Двины. Ему восемь тысяч лет. На Онежском полуострове в 2009 г. на Вежмозере на живописном мысу удалось найти несколько стоянок эпохи позднего мезолита – примерно 5–6 тысячелетие до нашей эры. На этом полуострове известны стоянки Галдарея и Красная гора, а в 2010 г. обнаружены еще 4–5 новых памятников. В 2011 г. на реке Индига и реке Мутной найдена стоянка эпохи верхнего палеолита, одна из древнейших стоянок на Севере европейской части России, которая датируется 30–25-м тысячелетиями до нашей эры. Обнаружено также несколько стоянок эпохи раннего металла, в том числе с жилищами полуземляночного типа. На Онежском полуострове зафиксированы два пункта раннего средневековья в районе деревни Летний Наволок. Во время раскопок в Архангельске в Гостином дворе в 2009 г. на площади 76 квадратных метров сделано более 1000 находок, принадлежащих разному времени. Обнаружена серия красноглиняных керамических изразцов, огромное количество курительных трубок, керамики, изделий из кости и дерева. Полученные данные позволили представить беломорскую древнюю культуру более наглядно, в том числе позволили получить новые данные о традициях домостроения. Самой уникальной находкой в Гостиных дворах Архангельска стала золотая голландская монета 1589 г. (Использована информация с сайта: А. Г. Едовин: http://www.iddvina.ru/newspapers/u-belogo-morya/173/2295/).

Так кто же такие беломорские поморы? Не пора ли отказаться от версии истории, которую вот уже несколько столетий вдалбливают в головы русским (да и не только русским) людям. Не пора ли поставить историю с головы на ноги? Древний летописец писал: "Днепръ бо течеть изъ Воковьского леса . и потечеть на полудни . а Двина изъ того же леса потечет. и идеть на полуночьє . и внидет в море Варяжскоє . ис того же леса потечеть Волга . на въстокъ . и вътечет седьмьюдесятъ жерелъ . в море Хвалискоє . темь же из Руси можеть ити по Волзе . в Болгары . и въ Хвалисы . и на въстокъ доити въ жєребии Симовъ . а по Двине въ Варягы . а изъ Варягъ и до Рима . а Днепръ втечет в Понтескоє море . треми жералы . иже море словеть Рускоє . по нему же оучилъ святыи апостол Андреи братъ Петровъ." (Ипатьевская летопись, 1908). О какой реке Двине писал летописец? Если о Западной Двине, то она течет на запад, а не на полуночье, а если о Северной Двине, то она течет не из Воковського леса. Странная ошибка, не правда ли? Сомневаюсь в том, что это единственная нелепица в древних летописях. А может быть, летописец действительно писал о Северной Двине, по которой можно было приплыть на Белое море в варягы?

Белое море. Карта с сайта: http://earth06.narod.ru/sl_okean/1-2.jpg

Варяги-русь жили по берегам Белого моря и в нижнем течении рек, впадающих в Белое море. Сюда пришли их предки 8–9 тыс. лет назад с северо-востока, пришли вслед за отступающим ледником. Тогда уровень моря был выше современного, и Онежский полуостров тогда был островом – островом русов, о котором писали арабы. Отсюда северные (арктические) мореходы – охотники на морских млекопитающих и рыбаки мигрировали на западное и восточное побережье Скандинавского полуострова и на восточное и южное побережье Балтийского моря, где, обособившись, превратились в этносы норвежцев, шведов и балтов.

Колбяги в летописях, как правило, упоминаются рядом с варягами. В «Русской правде» говорится: "... аже будеть варягъ или колбягъ, то полная видока вывести и идета на ротоу". Для русского права XI в. варяг и колбяг были равны. Но почему-то варяги в летописях записаны в основатели русского государства, а колбяги нет. О них русские летописцы почему-то предпочитали умалчивать.

В этимологическом словаре М. Фасмера  колбяги  идентифицируются с колбежичами, которых можно было встретить на территории Псковской губернии. По писцовым книгам конца XV века,  известен  погост  «Климецкой в Колбегах», в бассейне реки Сясь вблизи южного берега Ладожского озера. Можно предположить, что колбяги здесь если и не жили, то по крайней мере бывали и собирали дань.

На этом космоснимке стрелками показаны возможные передвижения и миграции беломорских варягов-руси и балтийских колбягов.

Ботнический залив соединяется с основной частью моря проливом Сёдра-Кваркен между Аландскими островами и берегом Швеции. Площадь Ботнического залива 117 тыс. кв. км, длина 668 км, наибольшая ширина около 240 км, глубина до 112 м в северной части и до 290 м в южной. Здесь очень много шхер. Температура воды в феврале около 0°С, в августе 12–13°С. Залив покрыт льдом с начала ноября до начала июля. Главные порты: Васа, Оулу, Пори (Финляндия), Лулео, Умео (Швеция). Сначала залив назывался Ботническим морем (карта О. Магнуса, 1539 г.), Южная часть залива прежде называлась Шведским морем. Финское название залива – Похьянлахти.

В ледниковый период толщина ледника на месте Ботнического залива составляла около трех километров. Только 14 тыс. лет назад ледник начал деградировать и отступать. Освобождающаяся при этом суша, особенно северное побережье залива, начала воздыматься. За столетие суша поднимается здесь в среднем на 0,9 м и через два тысячелетия поднимется минимум на 150 м, и тогда Ботнический залив станет озером. Когда-то продолжением Финского залива Балтийского моря были Ладожское и Онежское озера. А еще раньше вообще существовал пролив, соединявший Балтийское и Белое моря. Соленость воды в Балтике, а особенно в Ботническом заливе, и теперь очень низкая.

Красными стрелками показаны маршруты передвижения варягов в Белом и Баренцовом морях и на юг от Белого моря и колбягов в Балтийском море и на восток от него. И варягов и колбягов нередко называли русами, под этими названиями они известны в пределах огромного ареала в Восточной Европе.

Колбяги упоминаются и в исландской «Саге об Эгиле Скаллагримссоне», в главе про походы Торольва в Финнмарк. Там пришлые колбяги действовали как викинги, то есть занимались торговлей и грабежом. В скандинавском сочинении XII в. земля кюльфингов (считают, что это тоже колбяги) отождествляется с Гардарикой. В византийских грамотах  XI в. в перечислении отрядов наёмников на военной службе империи рядом с варангами указаны кулпинги. Историки не сомневаются, что кулпинги, колбяги и кюльфинги – это один народ.

Так или иначе колбяги – это один из истоков великорусского этноса, сыгравший, как и варяги-русь, в начальной истории Руси организующую роль.  Во всяком случае, язык колбягов и язык варягов, вероятно, был сходным, и именно они стали основой совремнного русского языка. (Использована информация с сайта: (http://ru.wikipedia.org/wiki/)

Колбяги занимали ту же социально-экологическую нишу, что и варяги, но были другим народом. Они были другими территориально, так как жили на южном и юго-восточном побережье Балтийского моря, а вот язык их был похож на варяжский, возможно, они даже сотрудничали друг с другом. Колбягов с запада теснили германцы и датчане, а с юга славяне. Не исключено, что часть их вынуждена была мигрировать на восток в верховья Западной Двины, Днепра и Волги, где смешалась с местным населением (балтами, кривичами) и растворилась, войдя в состав великорусского суперэтноса.

Некоторые исследователи считают колбягов неизвестным племенем норманнов. Но норвежская сага четко определила этническую принадлежность чужаков – кюлфинги (колбяги). Автор не пишет, что Торольв столкнулся с неизвестными ему воинами. Он сразу называет их своим именем – кюлфинги. Следовательно, данный народ был хорошо известен норвежцам. Колбягов (кулфингов, кюльфингов) мы встречаем и в других древнескандинавских источниках. Все они однозначно связывают колбягов с Гардарикой.

Мореходы с южного побережья Балтики – колбяги – могли ходить по всему Балтийскому морю, в том числе и на северный берег Ботнического залива и собирать там дань с саамов. Они могли сталкиваться с норвежцами и с беломорскими варягами-русами.

В норвежской саге сказано, что колбяги пришли в Финнмарк с востока. Но если с востока, то значит, с Белого моря. Но на Белом море ни о каких колбягах никогда речи не было, да и топонимов колбяжских там нет. Возможно, колбяги тогда имели какие-то фактории на восточном берегу Ботнического залива. Тогда действительно в норвежский Финнмарк они могли прийти с востока.

Так что же это за народ – колбяги? Данный этноним встречается в византийских и русских источниках. Гвардия «секироносцев» при императорском дворе Константинополя формировалась не только из варангов (варягов). Были там и абхазы, и сарацины, и болгары, и франки, и инглинги. Но все византийские источники X–XI вв. перечисляли в первых строчках русов, варягов и колбягов: «Если же человек пихнет человека от себя или к себе то (платить) 3 гривны, если выставит двух свидетелей; но если (побитый) будет варяг или колбяг, то (пусть сам) идет к присяге (и этого будет достаточно без свидетелей)». 

Данное племя давно привлекает внимание как норманнистов, так и антинорманнистов. И те, и другие понимают, что колбяги внесли значительный вклад в формирование Руси. Колбягов стараются отодвинуть на задворки истории Руси. Официальная история говорит: «Колбяги – народ или социальная группа, проживавшие в X–XII вв. на территории Северо-Восточной Руси и Карелии на границах Новгородских владений. Их этническая принадлежность и область расселения точно не установлены». Часть современных авторов считает, что это было финское или карельское племя. Аргумент один: колбяги зафиксированы в местах проживания финно-угорских племён. Но ведь на территориях проживания финно-угорских племён также зафиксированы русские и варяги. Д.А. Мачинский считал, что колбяги – это этно-социальная  группа,  «сплавившаяся из пришлых скандинавов, из приладожских (и иных) финнов, из потомков полиэтничной волховско-сясьской “руси” и занятая сельским хозяйством, промыслами, сбором дани, торговлей и службой в византийских и русских войсках». Но если считается, что Рюрик привел свой «скандинавский» народ «варягов-русь» в 862 г., а в это же время «этносоциальная группа» колбягов сражалась в Заполярье с норманнами, то не очень ли быстро они «сплавились»? Что-то тут опять не сходится.

Известно, что на территории теперешней Псковской области еще в XIX в. жила этническая  группа, называемая колбежичами. Об этом можно прочитать в энциклопедических и толковых словарях того времени. Реки с названием "Колба" есть в Вологодской, Новгородской, Ярославской областях; а селения Колбяги,  Колбежичи, Колбино, Колбеки,  Колобовка есть в Псковской, Ленинградской, Вологодской, Воронежской, Кировской, Костромской, Ивановской областях, в Эстонии, в Пермском крае и во многих других областях России. По этим названиям можно представить былое широкое расселение колбягов в Восточной Европе. Древние источники сообщают, что колбяги и мурдасы объединились в народ, известный нам ныне как вятичи. Как, например, объяснить наличие «колбягских» топонимов в Литве, Тамбовской области и в Белоруссии? Колбяги, по всей вероятности, – какой-то древний этнос, давно растворившийся в великорусском суперэтносе. При этом колбяги были этносом, родственным варягам-русам, и говорили они, вероятно, на близких языках. Так откуда же произошли колбяги?

Я думаю, что колбяги были древними балтийскими поморами, предки которых 4–5 тыс. лет назад мигрировали с Белого моря вдоль восточного побережья Балтийского моря и расселились до южного берега Балтийского моря. Часть этого народа могла широко расселиться по рекам Восточной Европы и осесть в бассейне Западной Двины и Волги. На южном берегу Балтики есть старинный город Колобжег, этот город существовал ещё при польском князе Мешко Первом в Х в. До сих пор язык балтийских поморов отличается от польского языка и больше, чем польский, похож на русский. Город Колобжег находится всего в 80 км от того места, где стоял город Волин. Древнебулгарская летопись «Гази-Барадж тарихы» рассказывает о славянах, заселивших Северо-Восточную Русь, и называет их галичанами (галиджийцами), волинцами (балынцами) и колбягами (кулбаками).

Историки считают балтийских поморов славянами, но генетически они славянами не являются – они принадлежат к циркумбалтийской общности – древнему балтийскому суперэтносу, некогда говорившему на диалекте русского беломорского языка.

Колбяги жили на южном берегу Балтийского моря и в IX–X вв. говорили на диалекте русского языка. Названия их городов (Двирзино, Грибово, Карчино, Джоново, Богучино, Срамница, Дыгово, Харзино, Бизево, и др.) даже сегодня звучат совсем по-русски. Этот этнос был родственен варягам-руси с Белого моря. Возможно, их предки пришли сюда именно с Белого моря, мигрируя на юг вдоль восточного берега Балтийского моря. Так же как и варяги, колбяги были отважными мореходами, и на своих судах добирались до самых дальних уголков Ботнического залива, облагая данью местных жителей, торгуя с ними, а порой и грабя их.

В Гнездове (древний город в 10 км от Смоленска – предшественник Смоленска) было обнаружено около 4 тысяч курганов. Ни в Старой Ладоге, ни в Киеве, ни в Новгороде, ни в каком другом месте с обширным населением и долгой историей ничего подобного не было. Своего расцвета Гнездово достигло в середине и во второй половине X века.

Кривичи – самая большая этническая общность на просторах лесной зоны Восточной Европы, занимавшая огромную территорию от Верхнего Понеманья на западе, до Костромского и Ярославского Поволжья на востоке, от Псковского озера на севере, до верховьев Сожа и Десны на юге. Летопись сообщает, что кривичи «седять на верхъ Волги, и на верхъ Двины и на верхъ Днепра, их же градъ есть Смоленескъ». Длинные курганы на этой территории многие из исследователей связывают с предками кривичей. Сегодня, в свете новых археологических материалов, археологи отмечают четкую связь культуры длинных курганов севера Беларуси с местными памятниками III–IV вв., а ряд общих черт витебских и псковских длинных курганов позволяет проследить движение носителей этой культуры с территории теперешней северной Беларуси на Псковщину, Новгородчину и в Тверскую землю. Ставится под сомнение славянское происхождение кривичей, их тоже относят к балтам – циркумбалтийской суперэтнической общности. И. Ляпушкин утверждал, что «к VIII–IX вв. вся область Верхнего Поднепровья и прилегающих к ней районов до верховьев Оки на востоке и до Немана на западе, от границы лесостепи на юге и до бассейна Западной Двины на севере, была занята балтскими племенами».

Славянскому этапу кривичской истории предшествовал длительный балтский, причем как в языке, так и в материальной культуре. Это мнение подтверждается существованием в XII–XIII вв. на южной окраине Полоцкой земли множества балтских поселений, отождествляемых русскими летописцами с «литвой». Славянизация кривичей преимущественно была языковой, главными центрами «смешения» кривичей и полиэтничной руси, которая говорила на русском языке, были города, откуда шли сильные ассимиляционных импульсы, поддерживаемые церковью и определенными кругами тогдашней политической элиты. Русский язык становился языком межэтнического общения. При этом генетически кривичи продолжали оставаться балтами с очень незначительной примесью славянских генов.

Гнёздово – это поселение, в жизни которого большое место, по всей вероятности, занимали выходцы с южного побережья Балтийского моря – русскоязычные колбяги, именно Гнездово и было тогда центром формирования «древнерусского колбяжского» населения Смоленской области. Подобными центрами, видимо, были Полоцк, Псков и другие города западной Руси. Культура длинных курганов как реликтовое явление прослеживается почти в течение всего Х в. в материальной культуре полоцких кривичей. Некогда кривичский племенной язык составлял единый лингвогеографический ареал.

По абсолютным размерам мозгового отдела черепа и лицевого скелета, а также по головному показателю и ширине лица, мазовшане (западные балты), полоцкие кривичи, ятвяги, аукштайты и латгалы объединяются одним комплексом физических черт и в этом приближаются к норвежцам. В результате анализа краниологических материалов нескольких групп по разным признакам, в одном случае обнаруживается сходство смоленских кривичей и земгалов, а во втором близкими друг к другу оказываются обитатели Старой Ладоги, латгалы, дреговичи, радимичи, жамойты, смоленские кривичи и земгалы, что также подтверждает антропологическую связь кривичей и балтов. А вот определенных антропологических следов проникновения славян на территорию обитания кривичей нет. Антропологические исследования подтверждают отсутствие массовых миграций славян на северо-восток, которые могли бы привести к существенному изменению физического типа кривичей. Еще А. Спицын замечал: «Инвентарь смоленских городищ сходен с инвентарём литовских городищ. Можно думать, что этот край в VII–IX вв. был занят литовцами. Но эти городища, где бы они ни были, надо считать кривичскими». Кривичи поклонялись прусско-литовскому божеству Криве. Военная мощь Литвы неоднократно использовалась полоцкими князьями во «внутрирусских» походах в 1156, 1161, 1180, 1198 гг., при борьбе с немецкими рыцарями в 1216 г., а также во внутренних войнах, как, например, князем Володаром Глебовичем, который «не целова хреста» в знак примирения с другими князьями, так как «ходяше под Литвою в лесех».

Историк В.Н. Татищев считал колбягов балтийскими славянами, жителями города Колобжега: „Мню, что сии от града Колберг померанского колбяги названы“. Город Kolobrzeg был основан в X в. на месте древней крепости, именуемой ранее Колобрег ("круглый берег" или "около берега"). Колобряги были главными союзниками вагров, хорошо владели судовождением и были отличными воинами. В отличие от варягов, их основным оружием были не мечи, а копья с толстыми древками – пики. Русская Правда колобрягов считает равными с варягами. В Новгороде колобряги проживали компактно, изначально они были профессиональными стражниками. В IX–X вв. оружие стоило очень дорого, к примеру, хороший шлем мог стоить 5 коров, а меч или щит 3–4 коровы. Новгородцам было выгодней нанять в стражники тех, кто не только имеет оружие, но и профессионально им владеет. Колбяги сопровождали и охраняли сборщиков дани, судей, а в самом Новгороде следили за порядком. В ночное время они обходили, а позже объезжали улицы на конях, выполняя сторожевые функции. Егор Классен переводил слово колбяг как жестянщик, делавший жесть из железных полосок, которые тогда назывались колбягами, а мастера – колбяжниками. В X веке на Руси начинается изготовление кольчатого панциря, который называли кольчугой.

Когда началась христианизация Руси, вокруг варягов и колбягов группировались волхвы – главные противники христианизации. Возможно, колбяги отказывались усмирять приверженцев волхвов или же делали это неохотно. В 1071 г. во время языческого восстания в Новгороде, вызванного убийством волхва князем Глебом Святославичем, мятеж подавлялся дружиной князя без участия колбягов. Видимо, тогда отказались в Новгороде от услуг колбягов, и вольные стражники решили уйти. Христианские иерархи не вспоминали добрыми словами колбягов – упертых язычников, потому и не упоминаются колбяги в летописях и житиях святых.

Но кое-что от колбягов все же осталось. Колбяги жили обособленно, все решения принимали сообща; собираясь на совет, садились в круг. Этот совет у них назывался коло. Кстати, в Польше до сих пор коло означает народное собрание. После принятия решения все брались за руки, тем самым как бы клялись действовать по принятому договору. Отсюда и известное выражение круговая порука. Думаю, что памятью о колбягах является и русская народная сказка "Колобок", который катался по Руси сам по себе.

Колбяги ушли на север, где на побережье Финского залива давно уже существовали их поселения. Еще до прихода Рюрика они обеспечивали охрану южного побережья Балтики, а также Невы и Ладоги при транспортировке в Европу восточного серебра. В истории дружественные связи древней Руси и балтийских поморян все же найти можно. (Использована информация из работы: Аимин Алексей. Колонисты Рюрика. Адрес доступа: http://www.proza.ru/2013/01/01/466).

Загадкой теперь становится происхождение ильменских словен. Если кривичи – это балты, и у них мало славянских генов, то как же ухитрились пройти сквозь них славяне и осесть вокруг Ильменя? Однако никто из антропологов и генетиков не проверял, являются ли новгородские словене генетическими славянами. Я теперь в этом сильно сомневаюсь. По крайней мере, свои дома новгородские словене строили не по-славянски, а по-кривичски и финноугорски. Возможно, племя, жившее вокруг озера Ильмень, и называлось "словене", но славянского в нем было очень мало, скорее всего, это было одно из кривичских обрусевших племен.

Да и русский язык на Русь пришел изначально не из Подунавья и Балкан, это был родной язык беломорских варягов-руси и балтийских колбягов, которые говорили на диалектах русского языка, унаследованного ими от русских норманов. Славянизмы в русский язык были привнесены при христианизации Руси, но полностью трансформировать русский арийский язык в славянский церковным иерархам так и не удалось. Сегодня даже можно заметить, что чем ближе к Белому морю, тем меньше в русском языке славянизмов, тем он богаче и красочнее.

Кстати, когда в 1967–1968 гг. мне довелось студентом работать в экспедиции на Валдайской возвышенности в истоках Западной Двины, то общаясь с коренными жителями деревень, я с трудом понимал местное наречие – кривичский русский язык. Тогда мне это показалось очень странным: совсем рядом с Москвой живут, а разговаривают "не по-русски". Например, мы с приятелем спрашивем у хозяйки: "Не слишком ли у них дорогое молоко?", а она нам твечает: "Да нипочем". Удивляемся: "Что, задаром отдаете?". В ответ слышим: "Зачем дикуете? Кто задаром молоко отдает?". Конечно, за несколько месяцев мы привыкли и к местным словечкам, и к особому диалекту, и к необычной структуре фраз. Иногда, общаясь друг с другом, даже сами вворачивали что нибудь на местном языке.

 

Литовцы

 

Еще один народ, который мы не можем обойти при рассмотрении истории интересующей нас территории – это литовцы, предки которых также заняли земли, освободившиеся при отступании Скандинавского ледника. Литовцы издавна занимались земледелием, жили деревенскою жизнью. Земледелие у литовцев было архаично: еще долго после принятия христианства они использовали деревянные лемехи вместо железных. Держаться этого обычая литовцев заставляло суеверное уважение к дереву. Некоторые исследователи древней Литвы видят в этом остаток языческого древопоклонения. Предметы труда на всех литовских диалектах (а их несколько, в одной Виленской губернии различаются говоры: трокский, эйшишский, свенцянский) имеют древнейшие корни: lyd, dir, lavk, trak. От этих корней происходит масса названий деревень, местечек. Например, lydimas – расчистка, dirva – пашня, dirbu –делаю, darbas – работа, lavkas – поле, trakas – заросли на возвышенных местах. Древнейшее употребление этих слов указывает, что земледелие было главным коренным занятием литовцев.

Литовская деревня: Фото с сайта: http://www.sojuzrus.lt/rarog/publicistika/424-byt-drevnih-litovcev.html

Литовские женщины. Фото с сайта: http://www.sojuzrus.lt/rarog/publicistika/424-byt-drevnih-litovcev.html

Литовцы разводили много крупного скота. Молоко было их любимым продуктом. Их лошади были малорослые, но чрезвычайно крепки и терпеливы. Издавна они умели приготовлять пиво (alus) и мёд для питья с небольшой примесью хмеля. Крепких напитков литовцы не любили. Знатные на своих пирушках пили из буйволовых рогов, простые – из деревянных сосудов. Литовцы любили поесть. Известно, что своим аппетитом они приводили в ужас аккуратных немцев. Один немецкий писатель XVII в. сравнивает их с волками и утверждает, что они никогда не могут наесться досыта. «Они никогда не веют зерно, – прибавляет при этом писатель, – а мелют полову вместе с зерном, потому что чистый хлеб кажется литовцам легким, как пена. Белый горох они проглатывают целиком. Они поедают волков, лисиц, ворон, сов, сорок и всякую другую мерзость».

Литовские женщины отличались верностью мужьям, трудолюбием, занимались пряжею и тканьем полотен, которые составляли обычную летнюю одежду обоего пола. Зимою одевались в обычные кожухи, покрытые полотном. Грубое сукно на одежде считалось признаком зажиточности. Девушки носили при поясе колокольчики, которые своим звуком давали возможность родителям следить за ними. На голове девушки носили венок или повязку, замужние – шапочку.

Литовцы селились небольшими селами. Древние литовские деревни – это маленькие уединенные поселения. Этим литовцы отличались от славян, которые, напротив, любили общительность. Характерная черта древнего быта литовцев состояла в отсутствии у них городов, центральных пунктов в территории каждого племени. Города появились в Литве не раньше XIII в. Основателями их были большей частью иностранцы.

Первые города литовской Пруссии были построены крестоносцами. В земле жемгалы упоминается город Тервета, укрепленный туземцами уже в ходе их борьбы с ливонским орденом, т. е. в конце XIII столетия. В земле ятвягов единственные существовавшие города были основаны волынскими князьями. На границе собственно Литвы города возводились русскими князьями: Гродна, упоминаемая в летописи под 1128 г, и Новгородок Литовский, основание которого приписывали князю Ярославу. Что же касается собственно литовских городов, то сколько-нибудь точные указания об их основании относятся к середине ХIII столетия.

Жилое помещение у всех литовцев называется «nams», «nums». Прототип литовского «namas» или «numas» состоит из бревенчатого продолговатого сруба, покрытого только крышей из древесной коры, ветвей или соломы. Ни потолка, ни перегородок внутри не было. Широкие двери посреди длинной восточной стены вели людей и домашний скот внутрь дома, который делился посредством жердей на две половины: для людей и для животных. В людской половине, посреди земляного пола была большая яма – очаг, вокруг него сидела семья на краю ямы, опустив в нее ноги, и занималась работой при свете костра. Дым выходил через отверстие в крыше и узкие оконца в стенах. Позже в людской половине очаг заменился печью, у жмудинов печь топилась из скотного отдела дома, а у литовцев с людской. Скотный отдел дома отделялся от сеней глухою стеной. 

В домашнем своем быту древние литовцы были очень просты и нетребовательны. Мебель была простая деревянная. Только зажиточные люди спали на мешках, набитых сухой травой или перьями. Хозяин ложился у дверей, а хозяйка близ печи. Они беспрестанно вставали и следили за огнем, чтобы он не погас, и чтобы не сделалось пожара. Обычай требовал, чтобы в избе всегда поддерживался огонь. Один из писателей конца XVII в. так описывает жилище литовцев: «Они живут в жалких, маленьких домишках, которые по большей части состоят из одной курной избы, иногда еще из кладовушки. В избе находится сложенная из больших камней печь, которая сильно накаляется. Около неё вповалку и вперемешку, как попало, спят ночью на полу отец, дед, мать и дети, подостлав под себя разные лохмотья; попадаются изредка и постели. Остальное пространство в избе занимает скот. Построены эти дома из толстых стволов ели, которые снаружи по большей части несколько сглажены, а внутри остаются круглыми. Они сложены так ловко, что ветру никак не удается пробиться внутрь; щели заткнуты мхом. Крыты дома соломой или положенными поперек бревнами».

Как и у славян, у литовцев считалось знаком гостеприимства напоить гостей допьяна. Пили не только взрослые, но и молодые и девицы. Пиво было у литовцев символом дружелюбия и веселости. К празднику делали складчины-братчины и приносили в жертву козла или быка. Осенью в литовских деревнях начиналось веселое время. Зажиточные хозяева убивали бычка или свинью, варил пиво и звали соседей из своей и соседней деревни. Лучшим угощением считалась дичь, за которой мужчины отправлялись в леса.

Важную роль в семейной жизни играли жрецы криве, которые были хранителями и истолкователями древних обычаев, постепенно принявших значение законов. Жрецы бога криве были духовными вождями кривичей, а не жмудинов. Жрецы поддерживали строгую нравственность и жестоко преследовали все, что вело к её нарушению. По законам жрецов прелюбодеяние наказывалось сожжением как мужчин, так и женщин. Находимые теперь в прусских и литовских могилах предметы показывают, что прусские литовские женщины в глубокой древности украшали шеи, уши и руки цепями, кольцами, серьгами, браслетами, а в волосы втыкали согнутые булавки. Издавна известны были между ними чужеземные монеты, служившие тоже для украшений. Баня у литовцев и пруссов считалась удовольствием, ей придавали священное значение. Язычник-литовец ходил в баню в честь своих богов.

Из древней хроники Петра Дюйсбургского видно, что у литовцев существовали народные собрания, или вече. На вече сходились из более или менее отдаленных сторон. Собрание принимало вид верховного собора всей страны. Наследственность не имела особенного значения при замещении вакантного княжеского места. Власть «кунигасов» не доходила до самодержавия. Признаки наследственности власти появились позднее и может быть, были заимствованы у славян. Древнее литовское племя не составляло государства. Оно представляло рассыпанную массу небольших волостей, управлявшихся независимыми вождями, почти без всякой политической связи друг с другом. Однородность языка составляла между различными народами литовского племени связь этнографическую, а не политическую. Однородность религиозного культа служила связью нравственною.

Древнее литовское войско составлялось из добровольцев-охотников, оставлявших свои дома ради защиты отечества от вторжения неприятеля или ради добычи. Пруссы сражались в пешем строю, а литовцы – пешим и конным строем, ятвяги воевали на конях. Одежда воинов состояла из медвежьих шкур. На головах они носили большие войлочные шапки, называемый неромками. На знаменах были изображения богов, а на щитах – изображения людей с медвежьими головами. На литовских знаменах в древности часто изображался скачущий всадник. Кстати, такой же герб в древности был и в Великом Новгороде. Для возбуждения мужества литовцы перед боем играли на трубах, сделанных из буйволовых рогов.

Перед началом военного предприятия литовцы обыкновенно гадали на человеческой жертве. Жертву (пленника) поражали ножом в грудь или шею и наблюдали по истечению его крови удачным или неудачным будет предприятие. Если кровь брызгала фонтаном, это был хороший знак. Если же она струилась медленно – это был знак неудачи, и поход отменялся. На войне употребляли луки, копья, мечи, метательные камни и топоры. Большими луками, которые натягивались посредством кольца, литовцы научились владеть у германцев. Древним народным оружием была дубина с толстым концом. Тактика применялась такая: неожиданное нападение на неприятеля, притворное бегство с целью заманить врага в лес. Осажденных утомляли беспрерывными нападениями. В походе литовцы везли за собою рядами сани или возы и, в случае нужды, делали из них подвижное укрепление. Обычая мазать колеса не было, поэтому при движении литовского обоза на большое расстояние раздавалась дикая колесная музыка. На случай переправы через реку возили с собою в походах лодки, сделанные из зубровых шкур.

С пленниками, особенно с германцами, обращались жестоко. Всякого, кто с ними воевал, считали злодеем и разбойником. Пленников по окончании войны иногда приносили в жертву, особенно знатнейших. Остальных убивали или обращали в неволю. Взятый в плен считался скорее вещью, чем человеком. С русскими и поляками обращались милостивее. По окончании войны возвращавшихся с победою приветствовали женщины и девицы, пели песни и били в ладоши. Так был встречен Ольгерд в 1361 году по возвращении из под Москвы. Подобный обычай был у гуннов при Аттиле. Неудача на войне наказывалась выражениями всеобщего презрения. Бежавших с поля битвы казнили смертью. У литовцев был даже обычай самоубийства в случае проигрыша сражения. Вообще литовцы-язычники не очень дорожили жизнью. Самоубийство было у них делом вовсе не предосудительным. Нередко жены убивали себя, потеряв мужей, павших в сражении. Древний литовец глубоко верил в загробную жизнь и с нескрываемым равнодушием относился к настоящей.

В древней Литве не было крепостей и замков. С приближением неприятеля литовцы без сожаления сжигали свои хижины и скрывались в леса. Только в середине XIII в у литовцев появились вожди и государственные правители. Литовцы поздно были обращены в христианство – в 1387 г., а жмудь крестили только в 1417 г. Крещение части княжеской верхушки кричивей из рода Гедиминовичей прошло по католическому чину, а православное христианство константинопольского чина на территории Литвы существовало со времён похода на эти земли Ярослава Мудрого в XI в. Переход литовцев в католическое христианство не сопровождался в народе переменой его убеждений и долгое время носил совершенно фиктивный характер. Принимая христианство, литовцы не отказывались и от языческих воззрений. Ни у одного из народов России не было столько равнодушия к христианству и верности языческому культу, как у литовцев. Вот что писал о своем народе в 1587 г. епископ жмудский: «В наибольшей части моего епископства нет никого, кто бы хоть раз в жизни исповедовался, никого, кто бы хоть раз причащался, никого, кто знал бы молитву или знак св. креста, кто имел бы какое-нибудь понятие о таинствах веры. Довольствуются одним: мы не лютеры, в пятницу мяса не едим; повсюду приносят жертвы громам; чтут ужей, почитают дубы за святых, угощают души умерших, и еще много таких странностей, злость и невежество не признают за грехи».

Этнографическое описание литовцев показывает, что этот этнос относится к древнему балтийскому суперэтносу, который сформировался по мере отступания Скандинавского ледника на юго-западном берегу образующегося Балтийского моря. Кривичи были одной из ветвей балтского суперэтноса, близкого к литовцам, и давно были соседями славян и финнов.

 

Гардарика – Галиджия – Новгородская республика

 

По всей вероятности, именно государство кривичей у шведов и норвежцев было известно как Гардарика, а у волжских булгар как Галиджия. Именно оно было и той Новгородской республикой, о которой сообщают русские летописи. Подтверждением тому является приверженность жителей этого государства вечевой форме правления, и отсутствие прочной вертикали власти, а также постоянная тенденции новгородской знати сдружиться то с Литвой, то со Швецией, то с Польшей.

Исидор Шараневич в книге «История Галицко-Володимерской Руси от древнейших времен до 1453 г.», изданной в г. Львове в 1863 г. выделял три периода в истории этих земель: 1 – до основания русской державы в Новгородеи далее от времени основания русской державы в 862 г. до создания удельных княжеств на берегах Днестра и Сана - до съезда в г. Любече в 1097 г.; 2 – от съезда в г. Любече до слияния княжеств на Днестре и Сане в одно большое княжество Перемышльско-Галицкое в 1125 г. и от того времени до пресечения династии Ростиславичей, до основания удельного княжества Володимерского; 3 – история Галицкого и Володимерского княжества от их объединения Романом и до пресечения этой династии в 1337 г. Князь Володимерско-Галицкий Роман во время нашествия татаро-монголов, надеясь на помощь западных стран в борьбе за независимость своего княжества, придерживался западноевропейской ориентации, за что получил даже от Папы Римского титул короля русов. Тогда всех королей в католической Европе назначал Папа Римский.

Другой князь русов Александр Невский в то же время не верил в помощь западных стран и заключил договор с татаро-монголами. В итоге его государство не пресеклось, а выросло в Московскую Русь и в Россию. Королевство же Романа - Русь Галицкую уже к концу XIV в. западные государства раздербанили и разделили между собой. Могила князя-короля Романа находится в Полше, часть Галицкой Руси принадлежит современной Украине, а часть Венгрии и Румынии. Возможно Галиция некогда занимала территорию значительно большую, чем считает официальная история, и северным пределом ее были земли Псковщины и Новгородчины - река Нева и южный берег Ладожского озера. Может быть Галиджия булгарской летописи и Галиция это одно государство? А после гибели прикарпатской части Галиции ее северная часть все же сохранилась, трансформировавшись в Земли Великого Новгорода и Пскова?

Исидор Шараневич считал, что в V в. до н.э. на территории будущей Галицко-Волынской Руси обитали скифы пахари, которые находились в подчинении у скифов кочевников (царских скифов). Скифы пахари были предками славян и греки называли их сколотами. После распада державы скифов, на земли сколотов с запада пришли кельты, которых в III в. до н.э.потеснили восточные этносы сарматского корня - бастарны и роксоланы. Сарматы в то время защищали сколотов от даков (с юга) и от готов (с севера). На протяжении целого тысячелетия с V в. д.н.э. по V в. н.э. по территории Галицко-Волынской Руси прокатилось несколько этнических волн. Славян сколотов с их прародины на Дунае сначала потеснили на север в Карпаты римляне и кельты, затем готы и гунны. Славяне, теснимые ими, отчасти уходили на север в Карпаты, вниз по Висле и на Днепр, частично смешивались с захватчиками. Гунны, германцы (готы), авары, болгары и хазары теснили славян в пограничных районах некогда обширных славянских земель вплоть до VIII в. В VI в. славянские племена, обитавшие в древней скифии и в Дакии назывались антами и славянами. В VIII и IX вв. славянские народы образовали три державы: 1 - на территории Чехии, Моравии и большей части Панонии была основана держава Святополком; 2 – держава ляхов (поляков) была основана около 840 г.; 3 – славянская держава в Галиции, вероятно, была создана в 862-866 гг. В это время хазары покорили полян, вятичей и радимичей, которые выплачивали им ежегодную дань, авары же, кочующие по Дунаю, сделали своими подданными дулебов и угличей.

Норманы-варяги покорили кривичей, весь, корелу в районе Ладоги, Белозера и Ильменя и тоже стали собирать дань с покоренных племен. Вскоре они отбили у слабеющей Хазарии племена полян, вятичей и радимичей и те стали платить дань варягам-русам, а на Днепре в Кыеве варяги-русы устроили столицу своего рыхлого государства - Киевской Руси, едва просуществовавшего 200 лет и распавшегося на удельные враждующие между собой княжества.

Поездки на Русь у шведских и норвежских викингов в VIII-XII вв. считались подвигами. Если бы им действительно принадлежала на Руси политическая, управленческая и военная власть, то тогда эти поездки по Восточному Пути не представляли бы для них большого труда и не считались бы подвигами. Варяги и колбяги не были ни шведами, ни норвежцами, ни датчанами. Варяги - беломорские мореходы хорошо варили соль из морской воды на берегах Белого моря, а колбяги имели множество городов на южном берегу Балтийского моря и тоже были не плохими мореходами. Но в то время уважались не только варщики соли, но и варщики железа, меди, бронзы, серебра. Это много позже их стали называть металлургами, а тогда просто по-русски называли варягами. Все эти ремесла тогда считались высокими передовыми технологиями, и обеспечивали мощь, силу и богатство роду, княжеству и государству. Ясно, что эти люди отличались смекалкой, точным взглядом, внешним и внутренним порядком, организаторскими и управленческими способностями. Все эти способности выделяли варщиков из общей среды, делали их уважаемыми и давали им основания заниматься вопросами управления также и на уровне рода и княжества. С происхождением названия "колбяги" предстоит еще долго разбираться, но то, что это название связано с коло – кругом, это несомненно. (Использована информация с сайта: http://russkysam.narod.ru/10-07.htm).

В норвежской «Саге об Олаве Святом» сказано: "Одного человека звали Гудлейк Гардский. Он был родом из Агдира. Он был великим мореходом и купцом, богатым человеком, и совершал торговые поездки в разные страны. Он часто плавал на восток в Гардарики, и был он по этой причине прозван Гудлейк Гардский. В ту весну Гудлейк снарядил свой корабль и собрался отправиться летом на восток в Гарды. Конунг Олав послал ему слово, что он хочет встретиться с ним. И когда Гудлейк приехал к нему, говорит ему конунг, что он хочет вступить с ним в товарищество, попросил его купить себе те ценные вещи, которые трудно достать в Норвегии. Гудлейк говорит, что все будет так, как прикажет конунг. Тогда конунг повелел выдать ему столько денет, сколько ему кажется необходимым. Отправился Гудлейк летом по Восточному пути. Они стояли некоторое время у Готланда. Гудлейк отправился летом по Восточному пути в Хольмгард и купил там драгоценные ткани, которые, он думал, пойдут конунгу на торжественные одежды, а также дорогие меха и роскошную столовую утварь. Осенью, когда Гудлейк плыл с востока, был встречный ветер, и они очень долго стояли у Эланда."

В русских письменных источниках отсутствуют какие-либо сведения об отношениях с Норвегией вплоть до XIV в. (Шаскольский, 1970). Но информацию саг подтверждают, например, нумизматические данные. В Норвегии найдены клады с саманидским серебром и византийскими монетами X–XI вв, с куфическими дирхемами XI в., которые могли поступать сюда благодаря русско-норвежским торговым контактам. Поездки норвежцев по Балтийскому морю в русские земли с торговыми целями продолжались и после „эпохи викингов“ – в XII и XIII вв.» (Шаскольский, 1970). В летнее время на рынок в Хольмгард приезжало «много людей из многих стран», в том числе норвежцев и шведов. Здесь купцы покупали «драгоценные ткани», «дорогие меха», «роскошную столовую утварь». Драгоценные ткани фигурируют и в договоре Руси с Византией, заключенном в 944 г. Кроме византийских тканей, на Русь поступали восточные ткани, привозимые купцами с юга и юго-востока – из Булгар (Новосельцев, Пашуто, 1967). Их находки отмечены и на Скандинавском полуострове (Gejer, 1938).

Весьма характерным предметом русского экспорта IX в. были меха. Русские меха были хорошо известны в Византии, Германии, Франции, Англии, а также в Хорезме (Новосельцев, Пашуто, 1967). Бьёрн из Холмгарда привозил «лучшую пушнину, чем многие другие купцы».

По пути на Русь норвежские купцы «стояли некоторое время у Готланда». Готланд на торговых путях Балтики тогда играл очень важную роль. В раннем и позднем средневековье этот остров являлся средоточием международной торговли и как бы промежуточным пунктом на торговых путях, пересекавших Балтийское море. Германские купцы, отправляясь в Восточную Прибалтику и на Русь, непременно посещали Готланд (Goetz, 1922). На Готланде найдены клады восточных монет, попавших туда из Арабского халифата через Русь.

В другой саге рассказывается о немирье «между Свейном, сыном Альвивы, и конунгом Ярицлейвом, так как конунг Ярицлейв считал, что норвежцы изменили своему конунгу Олаву Святому». Отправляясь по Восточному пути (на Русь), богатые купцы Карл и Бьёрн сочли свою поездку «небезопасной». Когда они на Руси остановились в большом торговом городе, то жители, узнав, что они норвежцы, не захотели с ними торговать и «собирались на них напасть». Карл увидев, что положение осложняется, отправился к Ярицлейву, сидевшему в Холмгарде, но тот «велел схватить его и тотчас заковать». Освободил Ярицлейв Карла лишь по совету жившего у него при дворе Магнуса – сына Олава Святого. Произошло это во второй трети XI в. (после смерти Олава в 1030 г.). Центр торговли драгоценными русскими мехами тогда был хорошо известным всей средневековой Европе. Вроде бы все тут ясно. Но не ясно одно – где находился этот самый Холмгард? Отождествить Холмгард и Новгород на Ильмене я, например, не могу, так как очень тяжело в Новгород на Ильмене добираться и с Волги и с Днепра. Я специально изучил все волоковые пути к Новгороду на Ильмене и понял, что быть важнейшим торговым центром Руси в то время он не мог. Из Балтии на Днепр было проще попадать по Западной Двине или Неману (через Смоленск). А из средней Волги в Прибалтику тоже легче было ходить через Белое озеро и Ладогу – по Тихвинской водной системе, или из верховьев Волги сразу в верховья Западной Двины и по ней в Балтийское море.

Поэтому вопрос о том, где находилась столица Гардарики-Галиджии остается открытым. Вероятность, что это был Новгород на Ильмене, очень мала. Претендовать на эту роль могут Галич, Владимир Волынский, Псков, Смоленск-Гледен, Старая Ладога.

 

О рюриковом пути в Скандинавию

 

В булгарской летописи Мохаммед-Амина «Праведный путь, или благочестивые деяния булгарских шейхов» есть сведения о том, что путь из Баренцова моря вокруг Скандинавского полуострова в Балтику открыл русский князь Рорик. Сомнения историков насчет этой летописи связаны исключительно с тем, что данный факт никак не вяжется с принятой ими моделью древнерусской истории. Булгарские летописцы повествуют, что Аскольд убил в 870 году князя Дира и стал главным князем на Руси. Это косвенно подтверждается и Псковской 2-ой летописью, согласно которой Рорик назван третьим русским князем, а Аскольд первым. Кроме того, согласно булгарским летописцам, Аскольд был вассалом и союзником Хазарии. Приблизительно в это же время Аскольд поставил Рорика наместником в Джире (так называли тогда Ростов в булгарской летописи). Но Рорик тут же переметнулся к волжским булгарам, противостоящим в то время хазарам. Булгары за это объявили Рорика князем Джирской (Ростовской) земли. Но выход к Балтийскому морю тогда оставался под властью Аскольда и для Рорика был закрыт.

Мохаммед-Амин пишет в своей летописи: «Однажды Айхи был по торговым делам в Джире (Ростове) и встретился с Рориком. Рорик с сожалением заметил, что купец привез ему отличный товар, но он не может провезти его в Садум (Прибалтику) и Альман (Германия) из-за закрытия галиджийцами пути к Артан-дингезе (Балтийское море). Тогда Айхи сказал, что море есть и в Бийсу (Печоре) и по нему можно попытаться добраться до Садума. Тогда Рорик взял человек 150 из своих воинов и отправился с ними на реку Бийсу (Печору). Там они заготовили лес, из которого весной сделали корабли и летом вышли на них в море. Они добрались до Садума и затем вернулись этим же путем обратно, сделав его постоянным. А путь от Идели (Камы) в Бийсу (Печору) и дальше в Садум (Прибалтику) был очень тяжел и опасен. Так, если купец добирался до Садума за один сезон, то он не успевал вернуться в тот же сезон обратно, ибо льды закрывали море. Он ждал следующего лета, чтобы на кораблях вновь плыть из Садума в Бийсу».

Пояснения: Джир – это Ростов; Артан-дингезе – Балтийское море; Садум – Прибалтика; Альман – территории, заселённые германскими народами; галиджийцы – новгородцы (возможно, колбяги);  Бий-су – река Печора; Идель –  река Кама. Другими словами, булгарский автор утверждает, что князь Джира Рорик, чтобы не терять доход от продажи своих товаров в Западной Европе, открыл путь туда вокруг Скандинавского полуострова. Есть целый ряд сведений, которые косвенно подтверждают информацию булгарского летописца. В частности, такими подтверждениями являются географические названия, дожившие до наших дней. Да и почему мы безоговорочно верим только русским летописцам и не верим булгарским? Вряд ли булгарские летописцы были менее сведующими и более лживыми, чем русские.

Как известно, Рорик был варягом. Скандинавы и византийцы называли варягов «верингами» и «варангами». При плавании из Западной Европы вокруг Скандинавии удобнее всего зимовать при возвращении в Джир (Ростов) где-то в районе теперешнего Мурманска. Именно этот факт отмечал булгарский летописец, говоря, что возвращаясь из Прибалтики (Садума), Рорик вынужден был ждать, когда растают льды и освободится путь домой. Естественно, что в месте зимовки купцы должны были соорудить факторию. Белое и Баренцево моря, как известно, замерзают. Мурманск – это крайняя удобная бухта, где Гольфстрим не позволяет морской воде застыть даже зимой. Внимательно изучив карту, мы видим, что перед самой границей льдов Северного Ледовитого океана, в 100 км от современного Мурманска, есть незамерзающий залив, который называется «Варангерфьорд» (залив Варягов). Мало того, и полуостров, омываемый этим заливом, называется Варангер. Древний населённый пункт, созданный купцами, ожидавшими навигацию, существует поныне и называется Варангерборн. Его можно найти не только в современных атласах, но и на картах средневековых географов.

Данный населённый пункт к 1745 г. был потерян Россией. Поэтому западный картограф, не знакомый с историей возникновения Варяжска, исказил его название, думая, что оно иностранное. Полуостров, который норвежцы называют Варангер, вплоть до ХХ века носил и другое название. На карте Скандинавии, выпущенной в 1920 г. Лондонским Географическим институтом, полуостров Варангер назван Варяг-нярга. «Нярга» по-саамски означает полуостров (мыс). Топоним этот однозначно говорит о присутствии в данных местах варягов. Варяги здесь были, и были давненько, так как русские летописи, написанные не ранее XII в., их уже как этнос этого времени не упоминают.

Городок Киркенес расположен на берегу Варяжского залива (по-норвежски Варангер-фьорда). Вполне можно сказать, что Киркенес – это русский город на северо-востоке Норвегии. В городе около 10% русскоязычного населения. В воскресенье город пуст, как и все норвежские города, но как-то неуловимо чувствуется близость России. Это чувство усиливают вывески на русском языке, газоны и обочины, заросшие сорняком, латаный асфальт и песок на дороге. После выезда из города попадаются плакаты на русском языке о запрете остановок и фотосъемки.  Фото и текст с сайта: http://www.k2000.ru/forum/index.php?act=Print&client=printer&f=6&t=3856

Баренцово море, Варяжский залив. Фото с сайта: http://all-about-russia.ru/nature/sea/barencevo_sea/barencevo_sea2.jpg

Варяги-русь бывали в этих местах в 870–890 гг. Именно об этом времени – о морском торговом походе Рорика сообщает булгарская летопись. Согласно сведениям «Саги об Эгиле», первые походы на север Скандинавии норвежцев тоже совершились в указанный отрезок времени, и если бы в это же время на этой территории не появились русские, то русско-норвежская граница сегодня проходила бы гораздо восточнее современного рубежа. И наоборот, если бы русские появились на севере Скандинавии задолго до норвежцев, они бы смогли продвинуться гораздо дальше на запад от современной границы.

Обратите внимание на то, как много городов в XVI в. было в Северной Руси (карта справа). Не был пуст и необитаем этот край. Но почему-то историки упорно не хотят обращать на это внимание. А ведь и по размерам Беломорье (протяженность его береговой линии) не уступает протяженности южной Балтики. Русские летописи о древнем и средневековом Хольмгарде молчат. Историки считают, что Новгород на Ильмене и Хольмгард, упоминаемый в норвежских сагах, – это один город, только скандинавы в своих сагах почему то его называли по-своему, а русские монахи по-своему. Согласно летописям, Новгород на Ильмене возник не ранее середины IX в., а исторические хроники Дании указывают на то, что Хольмгард существовал уже в V в., скандинавские саги уверенно отмечают существование Хольмгарда в начале VIII в. Исторические хроники Норвегии говорят о Хольмгарде как о родине многих правящих династий в глубокой древности, начиная со II в. Но на месте Новгорода на Ильмене крупного поселения того времени не обнаружено.

Некоторые историки пытались смотреть на Новгород и Хольмгард как на разные города вопреки существующей традиции (Е.Н. Мельникова, 1986: http://istorya.ru/forum/?showtopic=3298). В «Саге об Олаве Святом» Holmgard назван крупным «торговым городом». В саге о Бьёрне сообщается, что «он был великим путешественником (хольмгардсфари) и купцом. Он часто плавал по Восточному пути и привозил лучшую пушнину, чем многие другие купцы». Астрид на Русь отправился в Гардарики с трехлетним Олавом Трюггвасоном. «С купцами на восток в Гардарики к Вальдамару конунгу» ездил и воин Бьёрн.

Фрагмент карты Антония Дженкинсона 1562 г. http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Jenkinson/text21.phtml?id=419

Полярную Скандинавию норманны называли Finnmark (Финская колония). Данная суровая земля привлекала русских и норвежцев только потому, что за ясак, собираемый с местных аборигенов, можно было выручить хорошие деньги. Поэтому борьба между варягами русами и норвежцами за столь ценные даннические территории была постоянной и ожесточенной с незапамятных времен. Не зря именно по поводу данных земель в 1326 г. был заключен специальный договор между Великим Новгородом и Норвегией. В нём говорится, в частности, о том, что стороны закрепляют в неприкосновенности древние границы и забывают все многочисленные взаимные обиды. А также устанавливают свободу передвижения для норвежских купцов через Русь и русских купцов через Норвегию. Границы названы в договоре древними по отношению к началу XIV в. По этому договору стороны обязались совместно эксплуатировать территорию Финнмарка, не облагая местный народ перекрестной данью. Если абориген показывал норвежцам, что он оплатил налоги русским, норвежцы его отпускали и наоборот. Такая совместная эксплуатация Финнмарка продолжалась долго. Окончательно де-юре Финнмарк норвежским стал только в начале XVIII в. Но де-факто, судя по средневековым картам, норвежцы и шведы заняли эти территории много раньше. Я думаю, что русы были вытеснены с территории Финмарка, лежащего к западу от Варангефьорда, постепенно. Закрепиться в Финмарке русским помешала многосотлетняя череда неурядиц: княжеские междоусобицы - период «сбирания» Руси и Великая смута.

Передвижения русских и норвежцев по договору касалась не только морских, но и речных маршрутов. В те времена на севере Скандинавии это был практически единственный способ передвижения для купцов и сборщиков налогов.

Еще раньше вышеупомянутого договора 1326 г. переговоры по поводу общих северных границ вели князь Александр Невский (1221–1263) и норвежский конунг Хакон Старый (1217–1263). Эти события запечатлены в исландской «Саге о Хаконе, сыне Хакона». «Той зимой, когда конунг Хакон  сидел в Трондхейме, прибыли с востока из Гардарики послы конунга Александра из Хольмгарда. Руководитель посольства звался Микьял. Жаловались они на то, что нападали управляющие конунга Хакона на севере в Марке на восточных кирьялов, которые были обязаны дань давать конунгу Хольмгардов. На переговорах было принято решение, как этому положить конец. Конунг Хакон принял решение послать весной людей из Трондхейма на восток в Хольмгард вместе с послами конунга Александра. Возглавлял ту поездку Виглейк, сын священника, он и Боргар отправились в Бьергюн и далее на восток, прибыли летом в Хольмгард, и принял их конунг хорошо, и установили они тогда мир между собой и своими данническими землями так, что никто не должен был нападать на другого, ни кирьялы, ни финны; но продержалось это соглашение недолго. В то время было большое немирье, пришли татары на государство конунга Хольмгарда».

Этот факт очень интересен и необычен, он говорит о том, что русское присутствие в Заполярной Скандинавии было древним. Но самое главное – где здесь упоминание о Новгороде на Ильмене? Кроме того, оказывается, Александр Невский был князем в Холмгарде. Послы Александра Невского приплыли в Берген северным путем, обогнув Скандинавию. А ведь незадолго до этого Александр в 1240 году разбил на Неве шведского ярла Биргера, и через Прибалтику в Норвегию шведы вряд ли пропустили бы русское посольство. Да и с Тевтонским орденом тогда мира не было. Видимо, переговоры с норвежцами велись Александром сразу после Невской битвы, он хотел в норвежцах видеть союзников в борьбе со шведами. Ведь на время встречи и король норвежский заехал на север Скандинавии в Тронхейм. Послы русские прибыли в Тронхейм зимой, и в этом ничего нет необычного. Море у побережья Норвегии из-за теплого течения Гольфстрим не покрывается льдом, а до севера Скандинавии из Белого моря посольство могло добраться, когда навигационный период на Белом море еще не закончился.

Благодаря этим переговорам до нашего времени дошёл замечательный документ – Разграничительная грамота. Она определяла границы и режим взаимной эксплуатации Финнмарка – северной части Скандинавского полуострова. В ней в частности записано: «Вот границы между владениями конунга Норвегии и конунга руссов по тому, что говорили старые люди и говорят теперь старые поселенцы и финны. Русским брать дань по морю до Люнгестува, а на горе до Мелеа, а идет она напрямик от моря до Люнгестува и на восток к Кьёль. А норвежский конунг берет дань на востоке до Трианемаи по берегу Гандвика до Велсага там, где есть полукарелы или полуфинны, у которых матери были финки. Брать в тех крайних границах не более пяти серых шкурок с каждого лука или по старине, если они хотят, чтоб по старине было…» 

В раннем средневековье варяги русы собирали дань с территории, которая заканчивалась под современным норвежским городом Тромсё. На этой территории осталось значительное количество русских топонимов. В заливе Люнгенфьорд в 50 километрах от Тромсё можно найти мыс Руссенес. Посёлки Роснесхамн,  Руссельв, Русенбю, Руссехавн. На острове Магерё, на котором находится известный мыс Нордкап, есть озеро, которое называется Jezioro. В 4 км от него, на западном побережье Магерё (рядом с посёлком Ёсвар) из моря торчит остров-гора, который называется Lysoya (Лысая). На граничащем с островом Магерё материке течёт река Руссэльва. Эта информация не может не наводить на серьезные размышления об истоках российского государства.

Во времена норвежского короля Харальда (родился в 850 г.) некто Торольв в качестве дружинника отправился в поход в Финнмарк. Там он встретил чужаков. Скальд гворит: «Торольв разъезжал по всему Финнмарку, а когда он был в горах на востоке, он услышал, что сюда пришли с востока колбяги и занимались торговлей с лопарями, а кое-где и грабежами. Торольв поручил лопарям разведать, куда направились колбяги, а сам двинулся вслед. В одном селении он застал три десятка колбягов и убил их всех, так что ни один из них не спасся. Позже он встретил еще человек пятнадцать или двадцать. Всего они убили около ста человек и взяли уйму добра». Давайте посмотрим на карту и выясним, где ходил Торольв. В то время норвежцы жили только в приморских поселениях. Территория в глубине полуострова были заселены саамами, с которых они собирали дань. Автор саги пишет, что Торольв встретил колбягов в горах, причем в Восточных горах. От полуострова Варангер до этих мест путь неблизкий. Не знаю, мог ли Рюрик распространить свое влияние так далеко на юго-запад от бухты Варягов? Встретиться колбяги с норвежцами могли и ближе к реке Тане. В «Саге о Хаконе, сыне Хакона» прямо указывается, что карелы служили русским князьям: «…восточные кирьялы, те, что были обязаны данью конунгу Хольмгарда». Кирьялы (карелы) называются постоянными врагами норвежцев и в других сагах, рассказывающих о событиях XI–XIII вв.

По сведениям древнебулгарского летописца Гази-Бараджа, в 881 г. Рюрик захватил балынскую область в южной Балтике – Галидж. Взятие Галиджа открыло Рюрику прямой путь в Балтику, и надобность в трудных путешествиях вокруг Скандинавии отпала. Колбяги в дружине Рюрика стали занимать важное, если не главное место. Воевода Рюрика Валлт, судя по имени, возможно был колбягом. Получается, что под началом Рюрика в это время варяги-русы объединились с колбягами.  Они теперь вместе собирали дань с туземцев, торговали моржовыми клыками и мехом, получая от этого огромный доход. Именно поэтому русские уже никогда не уходили из Мурмана (Севера Скандинавии). Вскоре после 882 г. Рюрик исчез со страниц русских и булгарских летописей. Нестор сообщает, что Рюрик умер перед тем, как Олег в 882 г. захватил Киев. Но Гази-Барадж сообщает, что в год смерти Олега (922 г.) Рюрик еще был жив, и жил «за морем». Из текста Гази-Бараджа следует, что Рюрик обосновался на севере, передав земли в Северо-Восточной Руси Олегу (Салахби). Согласно Иоакимовской летописи, Рюрик был сыном варяжского князя от Умилы – средней дочери ладожского конунга Гостомысла. Летопись сообщает, что отец Рюрика был варяг.

Приблизительно в одно время с плаваньем Рюрика соотечественник Торольва Оттар (Охтхер) первым среди норманнов обогнул на корабле Скандинавский полуостров. В низовьях Северной Двины он увидел густонаселенную землю и, не осмелившись идти дальше, повернул назад. Плавание Оттара практически совпадает по времени с путешествием Рюрика. В бухте Варягов до сих пор существует древнее поселение, которое теперь называется Варангерборн. Его существование отмечено на старинных картах, в частности, на  карте Николаса Висхера.

Варяги о "рюриковом" пути вокруг Скандинавии в Западную Европу были прекрасно осведомлены и раньше. Когда сын Аскольда Худ, возвращаясь в 913 г. из Каспийского похода, был разгромлен на Средней Волге Вещим Олегом (Салахби), то остатки его варяжского войска, не сумев пройти в Балтику через земли, управляемые в то время Олегом, попытались вернуться домой, обогнув Скандинавию с севера. Мохаммед-Амин пишет по этому поводу: «Худ хотел пройти к Джиру и овладеть этим городом, но у Болгара путь ему преградил флот Салахби. Из всех кораблей галиджийцев только трем с 40 невольницами и Зухрой удалось прорваться к Джиру. Там к ним присоединилось несколько садумцев Салахби, уговоривших их отплыть с захваченным золотом и полоном в Садум и с большой выгодой продать там красивых девушек. Разбойники решили пройти в Садум по Айхи-юлы («Дороге Айхи»), которая начиналась в пределах Державы и шла через всю провинцию Бийсу к устью реки Бийсу, где был балик Айхи-Кала, а от него — по морю Кук-дингез, бывшему частью моря Ак-дингез, до острова Садум». Здесь: Бийсу – река Печора; Айхи-Кала – древнее поселение недалеко от устья Печоры (возможно Пустозерск, Усташ или Ортинское городище); Кук-дингез – Северный Ледовитый океан; Ак-дингез – Атлантический океан; остров Садум – Скандинавия.

В Санкт-Петербурге в рукописном отделе Российской Национальной библиотеки хранится неопубликованная русская летопись, в которой сообщается следующее: «...Ходиа князь великий Рюрик с племенником своим Олгом воевати лопи и корелу. Воевода же у Рюрика Валлт и повоеваста и дань возложиста...», и далее: «...умре Рюрик в Короле в воине, тамо положен бысть в городе Короле...».  Корола – это теперешний город Приозерск на северо-западном берегу Ладожского озера, который находится  на самом севере Ленинградской области в 50 км от финской границы. (При написании этого раздела мной использован фрагмент из книги С.В. Трусова "Чалдоны: история народа в свете Евразийской истории").

Русские норманы

 

Поморы ходили по своим рукописным лоциям, в них были отмечены приметные и опасные места, убежища от грозной волны и от ветров, подходы к ним, места якорных стоянок, указывались время и сила приливов и отливов, характер и скорость морских течений. Эти записи мореходов передавались по наследству. В 1525 г. Дмитрий Герасимов составил первую карту побережья Северного Ледовитого океана. "Чертежи" тогда делали без градусной сетки и обозначения масштаба, хотя некоторое представление о масштабе у русских мореплавателей все-таки было. Для составления "ландкарт" созывали бывалых людей и расспрашивали их о том, какие пункты в какой стороне находятся (ориентируясь на полуденную линию солнца) и на сколько дневных переходов они удалены друг от друга. Так с помощью "сведомцев", "памятных бывальцев", "достоверных писцов" рождались "расспросные карты". В 1627 г. была составлена "Книга Большому чертежу", в которую была включена "Роспись поморским рекам и берегу Ледовитого океана".  Поморы хорошо изучили свое «Студеное море». Они знали, что величина прилива и отлива связана с положением Луны на небе, и образно называли приливо-отливные явления «вздохами моря-океана». «Грудь-то у него широкая, могучая, – говорили они, – как вздохнет, подымет грудь свою, тут прибыла вода – прилив, значит. Выдохнет – уходит вода, отлив наступает. Не часто дышит океан-батюшка: два раза вдохнет, два раза выдохнет – и сутки пройдут».

Поморы – русские норманы. Дореволюционное фото Николая Шабунина с сайта: http://www.perunica.ru/stfoto/6276-fotografii-nikolaya-shabunina-chast-2.html

Плавания поморов в XI–XVI вв. Рисунок с сайта: http://www.karbas.narod.ru/statyi/strik.htm

Этот коч был найден в полуразрушенном состоянии на острове Шпицберген (Груманд). Специалисты восстановили его устройство. Вот на таких судах тысячу лет назад русские беломорцы ходили в Атлантику и в Арктический океан. Рисунок с сайта: http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5497/

На карте слева стрелками показаны маршруты беломорских поморов. Тысячи километров по арктическим морям преодолевали поморы – варяги-русы. Где наши кинорежиссеры и писатели патриоты? Разве не заслуживает внимания собственная история, да еще такая! Нет, все норовят про англов и саксов показывать, про Рим да Грецию рассказывать.

И никакие ни новгородцы освоили арктические моря, открыли Новую Землю, открыли Груманд, а холмгардцы. Ильменские новгородцы умели плавать тогда по озерам и рекам, но это совсем другие плавания. Там можно и без компаса и секстанта идти. Даже по Ладожскому и Онежскому озерам плавать куда проще, чем по Студеному морю и Арктическому океану. К тому же первое документальное подтверждение подобных «трансморских» плаваний датируется 1032 годом, когда посадник на Двине Улеб совершил со своей дружиной далекий морской поход к Железным Воротам (по всей видимости, пролив между двумя островами Новой Земли).

Мало отыщется в мире типов лодок, имеющих без малого тысячелетний трудовой стаж! И совсем удивительно, что за эту тысячу лет соймы-карбасы практически не претерпели конструктивных изменений. Соймы пережили каракки Колумба и Магеллана, галеоны, фрегаты, барки, стремительные клипера, первые пароходы и теплоходы и еще многих, многих своих парусных, весельных и моторных собратьев. Дотянули соймы аж до самого атомного судостроения! Вот это биография! И повоевать довелось соймам во Вторую Мировую. Дорога жизни, соединившей блокадный Ленинград с Большой землей, не прекращала своего существования и летом. Заброска продуктов в голодающий Ленинград и эвакуация населения осуществлялись с помощью небольших судов, немалую часть из которых составляли соймы.

Беломорские поморы – это действительно люди моря, с древних времен живущие и кормящиеся от моря, отважные мореходы и исследователи. Они разработали особый тип судна – коч, и ходили по забитому льдом, суровому Ледовитому океану вплоть до дальних восточных окраин Евразиатского материка. Рисунок с сайта: http://amcsailing.ru/article/?page=2

Поморская лодья. Рисунок с сайта: http://nashkraysev.ru/index.php?option=com_content&view=article&id

Поморская шхуна 1914 г. Фото с сайта: http://nashkraysev.ru/index.php?option=com_content&view =article&id

Поморская лодья. Рисунок с сайта: http://nashkraysev.ru/1/engelgardt.pdf

Прежде я уже высказывал сомнение о том, что Соловецкую крепость на Белом море построили православные монахи в XVII–XVIII вв. Такие огромные валуны двигать и складывать в стены и башни никакие молитвы не помогут, а чудеса, о которых сообщают нам монахи, касались, как правило, мироточения икон, появления их в неожиданных местах и т.д. Но о чудесах с перемещением камней такого размера РПЦ не сообщает. Я считаю, что Соловецкая крепость была построена не менее двух тысяч лет назад. Не отрицаю того, что монахи и власти Российские в XVII–XVIII вв. отремонтировали эту крепость и заново построили некоторые здания.

Соловецкая крепость.

Соловецкая крепость.

Кстати, Соловецкая крепость очень похожа на крепость в г. Приозерске, расположенную на северном берегу Ладожского озера. Скорее всего, ее построили в одно время с Соловецкой и тоже не из религиозных соображений. Валуны, уложенные в стены и башни, подозрительно сильно обросли в Приозерске и на Соловках накипными лишайниками. Но не только крепость на Соловках поражает воображение. Не меньшее удивление вызывает сеть каналов, соединяющих между собой многочисленные озера. Честное слово, если бы это все делали монахи, то молиться им было бы просто некогда.

Соловецкая крепость. Стены и башни сложены из гигантских ледниковых валунов. Фото с сайта:  http://www.liveinternet.ru/users/andrrr/post241744460.

На вопрос: "Как эти камни доставляли, поднимали и укладывали в стену?" экскурсовод на Соловках отвечает: "Ну, как-то вот так и укладывали". Такой огромный валун весит 15 тонн. Для сравнения: танк Т-34 весил 13–14 тонн, а известняковые блоки пирамиды Хеопса – 2,5 тонны. В одних источниках говорится, что Соловецкий Кремль построил Вологодский мастер Иван Михайлов, в других – монах Трифон, происходивший из крестьян поморского села Неноксы, а то еще и игумен Иаков построил крепость.

Многочисленные озера острова соединены исусственными каналами с укрепленными диким камнем берегами. Невозможно поверить, что все это построили монахи. Да и зачем надо было так укреплять монастырь?

Археологи частично исследовали местонахождение Соловецкое-21 , на котором был обнаружен археологический материал, а проба угля из предполагаемого культурного слоя дала древнейшую для Соловков радиоуглеродную дату – 7600 лет до н. э. Ранее открытая на Соловках древняя стоянка Соловецкая-4 была обитаема 6460±70 лет до н. э. (Информация с сайта: http://myarh.ru/news/misc/2011/08/03/116596/Na Soloveckikh_ostrovakh_est_eshhe_ne_ najjdennye_pervobytnye_stoyanki/)

Удивительные каменные лабиринты (вавилоны), находимые во многих местах Беломорья, также до сих пор остаются загадкой для историков. И чего только про них не выдумывали: это - культовые места, в которых язычники с духами общались, колдовали с их помощью, энергию телурическую извлекали и т.д. Я тоже не удержался и предложил свою гипотезу: морскую воду в них вымораживали для получения крепких рассолов, в которых рыбу солили. Когда делали эти лабиринты, деревьев в Беломорье еще не росло – была тундра. Поэтому выпаривать соль из морской воды было нечем. А когда здесь выросли леса, то соль стали добывать выпариванием в варницах. Давно (не менее 8–9 тыс. лет назад) сложены были эти каменные лабиринты. Значит, уже тогда пришедшие на место отступившего ледника люди ловили рыбу и предпочитали есть ее соленую. Кстати, поваренная соль в древности ценилась больше, чем золото, и ее использовали в качестве денег.

 

Каменный лабиринт. Обратите внимание на то, что накипные лишайники на 100% покрывают поверхность камней. Это подтверждает мою датировку беломорских лабиринтов. Кстати, мою гипотезу легко проверить. Когда установятся морозы, попробуйте лить воду на центральную горку, вода будет растекаться по лабиринту и замерзать. Лед надо удалять и лить воду снова. И так делать до той поры, пока в лабиринтах не образуется крепкий рассол, в котором можно будет солить рыбу.

Каменный лабиринт на Белом море. Лабиринт выложен на плоской каменной поверхности, когда-то отполированной ледником. Лабиринт выложен так, что к центральной горке камней можно подойти. Отличную технологию соления рыбы в Арктике придумали предки беломорских поморов.

Я уже писал про русский тип деревянных домов и определил ареал их распространения. Оказалось, что такие дома распространены в Беломорье, по берегам Северной Двины, Онеги, Ваги, Сухоны, а также в Ярославской, Костромской, Ивановской, Владимирской, Московской и Нижегородской областях. В Новгородской, Псковской, Смоленской, Тульской и большей части Тверской областей таких домов нет, или их очень мало. Похоже, что этот стиль домов возник в Беломорье, а потом был распространен варягами-русами на юг. Получается, что Новгород на Ильмене на Беломорье практически не влиял. Все было с точностью до наоборот. Если кто-то мне по части русского типа домов не верит, может походить по просторам Интернета и убедиться в этом, просматривая фото старых деревянных домов.

Селение Яреньга на Онежском полуострове. Все дома построены в русском стиле. В Новгородской (на Ильмене) земле таких домов нет и их там никогда не строили. Такие дома, кроме Беломорья, строили в Ростово-Суздальско-Владимирской Руси. Фото М. Митрофанова с сайта: http://watermike.narod.ru/Onega-2011_foto.html

 

Шпицберген (Груманд). Основание избы русских промысловиков у лагуны Гравшён, раскопанное архологами. Фото с сайта: http://statehistory.ru/books/Vadim-Starkov-_Ocherki-istorii-osvoeniya-Arktiki--Tom-I--SHpitsbergen-/9

Первыми судами поморов еще в ледниковый период были лодки, деревянный каркас которых был обтянут моржовой шкурой. Такие лодки и сегодня используют эскимосы на Чукотке, в Северной Канаде и в Гренландии. Когда в Беломорье появились леса, то стали строить лодки однодеревки – лодки-ушкуи. Подобные лодки-«осиновки» начали применять и для наледного промысла, придавая корпусу характерные обводы, необходимые для выжимания лодки льдом, и снабжая лодки полозьями по обеим сторонам киля. Эти суда были непригодны для дальних плаваний, но добывать на них нерпу у берега и ловить рыбу ставными сетями в море было очень удобно. Позже появились более крупные ледовые суда: раньшина, шняка, коч, лодья. Самым крупным из них была морская лодья. Лодьи упоминаются в летописях наряду с кораблями. Существовало несколько типов лодий. Лодьи, на которых совершали походы по рекам, строились из стволов крупных деревьев путем выдалбливания и выжигания. Концы этих лодей заострялись, палуба у них отсутствовала. Для перевозки грузов или во время военных действий борта таких больших челнов наращивались досками.

Морские лодии строились иначе. Были лодьи «заморские» – для хождения за море, на них совершались дальние плавания, и лодьи «обыкновенные» – для плавания в Белом море. Оба типа лодий были плоскодонные, но отличались размерами и обводами корпуса, а также парусным вооружением. «Обыкновенные» лодьи строились из цельного ствола дерева и наращивались бортами, но, в отличие от речных, они имели сплошную палубу, не допускающую проникновения воды внутрь судна. Поморская лодья XIII века была наборным палубным судном с транцевой кормой и навесным рулем. Корпус разделялся поперечными переборками на три отсека с люками на палубе. В кормовом отсеке находилась каюта кормщика (капитана) и хранились мореходные инструменты, в носовом размещалась команда из 25–30 человек и стояла кирпичная печь для приготовления пищи, в среднем отсеке был грузовой трюм глубиной до 4 м. «Заморские» лодьи в XIII–XV вв. достигали в длину 25 и в ширину 8 метров. Они имели значительную осадку и могли перевозить до 200 тонн груза. Для сравнения можно сказать, что крупнейший корабль Колумба имел водоизмещение около 100 тонн, а корабли английского мореплавателя XVI века Стефена Барроу отставали на ходу от русских лодей. Эти качества лодей вместе с «ледоходностью» делали их уникальными для своего времени.

Такая лодья имела три мачты, средняя из которых делалась равной длине судна. Парусное вооружение «заморской» лодьи состояло из прямых парусов. Площадь парусов достигала 460 кв. м., что позволяло при попутном ветре проходить по 300 км в сутки. На больших лодьях было по два якоря массой до 0,5 т каждый и, кроме того, был один запасной. Якорные канаты длиной 140 м изготовлялись из кожи. Якоря выбирали вручную обычным воротом. Если «обыкновенные» лодьи строились без применения железа на деревянных нагелях, то в «заморских» лодьях детали набора и обшивки соединялись железными гвоздями. "Заморские" лодьи строились не из цельного ствола дерева, а из наборных деталей: киля, шпангоутов, флор, бимсов. Обшивка набивалась вгладь – доска к доске. Щели обшивки и палубы конопатились болотным мхом и пенькой, а затем смолились. С XV века «обыкновенные» лодьи также начали строить не из цельного ствола дерева, а наборными.

Нигде в мире не было чего-либо подобного русскому полярному мореходству. Даже легендарные норманнские викинги плавали по северным морям только в летнее время, беломорские поморы про них говорили: «Борзы на живой воде, ледовита же пути не любят». Причем русским мореходам плавать приходилось по Белому морю с его сильными течениями, высокими приливами, подвижными льдами и суровым климатом, в том числе и во тьме полярных ночей. Это требовало высокой культуры мореплавания, которая была создана обобщенным опытом народа на протяжении не веков, а тысячелетий. Поморы обладали обширными знаниями по метеорологии, океанографии и ледовому режиму. Пользовались компасом оригинальней конструкции – «ветромером», или «маточкой». По берегам морей и губ, вплоть до дальних областей Сибири, они расставили навигационные знаки. Первые сведения о развитой лоцманской службе в северной Руси относятся к XII веку. Ну и при чем тут Новгород на Ильмене?

По данным «Летописца Соловецкого», в 1561 г. в Белом море погибло 15 соловецких лодей. А это, вероятно, были уже новгородцы, проникшие на Белое море с юга. Не умели они плавать в Белом море даже в XVI в., а что уж говорить о плавании в Баренцовом море в X–XI вв. В 1580 г., по подсчетам Бадигина, количество беломорских лодей приближалось к 25 тысячам, а количество промысловых людей в Беломорье тогда достигало, по-видимому, 125 тыс. человек. Если учесть детей, стариков, женщин, то численность беломорского субэтноса в то время составляла около 500 тыс. человек. (При написании использована информация с сайтов: http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5497/ и: http://polar-odyssey.org/sea-club/smi-odyssey/books/339.html).

Словом "шар" поморы называли проливы, особенно много «шаров» на Новой Земле. Маточкин Шар – пролив, пересекающий Новую Землю, Костин шар при входе в который есть мыс Костяной Нос (теперь это Костин Нос). «Костями» беломорские мореходы называли подводные камни и скалы в море. Поэтому костливый берег – это берег скалистый. Есть лагуна Обманный Шар – ее из-за низкого перешейка в плохую видимость часто принимали за пролив, ведущий в Костин Шар.  Есть Никольский Шар, Петуховский Шар, который отделяет от Новой Земли Петуховский архипелаг. Югорский Шар находится между островом Вайгач и Югорским полуостровом, Югрией беломорцы называли Полярный Урал, а хантов и манси, живших там, – югрой. Большой и Малый Шары есть на Енисее, а Ильин Шар – даже далеко на востоке, в устье реки Яны.

Семья холмогорского крестьянина из деревни Кузополье Холмогорского уезда. Фото начала ХХ в.

Архангельская область по площади равна Франции. И это только малая часть России. Практически на всей территории области возможно выращивание ржи, ячменя, овса, картофеля, свеклы, капусты, моркови, репы и др. овощей. Понятие "зона рискованного земледелия" придумали в советское время для оправдания своей аграрной безграмотности партийные руководители. Разумеется, выращивать здесь кукурузу рискованно, но вот лен и все выше перечисленные культуры растут здесь неплохо.

Не только морского зверя промышляли и рыбу ловили беломорские поморы. Они довольно успешно занимались и земледелием. Этому вопросу в данной сводке я посвятил специальную главу-страничку. Но количество былых, а ныне заброшенных полей, которые можно разглядеть в Архангельской области на космических фотоснимках Google Earth, просто поразительно.

Но что же это за цивилизация арктическая, спросит скептик. Лодьи, дома, походы, технологии засолки рыбы – все это так. Но где же изящные искусства, где поэзия и проза? Есть в Беломорье и изящные искусства, есть и поэзия, и проза, и все это можно увидеть и услышать. Только часто все это приписывают почему-то ильменским новгородцам, которые якобы колонизировали Беломорье и принесли сюда цивилизацию. Много веков Холмогоры славятся художественной резьбой по кости. Ещё указом царя Алексея Михайловича отсюда выписывались мастера для украшения Оружейной палаты Московского Кремля.

Изделия из кости холмогорских мастеров. Фото с сайта: http://www.google.ru/search?ie=UTF-8&hl=ru&q

Холмогорская резьба по кости. Фото с сайта: http://blog.i.ua/community/2311/958039

Разве кто осмелится сказать, что это не изящное искусство? Обратите внимание на то, что сюжеты на изделиях все северные – беломорские: охота на медведя, песцы, езда на оленях, лодьи.

Если посмотреть на карту Новой Земли В.В. Крестинина, изданную в 80-х годах XVIII в., и сравнить ее с современной картой, то видно, что только половина старых поморских названий осталась на современных картах. Но осталась! Не за обилие грибов названа Грибовая губа, а за подводные наносы песка с уступом – «грибы». Обседья губа – значит обжитая губа. Мыс Перевесинский – от слова «перевесье», так в старину называли место ловли птиц сетями – перевесами. Через этот высокий мыс и сейчас проходит перелет птиц. Казалось бы странное название острова "Вайгач", но старинное архангельское слово «вайгач» обозначает наносный, намывной. Обычно считают, что старинное название Новой Земли "Матка" дано поморами за богатство здешних промыслов. Но, возможно, происхождение этого названия связано с древним деревянным компасом-маткой, указывавшим направление на Север (на финском «матка» обозначает путь, дорогу, направление). А уже от уменьшительного «маточка» пошло название Маточкин Шар – Новоземельский пролив. Губа Дыроватая названа так за многочисленные острова, между которыми много проливов – «дыр». Есть у южного побережья Новой Земли остров Калтак – ком обледенелого снега, плавающий в воде. Группа камней Толкунцы в заливе Моллера названа за всплески, водовороты, толчею на этом месте при волне. Острова и мыс Потыч также названы архангельским словом, обозначающим мелкую губу, вход в которую возможен лишь в полную воду. Мыс Ошкуй в Маточкином Шаре на языке поморов – это мыс Белого Медведя.

Еще совсем недавно одна из проток реки Яны в Восточной Сибири называлась Кочевой. Не потому, что она кочевала, а потому, что когда-то, столетия назад, по ней плавали казачьи лодьи – кочи. Неподалеку от нее расположено древнейшее село Казачье. Остров Лодейный есть в Кандалакшском заливе, а губа и мыс Лодейные – на Кольском полуострове. А сколько «гляденей», «кошек», «луд», «толстиков», «наволоков», «носов» и других поморских терминов сохранила нам Арктика! (использована информация С. Попова, инженера-гидрографа, почетного полярника). Нет, не гостями беломорские поморы были в Арктике, и не осваивали они ее вовсе, а жили они здесь всегда, потому как являются коренными жителями Арктики и Субарктики – русскими норманами.


Использованные источники информации

Агеев А.И. Прошлое земли Космодрома. Далекое и не очень. Адрес доступа: http://mirnyi.prihod.ru/stranicy_istorii_razdel

Адаменко О.Н. Бохтюжское княжество (по результатам историко-археологических исследований) // Русская культура нового столетия: Проблемы изучения, сохранения и использования историко-культурного наследия – Вологда: Книжное наследие, 2007. – С. 142–150. Адрес доступа: http://www.booksite.ru/fulltext/suda/kov/1_14.htm

Аимин Алексей. Колонисты Рюрика. Адрес доступа: http://www.proza.ru/2013/01/01/466

Архангельские тройники. Адрес доступа: http://museum.solovki.info/?action=galery&author_id=4&sub_act=galery&p=0

Беломорье. Адрес доступа: http://travel.murman.ru/murman/white_sea.shtml

Биармия. Путешествие Оттара из Халогаланда. Адрес доступа: http://nashkraysev.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=131%3A2010-10-24-11-34-53&catid=19%3Ahistory&Itemid=44

Гвин Джинс. Викинги (Потомеи Одина и Тора). – М.: Центрполиграф, 2003. – 445 с.

Гиперборея, возможно, существовала. Адрес доступа: http://www.emezk.ru/forum/topic.aspx?topic_id=28&page=6&flagest=0&flaguserid =0&flagsort=2

Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало. – М.: Айрис-Пресс, 2007. – 382 с.

Гумилев Л.Н. От Руси до России. – М.: ДК ДИК, 1995. – 553 с.

Давыдов Р.А. Кулойский канал. Адрес доступа: http://hghltd.yandex.net/yandbtm?text

Джаксон Т.Н. Глава 6. Holmgar?r – Новгород: «Город на острове» или «*Хълмъ-городъ»? Имя Новгорода в топонимии пути «из варяг в греки». http://norse.ulver.com/articles/jackson/austr/chapter6.html

Дзермант. А. Кривичи. Историко-этногенетический очерк. Адес доступа: http://tverzha.ru/archives/1145

Европейчкий север России: прошлое, настоящее, будущее. Адрес доступа: http://www.emezk.ru/forum/topic.aspx?topic_id=28&page=6&flagest=0&flaguserid =0&flagsort=2. Материалы Международной научной конференции, посвященной 90-летию со дня учреждения Архангельского общества изучения Русского Севера. Aрхангелск 1999г.

Ипатьевская летопись. ПСРЛ. – Т. 2. – СПб., 1908. – Стлб. 1–21

История Важского края. Адрес доступа: http://www.arhpress.ru/velsk-info/2007/8/13/47.shtml

История заполярных робинзонов. Адрес доступа: http://www.jaroslaff.net/modules.php?name=News&file=view&news_id=16357

Карамзин Н.М. История государства Российского. – М., 1989. – С. 200–201.

Куратов А.А., Теребихин И.М. Легендарная "чудь заволочская" в свете археологических данных // Архив Архангельского областного краеведческого музея. Ф. III. Оп. 1. Д. 25. 

Колбяги. Адрес доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/%CA%EE%EB%E1%FF%E3%E8

Колдасов Г. О норманах, варягах и русах. Адрес доступа: http://russkysam.narod.ru/10-07.htm

Лебедев Г.С. Северо-восток европейской части России в сер. I тыс. н. э. // Материалы к этнической истории Европейского Северо-Востока. – Сыктывкар, 1985. – С. 29. 

Лесной С. Откуда ты, Русь? Крах норманнской теории. – М.: Алгоритм, 2007. – 380 с.

Леонтьев А., Леонтьева М. Биармия: северная колыбель Руси. – М.: Алгоритм, 2007. – 255 с.

Максимов С.В. Легенды и мифы России. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2006. – 414 с.

Мифология Коми. Адрес доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/

Михайлович Д.М. Сага о конунге Рорике и его потомках. Адрес доступа: http://zaborische.narod.ru/history/rorik.html

Пересвет Александр. Кто такие колбяги. Адрес доступа: http://a-pereswet.livejournal.com/103931.html

Петроглифы Карелии: образ мира и миры образов. http://kgkm.karelia.ru/site/section/208

Племя Емь. Адрес доступа: http://www.emezk.ru/forum/topic.aspx?topic_id=28&page=6&flagest=0&flaguserid=0&flagsort=2

Полное собрание русских летописей. Т. 4. – СПб., 1848. – С. 2. 

Поморская лодья. Из книги А.П. Энгельгардта «Русский Север: путевые записки». 1897. Адрес доступа: http://nashkraysev.ru/1/engelgardt.pdf

По пути древних новгородцев. Адрес доступа: http://www.karbas.narod.ru/statyi/strik.htm

Разное о Викингах. Адрес доступа: http://www.ibrest.ru/forum/?t=190

Ростовское княжество. Адрес доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/

Русские (Отв. Редакторы В.А. Александров, И.В. Власова, Н.С. Полищук). – Москва: Наука, 1999. Адрес доступа: http://www.booksite.ru/fulltext/rus/sian/5.htm

Рябинин Е.А. Финно-угорские племена в составе Древней Руси. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 1997. – 260 с.

Сага о конунге Рорике и его потомках. Адрес доступа: http://zaborische.narod.ru/history/rorik.html

Трусов С.В. Был ли  Рюрик мореплавателем? К вопросам истории русско-норвежских отношений. Адрес доступа: http://skolo.ru/personality-dynasty/13-byl-li-ryurik-moreplavatelem-chast-1.html

Тюрин А.В. Русские – успешный народ. (Как прирастала русская земля). – Спб.: ПИТЕР, 2012. – 384 с.

Угрюмов А. Кокшеньга. Историко-этнографические очерки. Вологда, 2003. 181 с. Адрес доступа: http://www.booksite.ru/fulltext/kok/she/nga/ugru/mov/index.htm

Финно-угорская мифология. Адрес доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/

Чудские племена. Адрес доступа: http://www.emezk.ru/forum/topic.aspx?topic_id=28&page=6&flagest=0&flaguserid=0&flagsort=2

Чудь заволочская (или заволоцкая). Адрес доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/  

Чудь и Вятка. Адрес доступа: http://borgheus.livejournal.com/2486.html

Шедевры первобытного искусства. Наскальная живопись Танума. Адрес доступа: http://www.nasled.org/forum/viewtopic.php?f=12&t=8841

Шренк А. Путешествие к северо-востоку Европейской России через тундры самоедов к северным Уральским горам, предпринятое по высочайшему повелению в 1837 году. Перевод с нем. СПб, 1855. С.652.

Эта загадочная чудь. Адрес доступа: (Не было никогда на нашем Севере такого племени и такого народа) Адрес доступа: http://www.emezk.ru/forum/topic.aspx?topic id=28&page= 6&flagest=0&flaguserid=0&flagsort=2

Хольмгард. Адрес доступа: http://istorya.ru/forum/?showtopic=3298

Экспозицию украсит золотой левендальдер. Интервью с А.Г. Едовиным. Беседовала Ольга Бондаренко. Адрес доступа: http://www.iddvina.ru/newspapers/u-belogo-morya/173/2295/